История - наука о людях во времени, наука, в которой непрерывно надо связывать изучение мертвых с изучением живых.
Марк Блок, французский историк

О «cкамейке запасных»

Петр ОЛЕЩУК: «Премьером при президенте Зеленском должен быть профессионал и технократ»
12 июля, 2019 - 10:49

Сформировать дееспособную коалицию и, соответственно, профессиональное правительство, учитывая интересы разных групп влияния, для нового президента непростая задача. Несмотря на большой процент поддержки его партии, практика формирования списков с помощью квотного принципа, или по принципу «новые, молодые», а не «лучшие», создаст немало проблем во время коалиционного процесса. Какой может быть коалиция, кто претендует на должность премьера и спикера парламента, возможен ли реванш пророссийских сил, какой должна быть информационная политика государства, в интервью — с политологом, доцентом кафедры политических наук КНУ им. Тараса Шевченко Петром ОЛЕЩУКОМ.

«КЛЮЧЕВЫЕ ИГРОКИ ОПРЕДЕЛЕНЫ, ОСТАЕТСЯ ВОПРОС — СМОЖЕТ ЛИ КТО-ТО ВСКОЧИТЬ В ПАРЛАМЕНТ В ПОСЛЕДНИЙ МОМЕНТ»

— По социологическим данным, в Верховную Раду могут пройти 5—6 партий. По вашему мнению, какой результат может быть на выборах и чего нам ждать от нового парламента?

— Я не думаю, что за оставшееся время что-то кардинально изменится, общественное мнение всегда характеризуется значительным уровнем инерционности. Ни для кого не секрет, что парламентский рейтинг «Слуги народа» — личный рейтинг президента Зеленского. Этому посодействовали роспуск Верховной Рады и игнорирование законопроектов нового президента. Избиратели начали воспринимать ситуацию таким образом: старая власть мешает президенту реализовывать новую политику, что позволило в определенной мере кристаллизировать рейтинг партии.

Показатели «Опозиційної платформи — За життя» имеют выразительные корреляции с голосованием за кандидата Бойко в первом туре президентских выборов. Сейчас рейтинг даже немного выше, и приблизительно такое же количество граждан поддерживает Бойко в качестве потенциального премьер-министра Украины. Это свидетельствует о том, что его электорат достаточно стабильный. Второе место они не потеряют. Он закреплен постоянными поездками в Москву, ведь таким образом происходит демонстрация, что эта политическая сила, может «договариваться» с Россией. Самым главным их результатом является фактическое деклассирование «Опозиційного блоку», ведь теперь членам этого объединения придется или растворяться в других проектах или искать пути для ребрендинга.

Понемногу прибавляет проценты «Батьківщина». Думаю, этому помогла позиция, которую заняла Тимошенко на этих парламентских выборах. Она отказалась от критики действующего президента и утверждает, что теперь «Батьківщина» — единственный союзник Зеленского, готовый формировать с ним парламентское большинство. Очевидно, что с прицелом на гипотетическое премьерство Тимошенко. Это показало, что Юлия Владимировна может изменять свои подходы в зависимости от ситуации, что она не является догматичной, и даже будет поступаться своими определенными персональными амбициями. «Голос» — это «Слуга народа» для Запада. Они очень похожи, в конце концов персоналии (актер-певец), определенная риторика: новые лица, борьба с коррупцией, обновление власти, определенный либерализм, оба списка партий сформированы с участием большого количества представителей общественных организаций. Этот проект рассчитан на избирателя, который приблизительно того же ждал от «Слуги народу», но персонально не доверяет Зеленскому, считает его пророссийским, например.

По сути, ключевые моменты определены, остается вопрос — сможет ли кто-то вскочить в последний момент, например в 2012 году удачно вскочила «Свобода», буквально получив вдвое больше, чем показывали рейтинги перед выборами. Тогда это было удачным попаданием в идею противопоставления этой политической силы действующему правительству. В целом, я бы и в этом году не отбрасывал «Свободу», ведь у них сейчас есть ряд преимуществ: объединение с националистами, а это впервые, когда они сформировали эффективную и сильную с точки зрения националистического избирателя команду: Билецкий, Тягнибок, Кошулинский, даже Ярош, также «свободовці» могут совместными усилиями выйти на передний план благодаря теме «реванша пророссийских сил». Националисты в данном случае, по мнению избирателя, — та сила, которая может «разогнать пострегионалов». Это может создать для них эффект подъема в последний момент, потому что для политика не важно, критикует его избиратель или нет, главное — чтобы пришел и проголосовал.

«БЫЛО МНОГО РАЗГОВОРОВ О ШИРОКОЙ КОАЛИЦИИ, НО СЕЙЧАС У НАС СФОРМИРОВАЛАСЬ ШИРОКАЯ ОППОЗИЦИЯ»

— По вашему мнению, какие возможны варианты формирования коалиции? Кого изберут премьером, а кто получит должность спикера?

— Официально партия «Слуга народу» отметила, что готова сформировать однопартийное правительство. В условиях предвыборной борьбы, любой политик, чтобы не расхолаживать избирателя, должен указывать наивысшие цели. Поэтому рассказывать о коалиции, имея рейтинг 40%, для них будет нецелесообразно. Однако она может быть им выгодна, ведь «Слуга народу» объявлял в качестве потенциальных участников объединения «Голос» и «Сила і честь». Вариантов много, от монопартийности до коалиции с выходом на конституционное большинство, потому что определенные задачи, объявленные партией, предусматривают изменения именно в Конституцию.

Трудно сказать, кто будет премьером, но, скорее всего, этот кандидат должен кардинально отличаться от Зеленского, желательно технократом, профессиональным, по крайней мере в сфере экономики, иметь минимальные личные политические амбиции.

Логично будет, если спикером станет лидер «Слуги народу», наиболее очевидной кандидатурой здесь предстает Дмитрий Разумков, если он, конечно, не пойдет в исполнительную власть. Первый вицеспикер будет от коалиции, если сложится. А второй — от оппозиции. Много было разговоров о широкой коалиции, но сейчас у нас сформировалась широкая оппозиция: от «Опозиційної платформи» до «ЕС».

«РЕВАНШ» ПРЕИМУЩЕСТВЕННО В СОЗНАНИИ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ЕГО ЖДАЛИ»

— Кстати, что касается разговоров о так называемом реванше Кремля. Вы видите в этом опасность?

— Ситуация глобально не изменилась — изменилось наше восприятие. Конечно, новоизбранный президент проводит достаточно специфическую политику, которая для многих выглядит странно. Он избегает однозначных заявлений, потому что электорат Зеленского очень синтетический — это объединение людей, которых в действительности мало что объединяет. Однако мы должны понимать, что сам Зеленский не является большим другом пророссийских политиков и люди, которые с ним связаны, также с ними не в связи. То, что сейчас определенные лица возвращаются — это часть их отдельной игры. Портнов, например, мог приехать хоть вчера, ведь официально ему серьезных обвинений никто не выдвигал. Он решил приехать, чтобы поймать волну «преследований Порошенко».

Все эти явления, которые мы сейчас описываем в парадигме реванша, являются, на мой взгляд, разнородными. Кое-что сохранилось еще со времен Порошенко: Кернес с Трухановим не вчера высадились в Харькове и Одессе, а спокойно себе отдыхали во время каденции бывшего президента, ведь были его тактическими союзниками. Сейчас их цель — доказать, что они более пророссийские, чем Бойко с Медведчуком. Проблема в том, что у нас так и не состоялась качественная судебная реформа. И не стоит забывать, что знаменитые политические проекты Медведчука утвердились именно при Порошенко, а не при Януковиче, с которым велась откровенная борьба.

Этот «реванш» преимущественно в сознании людей, которые его ждали. Мы видим то, что хотим. Часть украинцев думают, что при Зеленском будет какое-то изменение вектора в сторону России и ищут определенные знаки в подтверждение этого. Все намного сложнее. Бесспорно, есть элемент усиления откровенно пророссийских политиков, однако этот процесс начался еще при Порошенко, в значительной степени как протест в отношении тогдашней социально-экономической политики, проводщившейся в стране. Поскольку все эти процессы ассоциировались с постмайданной властью. Бесспорно, есть проблемы, связанные с дипломатией, но нельзя сказать, что состоялся мгновенный разворот в сторону России, ведь решение возвращения РФ в ПАСЕ, например, тоже было принято очень давно, просто сейчас его формализировали.

