Только взращивание совершенно нового духа спасет нас!
Дмитрий Донцов, украинский литературный критик, публицист, философ, политический деятель

«Швейцарский» путь?

На какую страну похожа Украина XXI века
16 августа, 2005 - 20:04
РИСУНОК ИГОРЯ ЛУКЬЯНЧЕНКО

Центр стратегических инициатив — общественная организация, созданная в 2003 году с целью разработки стратегии развития Украины на долгосрочную перспективу и ее тактического наполнения до 2010 года. Сайт Центра является постоянно действующей конференцией и открытой трибуной, на которой может выступать и дискутировать каждый, кому не безразлично будущее нашей страны. Предлагаем вниманию наших читателей очередную полемичную статью руководителя группы аналитики и прогнозирования Центра Владимира СТУСА.

Экономическая, политическая и социальная самоидентификация Украины происходит очень медленно и с большими шараханиями из одной стороны в другую. Это является следствием того, что Украина была во многом не готова к быстрому развалу СССР ни в экономическом, ни в социально- культурном плане. Так, на фоне острейшего экономического кризиса возник комплекс государственной и национальной неполноценности, сопровождающийся навязчивой идеей ускоренной интеграции в ближайшем направлении. Для западных областей Украины ближайшее направление интеграции — ЕС, для восточных — РФ. У мусульманского населения Крыма свое направление. Преимущества интеграции в том или ином направлении активно рекламируются их сторонниками. Однако по мере того, как объективный процесс самоидентификации медленно и со скрипом, но все же движется, для массового сознания постепенно становятся очевидными недостатки интеграции в любом направлении:

1. Ускоренная интеграция в любом направлении будет проходить по правилам, выработанным преимущественно не в Украине и слабо учитывающим ее особенности и интересы.

2. В результате потеря части государственного суверенитета будет сопровождаться утратой долговременных стратегических преимуществ нашей страны в разных областях ее развития.

3. Ускоренная интеграция в любом из направлений чревата расколом страны. И РФ, и ЕС являются не только партнерами Украины и желанными для многих направлениями интеграции, но, прежде всего, ее основными конкурентами. Кроме того, в случае глубокой интеграции с той или другой системой Украина вплотную столкнется со стратегическими проблемами данных систем.

Основные долговременные стратегические проблемы РФ в сравнении с Украиной:

1. Низкий уровень стабильности развития.

2. Существенный перекос в сторону добычи и производства не возобновляемых ресурсов, сырьевой характер экономики, ее «голландская болезнь».

3. Более высокая доля неславянского населения требует больших удельных расходов на поддержание стабильности и развитие.

4. Объективно более низкий уровень демократизации общества.

5. Более высокий уровень материального, социального и культурного расслоения общества.

6. Расходы, связанные с поддержкой статуса «Великой Державы» одного из мировых геополитических центров.

7. Проблемы, связанные с географическим положением и очень большой площадью страны.

Основные долговременные стратегические проблемы ЕС по сравнению с Украиной:

1. Стагнация экономики многих стран ЕС, постепенно переходящая в ее системный кризис.

2. Во многих странах, входящих в состав ЕС давно, процессы развития демократии, открытости общества, социального партнерства и углубления интеграции внутри ЕС сменились на противоположные.

3. Недостаток собственных, не возобновляемых ресурсов и низкая конкурентоспособность производства значительной части возобновляемых.

4. Высокий уровень бюрократизации управления структурами ЕС и снижающийся уровень эффективности управления.

5. Усиление противоречий между «Старой» и «Новой» Европами.

Направление южной (исламской) интеграции пока мало озвучивается и популяризируется, но его влияние в мусульманской среде и так является преобладающим. А по мере возрастания доли исламского населения в структуре населения отдельных регионов и Украины в целом значимость исламского направления интеграции будет возрастать.

Несмотря на эти очевидные недостатки, собственно украинский путь экономического, политического и социально-культурного развития Украины обозначен и теоретически обоснован очень слабо из-за затянувшегося процесса самоидентификации. Именно поэтому, с одной стороны, на президентских выборах 2004 года не могло быть полноценной третьей силы, а с другой — избранный на этих выборах Президент не сможет следовать путем ускоренной интеграции в направлении, озвученном во время избирательной кампании. Ситуация с выборами 1994 года повторится — тогда кандидат в президенты Леонид Кучма тоже рассматривался как пророссийский, а придя к власти, вынужден был следовать гораздо более умеренным курсом. Президент Ющенко также будет вынужден следовать более умеренным курсом, чем провозглашал во время избирательной кампании и в первые дни своей работы в качестве Президента Украины.

Процесс самоидентификации как определение в массовом сознании политических, экономических, социальных и культурных особенностей, как сложной динамической системы невозможно определить только в рамках геополитических, экономических или религиозных моделей. Как нельзя этого сделать в рамках властных структур, или, как модно сейчас говорить, «элиты», а затем в виде мифов и стереотипов внедрить в массовое сознание.

Самоидентификация — это часть процесса становления нации, и усилий одной «элиты» будет мало.

Но если рассматривать развитие Украины с позиций цивилизационного развития, то можно определить основные базовые параметры развития Украины, которые можно будет конкретизировать макроэкономическими, политологическими и культурологическими методами.

Для этого воспользуемся известным и достаточно очевидным сравнением.

Что же общего у современной Украины и Швейцарии начала XVII века?

1. Во время своего образования обе страны имели минимально возможную территорию для самостоятельного независимого развития в соответствующих условиях в течение длительного времени.

2. Обе страны образовались и развиваются на перекрестке трех центров геополитического влияния. За долгую историю Швейцарии эти центры имели разное название. Сейчас это Германия, Италия и Франция. Для Украины это Западноевропейский (Польский, Австрийский), Российский (Московский) и Исламский (Турецкий) центры влияния.

3. У обеих стран внешним центрам влияния соответствуют основные этнические группы.

4. В обеих странах этническому и культурному различию соответствует религиозно-конфессиональное.

5. До образования обеих стран их современные территории частично входили в состав соответствующих геополитических центров влияния. Причем это пребывание в составе более сильных соседей часто сопровождалось, в лучшем случае, попытками ассимиляции, а в худшем — войнами и геноцидом.

6. История обеих стран полна примеров жестоких гражданских войн по идейно-религиозным и этническим причинам. Самоидентификация Швейцарии и выработка своего особого пути также проходила очень медленно и сложно.

7. Швейцария начала XVII века только вышла из периода Реформации, а современная Украина — из коммунистического периода. Сходство между данными периодами хорошо известно.

8. Украина, как и Швейцария, в течение всего развития является важнейшей транзитной страной. Сравнительный удельный транзитный потенциал Швейцарии начала XVII века примерно сопоставим с современным украинским.

9. Экономическое развитие регионов Швейцарии начала XVII века и позже весьма различалось. Постепенно это различие сглаживалось, однако остается заметным и сейчас.

10. Швейцария и Украина имеют высокую долю возобновляемых ресурсов. И эти ресурсы во многом схожи.

11. Швейцария начала XVII века и Украина начала XXI века — достаточно бедные по европейским меркам страны. Из этих стран идет активная эмиграция трудовых ресурсов и военных наемников.

12. Украина и Швейцария имеют глубокие традиции демократического устройства общества «снизу».

13. Основные этнические группы Швейцарии и Украины имеют схожую ментальность:

— высокая степень толерантности и, вместе с тем, определенная закрытость («себе на уме»);

— традиции индивидуального хозяйствования и мелкой частной собственности в сочетании с общинными традициями;

— трудолюбие, упрямство, определенная ограниченность и осторожность;

— пословица «моя хата с краю» вполне применима как для украинского, так и для швейцарского менталитетов.

Однако полных совпадений не бывает. И между Швейцарией начала XVII века и современной Украиной есть существенные различия:

— Швейцария — горная страна. Ее сложно завоевать. Еще сложнее удержать завоеванное и централизованно управлять ею. Украина, наоборот, — страна-«перекати-поле». Количество наименований ее завоевателей за долгую историю Украины можно считать десятками;

— Швейцария в начале XVII века была полностью сформированной страной с многовековой историей государственного развития и завершившимся процессом самоидентификации.

