Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

О современном «неоварварстве»

«На российской стороне играют дьявольски талантливые люди, которые хотят нас уничтожить через... спасение», — Григорий ЛЮБОВЕЦ
17 августа, 2018 - 11:26
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Ученые и преподаватели кафедры военной журналистики Военного института КНУ им. Тараса Шевченко Валерий Король и Григорий Любовец издали достаточно неординарную монографию «Комунікаційно-контентна безпека: проблематика, підходи, етапи становлення». Она фактически является синергичным результатом 15-летней работы авторов — исследователей информационного пространства. Особенно интересны их мысли о том, какие решения в Украине стоит внедрить, чтобы архитектурно изменить работу государства и его управленческих структур на ниве информационного сопротивления нынешней путинской агрессии, которая является лишь элементом российского великодержавного шовинизма, который имеет значительно более глубокие корни и более длинную историю. Мне удалось встретиться с авторами и пообщаться именно на эту тему.

«МЕНТАЛЬНУЮ «МОДУ» ФОРМИРУЮТ СПЕЦСЛУЖБЫ»

—  Наверное, наша слабость в противодействии российской информационной агрессии и пропаганде уходит корнями в «седую» древность? — спрашиваю у исследователей.

Валерий Король: — В свое время я служил в пресс-службе Минобороны Украины, и мы всегда сталкивались с тем, что чувствовали довольно мощное давление со стороны информационных структур РФ. В начале 1990-х довольно ярко это проявилось в теме Черноморского флота. Информационной составляющей ЧФ тогда безукоризненно руководили советские спецпропагандисты. В их распоряжении были ведущие российские телеканалы, которые тогда были в свободном доступе в Украине. С высоты приобретенного опыта можно сказать, что они генерировали инициативно-креативные атаки. Честно говоря, мы пытались противостоять им. Но в военных, в частности руководящих, кругах тогда немногие серьезно воспринимали эту непосредственную угрозу. Такие процессы в информационном поле рассматривали скорее как политические разборки, которые не касаются людей в погонах. Но подсознательно формировалась мысль, что нам нужно продуцировать свои смыслы и организовывать противодействие. Мы учились работать с медиа, в частности приобретали опыт в странах НАТО.

 

Григорий Любовец: — В те времена я преподавал политологию и социологию. Жизнь так распорядилась, что в то же время попал и в систему науки, и в прикладные консалтинговые системы. Принимая участие в больших комплексных проектах, я видел, что наше информационное поле перенасыщено российским контентом. Феномен был в том, что украинские медиа, газеты, украинская вербальность в наших городах воспринимались даже титульным этносом как явление унизительно нестатусное, второстепенное, неважное, немодное, невостребованное. Многие украинцы покупали по большей части русскоязычные газеты, ориентируясь по советской привычке на московские печатные бренды.

Валерий Король: — Надо признать, что подача и дизайн украинского контента не были достаточно креативными. Национальную периодику многие люди считали чтивом для «селюков».

Григорий Любовец: — Убежден, что в этом была не столько политика, сколько мода, или коммуникационно-контентный тренд. И к его формированию были однозначно причастны спецслужбы. Нынешний агрессор тоже умело оперирует средствами креативных индустрий, влиятельность которых не стоит приуменьшать.

Вы посмотрите, что сейчас делают путинцы. Они не делают ставку на журналиста как на инструмент. У них речь идет о пулах как единице журналистики, потому что не существует универсальных медиа-солдат, способных все сделать. Эффект дают синергичные команды. А это совсем другой алгоритм и качество именно коммуникационно-контентного дизайна. Специфика современного времени и мира в том, что все работает одномоментно. Сейчас вариация вещей намного шире.

Валерий Король: — Тогда я считал, что нам нужен программный документ для работы информационной структуры. Западные коллеги нас учили: независимо от того, что армия сокращается, продается «избыточное имущество», оно должно иметь информационное сопровождение. По их образцу мы внедрили должности пресс-офицеров. Да, впервые на постсоветской территории именно МОУ ввело должности пресс-офицеров в дивизиях (начало 1990-х). Но под лозунгами сокращения армии их постепенно уничтожили. Только гибридная агрессия вернула их из небытия. В НАТО же все масштабные планирования традиционно и давно начинаются с информационного вопроса. Например, как налогоплательщик будет воспринимать определенные учебные маневры или участие, скажем, в миротворческих операциях.

Наши руководители должны демонстрировать не только прозрачность, но и реальную ежедневную публичность. Это, кстати, разные вещи, которые не всегда разделяют политики и чиновники.