«ЗЕЛЕНСКИЙ НЕ БУДЕТ НИ ПРОРОССИЙСКИМ ПОЛИТИКОМ, НИ «УРА-ПАТРИОТОМ», ОН СКОРЕЕ КОСМОПОЛИТ»

— Что думаете по поводу «Зе-дипломатії» и первых шагов Зеленского в политике? Насколько быстро он учится?

— Он достаточно неплохо осваивается и начинает чувствовать себя уверено. Однако, лишь через півроку-рік можно будет сказать, насколько Зеленский осознал себя как политика.

У него есть определенные проблемы с инструментарием, потому что впервые за длительный период времени президент находится в откровенном конфликте с Министерством иностранных дел. Нужно помнить, что Зеленский не будет ни откровенно пророссийским политиком, ни «ура-патриотом», за своими взглядами он скорее космополит. В целом он говорит о нерушимости євроінтеграції и у него много риторики миротворческого характера. Это пока мало отличается от того, который говорил и делал Порошенко, просто Петр Алексеевич об отсутствии альтернативы формата переговоров из РФ отмечал на Западе, а Зеленский начал это использовать во внутригосударственном потреблении. Если бы новый президент хотел существенно изменить внешнее направление — он бы начал это делать в настоящий момент, чтобы заработать больше электоральных позиций. Но для него главное — при любых обстоятельствах избегать эскалаций.

Как оцениваете кадровую политику Владимира Зеленского, например, его новые назначения председателей ОДА?

— С кадрами у президента сложно. Лава запасных очень коротка. Он не может набрать большое количество людей, которых не знает лично. Ключевой момент — доверие. Пока еще в своих кадровых решениях он пытается опираться на проверенных людей, которые с ним по меньшей мере от начала избирательной кампании, в лояльности которых он не сомневается. Это можно понять, ведь от старой политической элиты он ожидает какого-то «підвоху». К тому же, эти люди не должны ассоциироваться с прошлой властью.

«СИЛА НАШЕЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ МОЖЕТ ЗАКЛЮЧАТЬСЯ В ПРИВЛЕЧЕНИИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА»

— А что по поводу ассоциаций с Коломойским?

— Слушая многочисленные интервью, я не могу сделать вывод, что Коломойский доволен Зеленским. Скорее наоборот. Думаю, они крепко и не сходились, несмотря на то, что на определенном этапе Коломойский поддержал президента, потому что тот был ему выгоден в противостоянии с Порошенко. Удовлетворить аппетиты Коломойского Зеленский не может, а, возможно, и не хочет. Поэтому сейчас Игорь Валериевич, который раньше был не очень публичным, постоянно раздает интервью, которые негативно отражаются на работе президента, ведь Владимиру Александровичу часто приписывают высказывания олигарха. Думаю, он начинает обдумывать вариант противостояния.

— Как вы оцениваете информационную политику Украины, если такая существует?

— По сути, у нас никогда не было информационной политики, особенно если сравнивать с Россией, которая, кстати, тоже не является образцом, ведь является представителем типичной агрессивной пропаганды со всеми ее недостатками. Нам нужно ориентироваться на свои возможности, которые нельзя сравнить с возможностями России. Соревноваться в открытой борьбе будет сложно, потому что ресурсы не соизмеримые. У них всегда будут деньги: на приобретение телеканалов, съемку фильмов, иноязычных журналистов... Сила нашей информационной политики может заключаться в максимальном привлечении гражданского общества, самоорганизации. Раньше это было менее эффективно, потому что тот же Порошенко начал смешивать личное и государственное, что отпугивало часть потенциальной аудитории и превратило информполитику во внутриполитическую пропаганду.

Алиса ПОЛИЩУК, Летняя школа журналистики «Дня»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