Да, Швейцария начала XVII века — это аграрная страна. А современная Украина — промышленно-аграрная страна, сохранившая, несмотря на кризис 90-х годов, значительный научно-технологический и культурный потенциал. И сравнивать эти страны между собой можно только на базе концепции, не связанной с уровнем научно-технологического и социально- экономического развития, каковой является Модель развития технологической цивилизации.

Различие по форме государственного устройства — конфедерализм в Швейцарии и унитарное государство в Украине — также не является определяющим. Различие между, например, Симферополем и Ивано-Франковском 2001 года ничуть не меньше, чем, например, между Женевой и Базелем 1604 года. Подобное различие проявлялось практически во всех областях развития данных регионов обеих стран.

Разумеется, механически проецировать историю развития Швейцарии XVII века на будущую историю Украины было бы неверно. В то же время вполне реально, зная основные параметры развития цивилизационной подсистемы под названием «Украина» и основные различия внешней среды начала XVII и XXI веков, дать прогноз основных тенденций развития Украины.

1. Внешний нейтралитет и сохранение внутренней стабильности.

Определяющим фактором развития постреформаторской Швейцарии стало неучастие в Тридцатилетней войне. Сравнительно бедная страна, четко разделенная на несколько частей с весьма условным централизованным управлением, просто не имела ресурсов и мотивов для участия в большой европейской драке. В то же время соседним геополитическим центрам также не имело смысла воевать с ней по следующим причинам:

— страна в целом и разные ее регионы в отдельности имеют глубокие исторические традиции сопротивления захватчикам;

— постреформаторская Швейцария была слишком бедной страной, чтобы стать жертвой «набегов» соседей с целью разграбления;

— даже завоевав страну, сохранить контроль над всей ее территорией было бы весьма проблематично и затратно, с учетом ее фактической разделенности на несколько частей.

Аналогичная ситуация наблюдается в современной, постмодерновой, посткоммунистической Украине. Разница только в том, что большая смута — аналог Тридцатилетней войны — еще не началась, а когда начнется, то будет протекать не в европейском, а в мировом масштабе. В результате получается, что соседям как постреформаторской Швейцарии, так и постмодерновой Украины выгодно существование этих стран и их нейтральный статус. При этом, естественно, они хотят распространить свое экономическое, политическое, культурное и религиозное влияние. Но оно является преобладающим только в соседнем регионе.

В других регионах будет преобладать влияние других геополитических центров. А по мере разворачивания смуты и кризисных процессов в европейском масштабе в первой половине XVII века и в мировом масштабе в первой половине XXI века, по мере ограничения прав и свобод граждан в соседних центрах, по мере введения экономических блокад геополитических блоков друг друга и т.п. преимущества нейтрального статуса и приоритета сохранения внутренней стабильности становятся осознанными в Швейцарии и Украине в соответствующие периоды. Кроме того, в массовом сознании происходит выработка и осознание механизмов функционирования страны как системы, ее особенностей и путей развития, то есть завершается процесс национальной самоидентификации.

Конечно, Украину, в силу ее рельефа, всегда было легче захватить, чем Швейцарию.

Однако сейчас Украина имеет уникальные бессрочные гарантии своей безопасности со стороны ведущих ядерных стран. Многие сейчас склонны воспринимать эти гарантии скептически. Но если не доверять гарантиям Франции, Британии и США, то евроатлантическая интеграция и вступление в НАТО вообще не имеют смысла. Аналогично и с РФ. Кроме того, эти гарантии — удобный повод одному геополитическому блоку восстановить «статус- кво» в случае вмешательства другого. Эти гарантии являются еще и факторами внутренней стабильности.

Сохранение стабильности позволит привлечь этнически и религиозно-культурно желательных мигрантов, аналогично притоку в Швейцарские протестантские кантоны протестантов из других европейских стран, где они подвергались репрессиям. Это позволит не только решить демографические проблемы, но и заметно оживить культурное и технологическое развитие Украины. Достаточно вспомнить бурное развитие швейцарского точного машиностроения и часовой промышленности, последовавшее за переселением французских гугенотов в протестантские кантоны. Украина также имеет весьма положительный опыт иммиграции немецких протестантов.

2. Если внешняя ускоренная интеграция крайне маловероятна, то какова альтернатива? Внутренняя интеграция между разными регионами страны. Текущее положение Украины характеризуется тем, что разные регионы страны, этнические и религиозные группы в экономическом и культурном отношении больше интегрированы с соответствующими геополитическими центрами, чем между собой. Это естественно не только по историческим причинам. Поэтому комплексная интеграция разных регионов Украины — процесс длительный, который займет не один век.

Другой особенностью является то обстоятельство, что в процессе внутренней интеграции регионов ни один из них не станет доминирующим и преобладающим над остальными, как не произошло это в Швейцарии. Это интеграция без унификации! С максимально возможным сохранением разнообразия и развитием внутренней специализации. В конечном счете, такая медленная внутренняя интеграция окажется более эффективной не только чем интеграция с одной из соседних геополитических систем, но и чем интеграция стран внутри современного ЕС.

Третьей особенностью внутренней интеграции является ее разноскоростной характер. В экономической сфере она будет продвигаться быстрее, чем в других. При этом будет сформирована внутриукраинская система разделения труда с высоким уровнем специализации. Это будет происходить параллельно интеграции всей украинской системы в мировую систему разделения труда.

3. По аналогии с современной Швейцарией, новая украинская нация формируется полиэтнической, поликультурной и поликонфессиональной. Реинкарнация украинской национальной идеи второй половины XIX века — начала XX века и построение на ее основе новой государственной идеологии не состоится. Ожидать формирования единой поместной православной церкви в ближайшие десятилетия тоже не стоит. Устойчиво доминирующей на всей территории Украины конфессии, языка и культуры не будет.

4. Перспектива развития прямой демократии для современной Украины так же далека, как и для Швейцарии начала XVII века. В Швейцарии введение права на народную инициативу было в 1891 году, а введение всеобщего избирательного права для женщин — только в 1971. По этому пути медленно пойдет и Украина. Более того, развитие прямой демократии неизбежно для сохранения территориальной целостности Украины в ее современных границах. Одной лишь только парламентской республики с развитым региональным самоуправлением для этого будет недостаточно.

5. Эксперимент по добровольно-принудительной украинизации провалится под влиянием экономических, политических и культурологических условий. При этом место русского языка, частично вытесненного из употребления, займет не украинский, а английский в силу его более высокой экономической привлекательности.

Официальных языков, скорее всего, будет больше двух. Значительная часть вопросов, связанная с их функционированием, будет решаться с использованием элементов прямой демократии. На местном уровне произойдет определенная легализация «суржика» и, возможно, других диалектов украинского и русского языков. Украина, как и Швейцария постреформаторского периода, будет развиваться как многоязычная страна.

6. Украина для нелегальных иммигрантов постепенно будет становиться не транзитной страной, а страной назначения. Со временем привлекательность Украины в этом отношении будет выше, чем большинства европейских стран, что характерно для современной Швейцарии. Доля неграждан и временных рабочих в общем населении страны постепенно будет возрастать. Быть может, в это сейчас трудно поверить, но, как и в XVIII веке, в Украину пойдет поток иммигрантов из Западной Европы, в том числе из Германии.

7. Украина — страна, богатая самыми разными ресурсами, но, с другой стороны, она не имеет перспектив стать самостоятельным центром геополитического влияния (империей).

Поэтому полностью профессиональная армия, если и будет создана, то просуществует сравнительно недолго. Войны предстоящих столетий — это войны за ресурсы, а не по идеологическим и религиозным причинам. И основным оружием будут автомат Калашникова и ручной гранатомет в их последующих воплощениях, а не высокоточное высокотехнологичное оружие и ОМП, приводящее к сильному и долговременному заражению территорий. Последние конфликты показывают, что подчинить страну, где в каждом доме есть АК, и овладеть ее ресурсами невозможно, несмотря на высокотехнологическое оружие и большую профессиональную армию. Понятно, что будущая украинская полупрофессиональная армия будет больше похожа на швейцарскую, чем на советскую. Однако к пониманию необходимости именно такого типа армии, Украина придет еще нескоро.

8. Высокий уровень развития местного самоуправления Украине гарантирован. Аналогия со Швейцарией очевидна. Фактический уровень развития местного самоуправления будет неравномерным по регионам, несмотря на единую нормативную базу.

9. Экономическое развитие Украины будет отличаться от развития экономик соседних геополитических центров.

В отличие от экономики Западной Европы, украинской не грозит деиндустриализация и через 50 лет. Конечно, соотношение низкотехнологичных и высокотехнологичных отраслей будет меняться. Но и через 50 лет в Украине будет выгодно добывать коксующийся уголь, руду и иметь крупные металлургические предприятия на своей территории. Группа отраслей, которые на рубеже веков назывались «новая экономика», для стратегического развития экономики Украины не будут приоритетными настолько, насколько это было в ЕС в начале XXI века.

Украинская экономика будет развиваться более сбалансировано и стабильно, как во временном, так и в региональном измерении.

10. Запланированная унификация украинских стандартов и других нормативных актов с европейскими в полном объеме не состоится. Значительную часть нормативной базы в самых разных областях нельзя будет привести в соответствие с требованиями ЕС без значительного ущерба для экономики Украины. То же можно сказать и о возможной унификации стандартов Украины с другими геополитическими центрами.

11. У большинства потребителей во всем мире самые разные швейцарские товары и услуги ассоциируются с совершенно четким представлением об их качестве, потребительских свойствах и рыночном позиционировании. Всем известны швейцарские часы, ножи, сыры, машиностроительная продукция, швейцарские банки и горные курорты. Большинство производств данных товаров и услуг имеют общие черты:

— специализация на их производстве в течение многих столетий;

— производство данных товаров и оказание услуг осуществляется в сравнительно конкурентной среде с низким уровнем монополизма;

— многие из данных товаров/услуг из категории первой необходимости и функционального спроса постепенно перешли в категорию статусного спроса;

— конкурентоспособность производимых товаров/услуг практически на всех рынках неразрывно связана с уникальным сочетанием местных возобновляемых и не возобновляемых ресурсов, традициями производства и квалификацией персонала.

В то же время есть целые отрасли, где швейцарских товаров никогда не было, несмотря на имеющиеся технологические возможности.

Аналогично будет развиваться и экономика Украины. С одной стороны, она не сможет развиваться самодостаточно, преимущественно работая на внутренний рынок. С другой стороны, она не может быть полностью интегрирована ни с одной из экономик ближайших геополитических центров.

Поэтому в долгосрочной перспективе одной из главных особенностей экономического развития Украины будет выработка и реализация по всему миру специализированных, характерных только для Украины товаров и услуг. Таких, на которых Украина будет специализироваться в течение столетий и которые во всем мире будут ассоциироваться с этой страной. Как и в Швейцарии, эти товары и услуги будут из разных отраслей экономики, что обеспечит высокий уровень стабильности экономического развития, сравнительно мало зависящий от внешних потрясений.

12. В течение долгой истории независимой Швейцарии разные геополитические центры имели приоритетное влияние на нее. Так и в Украине — «центры притяжения» будут меняться. Сейчас «проевропейский» вектор развития практически достиг своего максимума. Но пройдет время, и он сменится другими, снова на некоторое время. Уже сейчас можно прогнозировать усиление восточного вообще, и мусульманского в частности влияния на Украину.

Итак, Украина не может быть просто буфером между центрами геополитического влияния — для этого у нее слишком много ресурсов, значение которых будет все возрастать.

Украина не имеет шансов стать основой нового центра геополитического влияния — слишком маленькая территория. И времени для этого нет.

Согласно Модели развития технологической цивилизации в ближайшие 10—15 лет наступит достаточно длительная фаза кризиса и нестабильности, которая затронет большинство современных стран и значительно изменит как политическую карту мира, так и расклад сил на ней.

В этих условиях есть два возможных варианта развития Украины:

— развитие по Швейцарскому типу с максимально возможным дистанциированием от грядущих политических, экономических и военных кризисов и конфликтов;

— прекращение в ближайшие два-три десятилетия существования Украины как независимой страны в существующих в начале XXI века границах под влиянием критически негативных внешних воздействий.

Владимир СТУС, Центр стратегических инициатив
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...