У нас этого долго не было, потому что информационным вопросам не уделяли надлежащего внимания. Помню показательный эпизод. На одном из полигонов шли учения десантников при участии украинского и британского министров обороны. Как-то последний незаметно исчез. Его начали искать в разгар маневров. Представьте, какой начался переполох! Оказалось: за какой-то машиной британский чиновник давал интервью прессе, привезенной с собой из Британии. Его пул выбрал выгодный ракурс и динамичный фон для картинки. Он это умел, и потому так действовал, так как ему важно показать налогоплательщикам, что министр делает в Украине, ради какой миссии он здесь. К украинской военной верхушке такое понимание пришло, но фрагментарно. Кое-кто по старинке до сих пор избегает публичности. А зря, ведь это действенный боевой (немилитарный), но сверхэффективный инструмент! Это реклама, это продвижение интересов, это рекрутинг патриотов в армию, это информационный маневр — пусть на своем информационном поле, но на виду у врага.

В свое время мы вносили предложения достаточно высоким должностным лицам СНБОУ о создании координационной вертикали ситуационного виденья страны, в частности сектора безопасности. Потом выяснилось, что в действительности это была лишь игра со стороны тогдашних чиновников. Ситуационная комната появилась лишь с началом кремлевских гибридно-мессианских агрессий и приходом в СНБОУ других должностных лиц. Однако хотел бы отметить, что за это время ситуация в информационном пространстве существенно изменилась, и в настоящий момент Ситуационная комната, на наш взгляд, уже является несколько устаревшим инструментом. Сейчас необходимы ситуационные сервисы, и об этом мы говорим в нашей монографии.

Сейчас украинцам нужно очень быстро все делать: буквально не идти, а бежать, лететь вперед!

«КРЕМЛЬ ИГРАЕТ ВДОЛГУЮ. ЕГО ЦЕЛЬ — НЕОБРАТИМАЯ ЦЕННОСТНАЯ ДИФФУЗИЯ УКРАИНЫ В «РУССКОМ МИРЕ»

—  Лететь или хотя бы ехать. А в какую сторону, знаете?

Григорий Любовец: — Мы находимся в условиях гибридно-мессианских агрессий, когда нас просто хотят уничтожить. Причем достаточно креативно   — через спасение! Путинцы публично играют роль мессии-спасителя. Более того, в последнее время из-за поребрика все чаще звучат мысли о том, что они нас хотят и могут простить. Это развитие той же линии спасания, но менее агрессивный типаж игры, которая имеет такую же цель — подавление и поглощение, необратимая ценностная диффузия в составе «русского мира».

И проблема не только в том, чтобы увидеть, но и признать масштаб агрессии. Именно масштаб мессианизма указывает на реальное измерение агрессии. И здесь шаблона как такового не существует, потому что противник отказывается действовать по типичным схемам, он оперирует версиями, действует мультивариантно. Тем более во времена современных технологий.

  Наверное, это вопрос из серии о взаимной эволюции социума и технологий. До недавнего времени социум отставал, а теперь все наоборот.

Григорий Любовец: — Да, все изменилось в корне. Социум опережает, провоцируя технологичность многих вещей, о которых еще вчера были только разговоры, сейчас они воплощены в высокотехнологическом мобильном «железе» или глобально динамических процессах. Это произошло потому, что социуму буквально дали условия, а глобализация усилила направление эволюции экономикой и продажами. Джобс создал смартфон для журналиста, чтобы облегчить его труд, а фактически родил абсолютный феномен, которому Дарвин просто аплодировал бы. А может и нет, как знать...

Валерий Король: — Этот нюанс плохо осознан на государственном управленческом уровне и даже в международном праве. Сейчас люди вверх не смотрят — их это не интересует. Они живут в абсолютно горизонтальном измерении. Словно ниоткуда появляются виртуальные лидеры, причем «лидер» — не обязательно один человек, это могут быть пулы, которые создают круги доверия как альтернативу официальному информированию. Этой технологией активно пользуется агрессор.

«ПУБЛИЧНОСТЬ — НЕ ШИРМА, ЗА КОТОРОЙ МОЖНО СПРЯТАТЬСЯ»

Григорий Любовец: — Мы доказываем, что публичность — не ширма, за которой можно спрятать частную, корпоративную или должностную жизнь. Такого уже давно нет! Это тяжелая тема, потому что по большей части почему-то думают, что публичность можно в нужные моменты включать, а затем выключать. Публичность — не характеристика, это капитализация и стандарт современного мира. Иногда считают, что в особый период публичность должна быть какой-то прикрытой, недовключенной, словом, ограниченной. Персонализация права на публичность приводит к недоверию. А иерархизация этой пирамиды приводит к полному недоверию. И враг этим играет. Мол, ваш генералитет      — это враг, а вы — «мясо».

