Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

По какому пути будет двигаться новая Верховная Рада?

Речь может идти исключительно об определенном ограничении, а не отмене депутатской неприкосновенности
28 августа, 2019 - 17:16
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

По сообщению ТСН, уже на первом же заседании новой Верховной Рады властный монополист — партия «Слуга народа» — вроде бы планирует не только объявить о формировании большинства, запустить все парламентские комитеты и, возможно, внести в парламент кандидата на должность премьера, но и рассмотреть немало законопроектов, в частности, изменения к действующей Конституции. Как утверждает служба новостей «приближенного к власти» телеканала «1+1», в первый же день должно быть рассмотрено 60—70 «стержневых законопроектов». Среди них — о снятии неприкосновенности с народных депутатов и о сокращении количества парламентариев аж на треть — с 450 до 300, что требует соответствующих изменений в Конституции. Возможно и рассмотрение законопроекта о проведении местных выборов в Киеве и других законодательных актов, которые сейчас дорабатываются.

Сообщение это, как по мне, сочетает фантасмагорические и реалистичные вещи. Я ничуть не сомневаюсь, что весьма возможно за неполный рабочий день (так как часть его заберут организационные вопросы) рассмотреть в Раде 60—70 законов — было бы желание. Однако такой «стахановский рекорд» априори превратит Верховную Раду Украины в глазах всего мира (и значительного числа украинцев, так как за «Слугу народа» отдали голоса всего лишь 22% от общего количества избирателей) в сугубо «декоративный парламент» брежневской эпохи. Со всеми последствиями, которые отсюда будут выплывать, так как «декоративные парламенты» традиционно прикрывают своими «демократическими» фасадами жесткий авторитаризм, а то и откровенный тоталитаризм. Более того, даже включение такого количества законопроектов в повестку дня первой сессии за один рабочий день возможно только без обсуждения, без анализа в комитетах (они только будут формироваться), списком — и уже это станет аргументом для тех, кто будет утверждать: Украина сползает к диктатуре, а Рада превращается в провинциальный аналог российской Госдумы. Помните бессмертную формулу экс-спикера Думы Грызлова: мол, «парламент не место для дискуссий»?

А вот вынесение на рассмотрение Рады в первый же сессионный день законопроектов об отмене депутатской неприкосновенности и сокращении числа депутатов — дело реальное, хотя при таком блицкриге опять-таки нарушится процедура. Но разве нарушение норм не является перманентной нормой деятельности парламентариев Украины? По крайней мере, при любых обстоятельствах эти два проекта изменений к Конституции в ближайшее время станут предметом депутатских дебатов и практической реализации. Тем более, что, кажется, едва ли не все парламентарии согласны с обеими идеями, да и эксперты в своем подавляющем большинстве их не отрицают. И общество тоже «за». Поэтому на этих двух законодательных новеллах и остановимся сегодня.

Нельзя отрицать: границы депутатской неприкосновенности в Украине, образно говоря, какие-то безграничные (народные избранники все время пытаются включить в них даже свое имущество, движимое и недвижимое), а количество депутатов взято если и не с потолка, то из записной книжки какого-то канцеляриста. Ведь когда в 1989 году «в верхах» обсуждалось проведение первых полудемократических выборов в Верховную Раду УССР, кто-то высчитал: 450 — это количество кресел, которые теоретически могли влезть в зал заседаний. Хорошее число, круглое, легко высчитать и конституционное большинство (300 голосов), и простое (226 депутатов)...

Но почему магистральный путь к улучшению эффективности деятельности Рады лежит через существенное сокращение количества депутатов? Вон в соседней Польше Сейм состоит из 460 парламентариев, а Сенат — из 100. И ничего, как-то живут, по крайней мере, ощутимо лучше Украины. Зато в Чехии число депутатов ощутимо меньшее — 200 членов Палаты депутатов и 81 сенатор. И тоже неплохо живут. Но население Чехии — всего лишь 10,5 млн, это небольшая страна. Зато население Польши — 38,5 млн, это столько, сколько в Украине без временно оккупированных территорий. А за этими территориями тоже должно быть зарезервировано соответствующее число депутатских мандатов, не так ли?

Иными словами, вряд ли эффективность работы парламента зависит от количества депутатов, главное здесь — их качество. Но, допустим, с целью экономии государственных денег количество украинских нардепов стоит сократить. Но почему именно до 300? Потому что это тоже хорошее (300 спартанцев) и удобное число, когда легко высчитываются правительственное и конституционное большинство? Или потому, что это число фигурировало на фальсифицированном вдоль и поперек референдуме имени Кучмы в 2000 году (об этом уже кое-кто с серьезной физиономией говорил)? Так это уже настоящая политическая порнография...

Впрочем, кто-то из адептов сокращения числа нардепов все же отметил: стоит привязать количество депутатов к количеству избирателей, это коррелирует с новейшей европейской практикой. Да, коррелирует. А еще — с украинской политической традицией. В Конституции УНР (1918) в четвертом разделе, в частности, указано: «Выборы должны быть упорядочены так, чтобы один депутат приходился приблизительно на сто тысяч людности...» Председатель Центральной Рады Михаил Грушевский, кстати, считал, что лучше было бы иметь одного депутата от 50 тысяч избирателей, но его не поддержали. Так не стоит ли вспомнить отечественный принцип определения количества парламентариев, потому что в нем есть логика? И, кстати, это станет побуждением для политической элиты заботиться о демографической ситуации в Украине: будет увеличиваться число избирателей — больше вакансий станет в парламенте.

Нужно ли объяснять, что полная отмена депутатской неприкосновенности — это неприкрытое установление диктатуры беззакония? Ведь не только «сержант Петренко» в любой момент сможет «запаковать» нужное количество нардепов перед важным заседанием Рады, чтобы обеспечить срыв голосования за тот или иной законопроект, но и «титушки» на службе местных «князьков» почти безнаказанно будут ломать «неправильным» парламентариям руки-ноги во время спровоцированных «бытовых» драк, где вину (да здравствует самый справедливый в мире украинский суд!) будут возлагать на обе стороны...

И вообще, получается, что цивилизованный мир глупый, потому что издавна практикует в той или иной форме депутатский иммунитет как залог беспрепятственного и эффективного труда парламентариев, а вот Украина — умнее всех. Куда там до нее, скажем, каким-то эстонцам, в которых статья 76 Конституции определяет: «Член Государственных Собраний пользуется неприкосновенностью. Он может быть привлечен к уголовной ответственности только по представлению канцлера юстиции при согласии большинства состава Государственных Собраний».

Не сомневаюсь: в случае, если вынести на всенародный референдум вопрос об отмене депутатской неприкосновенности, большинство радостно проголосует «за». Правда, так же будет, если вынести на референдум вопрос о снижении в два раза налогов и коммунальных тарифов или поднятии в два раза зарплат. А то и о депортации из Украины некоторых «неудобных» этнических групп...

Не сомневаюсь, что фракция «Слуги народа» в случае, если ей дадут команду, преимущественно проголосует за отмену депутатской неприкосновенности; так же по разным соображениям поступят и некоторые якобы-независимые нардепы и представители других фракций. Но в таком случае следует понимать, что на членов Верховной Рады в полной мере распространится украинское обычное право, которое действовало во Врадиевке летом 2013 года и на киевском Майдане зимой 2013—2014 годов. С надлежащими последствиями. Ну, а «неудобные» для олигархов и местных «князьков» депутаты вынуждены будут либо «добровольно-принудительно» сложить мандаты, либо сами вооружаться и создавать собственные группы охраны, то есть — боевые отряды.

Поэтому речь может — если новый парламент не хочет показать собственный крайний политический идиотизм — идти исключительно об определенном ограничении, а не отмене депутатской неприкосновенности, но таком, чтобы парламентарии имели возможность свободно и эффективно работать, не оглядываясь на чьи-то прихоти. Вещи вроде бы и элементарные, но, как подтверждают беспощадные факты, и в Офисе президента, и среди новоизбранных депутатов хватает лиц, не знакомых даже с элементарными правилами грамматики, а не то что с политической грамотой...

Сергей ГРАБОВСКИЙ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