Если человек не встанет с колен, то недалеко он сможет пройти.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, киносценарист, драматург, государственный и общественный деятель

Российская агрессия в документах

Доказательств присутствия войск РФ на украинском Донбассе, равно как и их конкретных преступлений и подконтрольных им сепаратистов за почти пять лет войны накопилось немало
6 февраля, 2019 - 18:48
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

При этом лучшими доказательствами, наряду с фотографиями, свидетельствами очевидцев и арестованными «заблудившимися десантниками» являются собственноручно составленные российскими официальными органами документы. Такие материалы вовсе не обязательно добываются с помощью хакерских атак, как, допустим, пресловутые «планы Суркова». Иногда российские чиновники сами выкладывают документы в соцсети, или военнослужащие делятся со знакомыми текстами собственных жалоб или приказов. Много забавного можно взять из судебных решений и экспертиз.

Я решила пробежаться по основным документам, которые попали мне лично за последние годы работы. Конечно, это лишь крупица в море, однако они являются наглядной иллюстрацией весьма характерных черт современной России, притом изложенных языком официальных бумаг, а не журналистских статей. С их помощью можно показать, в частности:

1.

Уровень репрессий и нелепость поводов для уголовного преследования. Сюда относятся, безусловно, приговоры российских судов, обвинительные заключения и лингвистические экспертизы, ставшие основой большинства печально известных «дел за репосты». Из них можно узнать, что, оказывается, выражение своего мнения и знание законодательства является основанием для назначения психиатрической экспертизы (дело Антона Подчасова), а критика власти — это уголовное преступление. Именно такая формулировка звучала в обвинительном заключении прокурора по делу екатеринбурженки матери-одиночки Екатерины Вологжениновой: подсудимая проявила негативное отношение «к власти в России, к политическому курсу современной России, к президенту России как к первому лицу и олицетворению власти в России». Справедливости ради стоит сказать, что суд исключил из приговора обвинения, касающиеся лично Владимира Путина.

Не менее страшным преступлением является, цитирую, «диалог, то есть обмен мнениями» и попытка убедить других людей в правильности своей точки зрения — из этого же обвинительного заключения. Особенно неприемлемо для российских властей, если граждане смеют при этом проявлять эмоции.

Далее, все граждане России, или, как минимум, москвичи, по мнению ФСБ, — оккупанты. Данное «откровение» взято из лингвистической экспертизы по делу Вологжениновой, подготовленной «экспертом» ФСБ Светланой Мочаловой. В своем заключении по делу Мочалова обвинила Екатерину в том, что та разжигает ненависть к русским, к «русскоязычному населению ДНР и ЛНР» и к москвичам, которых эксперт в погонах выделила в отдельную нацию. Вывод об этом был сделан на основании плаката «Смерть московским оккупантам!». Получается, «россияне» и «оккупанты» в глазах правоохранителей — это синонимы. Суд признал экспертизу приемлемой и компетентной.

Приговор и обвинительное заключение — это фактическое документальное свидетельство того, что Следственный комитет, ФСБ, прокуратура, а вслед за ними и суд осуществляют всецелую поддержку и защиту боевиков и террористов, воюющих на территории соседней страны, не только от обязательного уголовного преследования, но даже от обывательской критики. В частности, прокурор отметила в своем заключении, что Вологженинова «пыталась сформировать негативное отношение к добровольцам из России, воюющим на стороне ДНР и ЛНР», тем самым официально продемонстрировав отношение российской прокуратуры к наемникам, поехавших в чужую страну, чтобы убивать ее жителей. Такая же формулировка имелась и в обвинительном заключении, сделанном на основании материалов ФСБ, где Екатерина обвинялась в «возбуждении ненависти и вражды по отношению к представителям власти в современной России, по отношению к добровольцам из России, воюющим на стороне ополченцев с востока Украины».

2.

Отдельные документы способны показать не только присутствие российских войск на Донбассе, но и некоторые пикантные подробности их пребывания там. Речь идет, к примеру, о документе, переданным мне серьезными источниками весной 2016 года. В нем приводится обращение российских военных начальнику Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ (с копией для заместителя Генпрокурора и начальника Главного управления кадров Министерства обороны РФ Горемыкина) по поводу неподобающего поведения командующих войсками страны-агрессора Тимофеева и Бушуева.

Текст письма начинается словами: «Обращаются к Вам боевые офицеры Центра территориальных войск Южного военного округа, которые в очередной раз, не раздумывая, выполнили приказ Президента России и Правительства, и продолжают выполнять специальное задание на территории Украины... Добросовестно и честно выполняя свой офицерский долг со всей ответственностью заявляем, что и генерал Тимофеев, и полковник Бушуев, являются позором российской армии и недостойны находится в рядах генералов и офицеров Вооруженных Сил Российской Федерации».

Довольно трогательно авторы описывают, как ради карьерного роста Тимофеев «пошел по трупам». «За год своего бездарного командования, самая укомплектованная и боеспособная 3 отдельная мотострелковая бригада 1 АК (г. Горловка) потеряла более половины личного состава и 35% боевой техники. Погибли лучшие бойцы, как с точки зрения военного профессионализма, так и с учетом их патриотизма и убеждений в правоте своего осознанного выбора за присоединение Донбасса к России», — жалуются оккупанты. Также Тимофеева обвиняют в утечке информации о реальных персональных данных кадровых офицеров российской армии и их родственников.

«В свою очередь, полковник Бушуев, который стал посмешищем для всего мира в силу своей природной глупости, чванства, лени и беспробудного пьянства. Дурачества Бушуева во время службы во внутренних округах, издевательство над подчиненными и символами государственности России (знаменитое исполнение гимна в противогазах), при выполнении специального задания на украинском Донбассе дополнилось многочисленными примерами его безалаберности и ущербности», — говорится в тексте. Далее российские военнослужащие признаются, что «более месяца это «полководец» фактически находился под домашним арестом, так как мы не могли доверить ему управление войсками, и вынуждены были выводить из запоя».

Помимо боевых потерь, на счету указанных генералов оказались «утопленные на полигоне четыре БМП», «потерянный БПЛА, фактически переданный украинским военным», и какие-то «ковбойские истории с угоном командно-штабного БТР местного министра обороны», которые, к сожалению, не расписаны в документе более подробно. Словом, помимо доказательств российского пребывания на Донбассе письмо стало прекрасным поводом повеселиться.

3.

Часть документов, напротив, носит предельно серьезный характер, и с их помощью возможно даже опровергнуть и предотвратить какие-то провокации со стороны России. К примеру, в августе 2016 года Кремль впервые использовал фейковые обвинения против так называемых «украинских диверсантов», обвинив их сначала в стрельбе на границе оккупированного Крыма, а затем в подготовке терактов на полуострове. Украинские военные эксперты не без оснований опасались, что провокация может стать оправданием нового витка агрессии Москвы, на этот раз — со стороны оккупированного Крыма. Следовательно, развенчать данную ложь в глазах мирового сообщества на тот момент представлялось крайне важным.

Именно поэтому нельзя недооценивать доказательства, подтверждающие, что стрельбу на границе оккупированного Крыма устроили пьяные военнослужащие контрактники, а вовсе не «украинские диверсанты». Их на своей странице в Фейсбуке выложил советник бывшего «губернатора» Севастополя Сергея Меняйло Эдуард Журавлев, добавив при этом:

«Ко вчерашнему кипишу на границе. Игра продолжается. Как-то на уровне интуиции все больше соглашаюсь с версией, что военнослужащие контрактники, перегревшись на солнце, устроили возлияния огненной воды со стрельбой по боевым товарищам и ушли в самоход с оружием».

При этом Журавлев приложил любопытный документ — фотокопию ориентировки, разосланной начальникам территориальных управлений МВД по «республике Крым» от 7 августа. В тексте говорится, что на территории города Армянска за совершение тяжкого преступления разыскиваются пятеро лиц, одетых «в камуфляжную форму, на камуфляже размещены шевроны с изображением флага Российской федерации».

4.

И в качестве финального аккорда экскурсии по российским документам можно привести недавний отзыв УФСБ по Челябинской области по делу «ополченца ДНР» Филиппа Венедиктова с трогательным позывным «Филя». Российский суд, а вслед за ним и ФСБ, признали «Филю» террористом, согласившись с доводами СБУ, и на этом основании отказали ему в предоставлении временного убежища.

«Как следует из административного искового заявления, Венедиктов Ф.В. преследуется властями Украины за совершение им преступления террористического характера (ч.1 ст.258-3 уголовного закона Украины). В этой связи полагаем, что Венедиктов Ф.В, желая получить временное убежище, фактически пытается уклониться от уголовного преследования, а не по мотивам, данным в определении «беженец» статьи 1 Закона», — говорится в тексте отзыва.

Конечно, само по себе признание террориста террористом исключительно похвально, однако похоже, что мотивами этого поступка является не раскаяние перед Украиной и не желание следовать законам или оказать помощь коллегам из СБУ. Судя по косвенным признакам, возвращение с Донбасса попробовавших крови, привыкших убивать и разочаровавшихся в помощи Москвы боевиков стало для России на данный момент серьезной проблемой. Российские силовики не рады даже собственным гражданам, вернувшимся с развязанной ими войны, и уж тем более не собираются пускать на территорию страны раненых и обозленных радикалов с украинским гражданством. Самым простым способом избавиться от «Фили», к неудовольствию своих хозяев выжившего на Донбассе и добравшегося аж до Урала, стала ссылка на украинские законы, которые он многократно нарушил.

Однако юмор ситуации в том, что, если следовать логики Челябинского УФСБ, террористами следует признать также упомянутых выше генерала Тимофеева и полковника Бушуева, а также всех подписавших жалобу на этих «доблестных» полководцев. И, напротив, эксперт из соседнего с Челябинском УФСБ по Свердловской области Мочалова должна немедленно признать своих челябинских коллег русофобами, «возбуждающими ненависть по отношению к добровольцам, воюющим на стороне ополченцев с востока Украины».

 

Пока коллизии в российских документах еще не привели к тому, чтобы чекисты и военные начали арестовывать друг друга, однако уровень негатива со стороны «прозревших» боевиков к предающей их России все больше возрастает. Небезызвестный сайт «Русская весна» уже разразился гневной статьей по поводу позиции ФСБ, называя ее придатком СБУ. И пока остается только гадать, каким образом российские власти попытаются справиться с радикалами, которых сами годами накачивали воинственной пропагандой.

Ксения КИРИЛЛОВА
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