Чем выше твоя должность, тем ты более публичен. Каждое слово ловится, анализируется и может вернуться бумерангом. Выходить на уровень публичного управления нужно уметь, и тут должна работать система,  инфраструктурные решения и, конечно, сервисы. Здесь очень много тонких нюансов. Например, человек прожил определенное время на отдельной территории и приобрел, как говорят специалисты, диалектно-ментальную структурированность. Она является специфическим составным элементом социокультурного макроландшафта, например, оккупированного региона. А мы этого не учитываем. На Донбассе и в других местах — в частности. Если же учитывать, там будут понимать, что их действительно слышат. Украина существует в специфическом гибридном мирном измерении — мы в одном его сегменте, а заложники с той стороны линии столкновения — в другом. Хорошо известно, что в соответствии с международными конвенциями этот режим не является сугубо военным (неконвенциональный конфликт. — Авт.). Тогда вопрос: а что это тогда такое? И здесь мяч на нашей стороне. Украина должна лидировать и говорить, что это есть в действительности.

Наша монография — не просто совокупность анализа, а своеобразный вызов. Даже в сроках-понятиях: гибридно-мессианские агрессии, глобальный гибридный терроризм, вопрос коммуникационно-контентной безопасности и дизайна...

Валерий Король: — Понимаем, что поднимаем волну, которая может нас снести, однако без понимания этих процессов победа невозможна. Американцы уже говорят о том, что у этой проблематики помимо технической (кибернетической) есть мощная гуманитарная составляющая. Мы эту составляющую исследуем и предлагаем решение. И категорически против упрощенного подхода к проблематике информационной безопасности. Например, кое-кто из коллег сейчас выискивает с российской стороны негатив, вытягивает его сюда и говорит: посмотрите, они написали то-то. А это же тиражирование их фейков в нашем информационном пространстве! Но они говорят — посмотри, мы собрали 5 тысяч лайков. И ты против этого аргумента ничего не можешь сказать! Более того, многие руководители свято уверовали в силу «Фейсбука» — мол, он все решает и формирует. А играть вдолгую немногим хочется. А нам критически важно оперировать позитивом — не персонально институционным, а системным, тематическим, длинным, цивилизационным. И вообще, Украине нужны специалисты по коммуникационно-контентной безопасности именно в смысле понимания процессов. Они не должны ждать, пока кто-то скажет, что стоит делать: это поле его инициативы, потому что это динамика, потоки, где нужно лидировать и обязательно многоформатно, чтобы впоследствии выйти на доминирование.

«МЫ ЖИВЕМ В ПРЕДДВЕРИИ ЭПОХИ ТОТАЛЬНОГО ЦИНИЗМА»

Григорий Любовец: — Мы видим и исследуем последние «достижения» российской пропаганды. Актуальный тренд настоящего — перевод позитива в негатив. Очень простой пример. Референдум как термин и действие на Донбассе. Выходит, что террорист-агрессор выступает с идеей референдума, а демократия выступает против! И так они указывают: «Так вот, кто у нас на самом деле хочет войны! Это американцы и их киевская хунта! А люди же ждут мира». И они выставляют всюду этот термин «мир». То есть гибридный мир. А гибридный мир — это страх, неуверенность, разочарование, нервотрепка, жизнь только сегодняшним днем.

Вторая тема — мировой футбол. Именно там, где генерируется глобальная агрессия, проводят мировой форум мира, который агрессор превращает в оружие! Так же и резонанс от победы крымчанина Усика в Москве над российским соперником из Осетии, с которым он потом обнимался, обернувшись в украинский флаг. Тема интересная, ведь Александр не мог просто отказаться от этого боя, который принимала Москва. И так мы превратили спортсмена одновременно в козла отпущения и победителя. Люди добрые, поймите: глобальный гибридный терроризм на порядок страшнее линейной войны с ее драматичными ужасами и задымленными пожарищами. Не каждая война разрушает цивилизацию до фундамента, а вот гибридно-мессианская имеет именно эту цель.

Гибридно-мессианские агрессии — как практики глобального гибридного терроризма — нельзя объяснить пониманием линейного фронта. Эти практики продуцируют современное неоварварство, недаром Питер Померанцев считает построение эпохи тотального цинизма мирового масштаба миссией коллективного путинизма. Режим перманентной агрессии с позиции гибридного спасения и прощения нам навязан извне. Украина является комплексным полигоном глобального гибридного терроризма, где на нашей с вами «шкуре» отрабатывают новые технологии, оружие, тактические, идеологические и политические приемы. Кстати, еще существуют сирийский, польский, испанский, балканский и другие полигоны. И именно через призму такого понимания современных процессов в мире мы предлагаем рассматривать будущую архитектуру международной коллективной безопасности.

«Россия вас спасет!» — именно с таким лозунгом к украинской аудитории обратился, признаем, не обделенный талантом российский писатель-террорист Захарий Прилепин, который недавно вернулся из «сафари» на Донбассе, где он воевал на стороне так называемой «ДНР». Так же он и другие имперцы собираются до крови «заспасать» и Грузию... Поистине на российской стороне играют дьявольски талантливые люди. И нам нужно, чтобы их сладкая ложь не осела на сердцах и в мозгах миллионов украинцев и общественности в других странах мира.

 

Геннадий КАРПЮК, военный журналист
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments