У государей нет места для философии.
Томас Мор, английский писатель, философ, государственный деятель, лорд-канцлер, Святой Римско-католической церкви

Сенцов против системы

«Как только Путин поймет, что он потеряет намного больше, пока украинец будет за решеткой, тогда его освободят. Нужно системное давление», — правозащитник
6 июня, 2018 - 18:45
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

В четверг 25-й день голодания украинского режиссера Олега Сенцова. Почти два года назад его сестра опубликовала открытое письмо Олега: «Не нужно нас вытягивать любой ценой — победа от этого не приблизится. Использовать нас как оружие против врага — да. Знайте, что мы не слабое ваше место. Если нам суждено было стать гвоздями в крышке гроба тирана, то я хотел бы быть таким гвоздем. Просто знайте, что этот гвоздь не согнется».

Сегодня Сенцов даже не на передовой — он в тылу врага ведет войну доступными ему методами. Голодание — один из инструментов протеста и борьбы против режима, который по совершенно надуманным обвинениям в терроризме осудил режиссера к 20 годам лишения свободы. Напомним, что 14 мая Сенцов объявил бессрочное голодание с требованием освободить всех 64 украинских политзаключенных Кремля.

«Дмитрий Динзе, который является его адвокатом по уголовному делу, сейчас находится в Лабытнанги (город в Ямало-Ненецком автономном округе, где расположена колония, в которой содержится Сенцов. — Ред.). Как объяснил адвокат, он (Сенцов. — Ред.) сейчас на пределе, его недавно обследовали в гражданской больнице, его специально вывозили в гражданскую больницу, что является большой редкостью для колонии. Его обследовали — состояние здоровья ухудшается из-за голодания», — об этом сообщила адвокат Ольга Динзе на пресс-конференции в Киеве. По ее словам, если состояние здоровья Сенцова продолжит ухудшаться, скорее всего, врачи примут решение о его принудительном кормлении, «поскольку они не могут ему позволить умереть в колонии» (unian.net).

Пока все усилия, направленные на освобождение Олега, не приносят результатов. Ни акции по всему миру с требованием к кремлевским политикам освободить режиссера, ни усилия украинской власти, ни призывы отдельных западных политиков не могут повлиять на Москву, которая унаследовала, усовершенствовав, разумеется, методы борьбы с «инакомыслящими» и «буржуазными националистами» советских времен.


ФОТО НИКИТЫ ТИТОВА

«Здесь должны быть совместные усилия — общественности, власти, международных партнеров с тем, чтобы донести Москве, что они потеряют значительно больше, чем в случае, если освободят Сенцова, — комментирует «Дню» правозащитник Евгений ЗАХАРОВ. — Если, не дай Бог, он умрет, то это будет большой позор для России. Когда политический узник умирает из-за того, что не реагируют на его требование освободить политзаключенных, это для государства полный проигрыш. Какими бы ни были бизнес-интересы отдельных стран, это никогда не оправдает трагедию.

Здесь я хочу вспомнить гибель 8 декабря 1986 года советского политзаключенного Анатолия Марченко. После 117 дней голодания он умер. У него было единственное требование — освободить всех политзаключенных. То есть аналогичная история. Горбачеву это никогда не могли простить, и это очень сильно повлияло на ситуацию в отношениях СССР и западных стран. Горбачев вынужден был срочно начать освобождение политзаключенных. Буквально через неделю был освобожден академик Сахаров, а весной 1987-го освободили почти всех политзаключенных. Очень надеюсь, что в случае с Сенцовым до смерти не дойдет, и все это закончится намного раньше — Олег будет освобожден. Не уверен, что освободят всех, но относительно Сенцова — думаю, реально.

В действительности смерть Марченко фактически открыла путь к Перестройке, потому что ее планировали начать немного позже. У людей, которые лишены свободы, чувство происходящего обострено. Сахаров начал голодать едва ли не на следующий день после Пленума ЦК КПСС, когда Горбачев стал генсеком. Он начал голодать с единственным требованием — выпустить его жену Елену Боннер на лечение за границу. И он победил — ее в результате все равно выпустили. Есть примеры, когда голодание было успешным, а есть примеры, когда оно заканчивалось трагически. Кстати, наш Мустафа Джемилев в этом плане был рекордсменом — он голодал 302 суток.

Сенцов правильно рассчитал, что пик его голодания придется как раз на чемпионат мира по футболу. Если его до этого не выпустят, то вся эта история будет играть на него, то есть будет свидетельствовать о его величии, а планы организаторов будут перечеркнуты. Сенцов молодой, здоровый человек, и я надеюсь, что он все выдержит и будет освобожден. Главное — должно быть массовое системное давление на Кремль. Как только Путин поймет, что он потеряет значительно больше, пока будет оставлять его за решеткой, тогда его освободят. Нужно системное давление».

Иван КАПСАМУН, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments