Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Старые комплексы все еще имеют место

На днях в Бухаресте состоялся круглый стол, посвященный 100-летию украинско-румынских межгосударственных отношений
26 июня, 2018 - 18:59
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Украинские историки получили подарок от румынских коллег — карту Великой Румынии в границах 1918—1940 гг., также первые два тома десятитомного сборника документов о том, как северная Буковина и Бессарабия  вошли в состав румынского государства. Наша юго-западная соседка в этом году фактически официально отмечает 100-летие ее создания. То есть с нынешней Молдовой, северной Буковиной и югом Одесской области. По-видимому, таким образом румынские коллеги считали необходимым подчеркнуть свое виденье прошлого, а также отобразить доминирующие в стране настроения. Что это действительно так, показывает не только сама карта, но и знак нулевого километра в центре Бухареста — здесь можно найти отмеченные «румынские» территории, а также убедиться в расстоянии до не менее «румынских» городов — Хотина, Аккермана, Черновцов. 

Произошло это 25 июня в Бухарестском университете на открытии круглого стола, посвященного 100-летию украинско-румынских межгосударственных отношений. Открыли встречу ученых Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Румынии Александр Баньков и проректор Бухарестского университета Сорин Кострее. Уже в начале прозвучало предложение профессора Ирины Матяш (председатель Научного общества истории дипломатии и международных отношений) — создать украинско-румынскую комиссию историков, подобно украинско-польской или запланированной украинско-болгарской. Следующее обсуждение  заслуживает внимательного отношения не только историков, так как несет определенные опасные сигналы для Украины.

Проф. Tetaina Toma (Румыния). Во время революционных событий столетней давности Румыния довольно положительно относилась к появлению украинцев. Так, чрезвычайная миссия в Ясах, а затем — в Бухаресте помогала им с паспортами. Но Румыния как государство ожидала, что скажут крупные государства того периода — Британская империя, Франция — относительно Украины. А их позиция была негативной. К тому же украинцам и румынам не хватало опыта предыдущих отношений. Поэтому вне взаимной угрозы восточной империи они так и не смогли установить необходимые отношения.

Проф. Marius Diaconescu добавил — королевство Румыния хотело помочь Украине в борьбе с большевиками, которые угрожали так же ей. Но не имела достаточных сил. Негативно на украинско-румынские отношения влиял фактор Бессарабии — Украина считала эту территорию своей, что соответствующим образом звучало в румынских средствах массовой информации и влияло на общественное мнение.

Проф. Степан Виднянский (Украина). В прошлом, из-за длительного отсутствия государственности или ее слабости, Украина и украинцы вынуждены были приспосабливаться к интересам других. Так было и во время Украинской революции 1917—1921 гг. Тогда Украина проиграла свою государственность, а ее судьбу решали победители в Париже. Они, фактически, разделили Украину между четырьмя государствами — советской Россией, Польшей, Румынией, Чехословакией. Свидетельством этого является включение в состав Румынии Северной Буковины. Как правило, разделение украинских земель проводилось согласно политике свершившихся фактов — то есть сначала входили войска (в рассматриваемом случае — румынские), а затем в Париже принимали решение. Румынии 100 лет назад удалось использовать благоприятную для себя международную ситуацию, увеличив свою территорию на треть, в том числе и за счет украинских земель.

Вокруг этого тезиса развернулась дискуссия. Проф. Marius Diaconescu вспомнил, что по Брест-Литовскому договору Северная Буковина не принадлежала Украине. К тому же в Черновцах был конгресс румын, который выразил свои стремления. Его вывод — это не Румыния претендовала на украинские земли, а Украина — на румынские.

Украинские историки отрицали это и напомнили, что Брестский договор никогда не был ратифицирован, следовательно, юридическую силу не обрел. К тому же в ноябре 1918 г. провозглашается Западноукраинская Народная республика, которая имела свои права согласно пунктам Вудро Вильсона. Их вывод — 100 лет назад ни одно государство-сосед не было заинтересовано в независимости Украины. Это сыграло трагическую роль в ее прошлом.

Проф. Олег Павлишин (Украина) отметил значение позиции ЗУНР, без которой нельзя рассматривать украинско-румынские отношения. Относительно ее сдержанной реакции на появление румын в Черновцах ответ ученого такой — это произошло в условиях, когда не было возможности открывать еще один — румынский фронт. Поэтому правительство ограничилось нотой протеста. Евгений Петрушевич при этом в узком кругу говорил — не будем обострять ситуацию, подождем решения в Париже. Впоследствии в Черновцы выезжали гуманитарные миссии ЗУНР для поиска компромиссов с местной властью относительно украинцев, в частности — интернированных.

Кроме того, стоит вспомнить о еще одном эпизоде украинско-румынских отношений. 25 мая 1919 г. в разгар украинско-польской войны (очевидно, по согласованию с польской стороной) на Покутье вошли румынские войска. Правда, военных действий почти не было, румынские солдаты относились к местному населению корректно, а румынская власть даже оставила на должностях украинских комиссаров. Кроме того, Румыния способствовала формированию украинских воинских подразделений, которые намеревались бороться с большевиками, предоставляла им боеприпасы и продовольствие.

Проф. Radu Garp предложил от истории перейти к современности. Румынский исследователь напомнил, что подписание действующего украинско-румынского базового договора стимулировалось неофициальным требованием НАТО уладить территориальные споры. Спор вокруг острова Змеиный и черноморского шельфа несколько затормозил развитие украинско-румынских взаимоотношений, зато мы получили пример успешного решения конфликта в судебном порядке: решение признали обе стороны. Так бывает далеко не всегда. То есть, несмотря на отягощенность проблемами, которые достались нам в наследство от СССР, Украина и Румыния продемонстрировали способность их решать. Причем как в области политики, так и экономики. В настоящее время Румыния активно поддерживает политику ЕС «Восточное партнерство». Румыния — одно из первых государств, осудивших аннексию Россией Крыма, и в дальнейшем последовательно придерживается такой позиции. Вместе с тем, у нас есть большие неиспользованные возможности. Для этого необходимо привлекать средства ЕС, в первую очередь — на проекты трансграничного сотрудничества. Это соответствует взаимным интересам, потребностям модернизации существующей инфраструктуры. Есть очень позитивный пример согласованной позиции по Приднестровью. Поэтому вывод румынского ученого таков: нельзя добиться успеха иначе чем путем сотрудничества Украины и Румынии.

Однако его понимание немного отличается. Проф. Marius Diaconescu уже в начале выступления отметил — в Украине происходит ассимиляция румын, особенно в Одесской области. А еще в Румынии не воспринимают разделения в Украине на румын и молдован, потому что, по его убеждению, это один народ. Досталось нормам нового Закона Украины «Об образовании» и прозвучало — политика украинизации является ошибочной, более того, политика украинского государства в отношении национальных меньшинств трактовалась как притеснение, которое приводит к невыполнению положений базового договора. Зато отношение румынского государства к украинскому меньшинству было отражено как образцовое. Но больше всего румынского ученого волнуют двухнедельной давности обыски СБУ в Черновцах в связи с публичной демонстрацией картографических изображений, где вся Буковина и юг Одесской области принадлежит Румынии. Румыны абсолютно не понимают, почему так волнуется СБУ, ведь речь идет о прошлом. Вот тут и пришло время рояля в кустах, то есть — крупной карты Великой Румынии.

В ответ проф. Сергей Виднянский отметил — Украина выполнила свои обещания по созданию двух еврорегионов на границе с Румынией, поэтому обвинять ее в невыполнении базового договора безосновательно, а нынешнее румынское государство прекрасно защищает интересы своего меньшинства не только на их территориях. Что же касается разделения на румын и молдован в Украине, то стоит напомнить: право на свою идентификацию имеет личность — человек. Это его выбор. В то же время к румынским коллегам есть встречный вопрос — куда делись сотни тысяч украинцев, которые еще в недавнем прошлом жили в Румынии?

Слово снова от румынских исследователей взял проф. Radu Garp. Оказалось, что румынская сторона до «круглого стола» ждала... извинений от украинского государства за действия СБУ в Черновцах. И все же решили провести встречу, чтобы через украинских историков донести свое мнение, а оно таково: мы ничего не достигнем, если будем утверждать, что якобы у нас гармоничные отношения, иначе мы не сможем переступить через стереотипы, которые нас отталкивают. Румынский ученый считает, что Украина (конечно, в отличие от Румынии) не уважает международное право, и пока будет так, у нас будут инциденты. В принципе, по убеждению оратора, сама Украина — в известной мере одно из последствий «пакта Риббентропа-Молотова», что значительно усложняло между ней и Румынией переговоры. А тут еще Хельсинский акт, который утвердил в Европе принцип нерушимости границ.

К сожалению, тема, которая так бурно обсуждалась четверть века назад, никуда не исчезла. Вручение карты «Романия Маре» выглядело как подготовленный ответ. Поэтому Украине надо адекватно реагировать и давать ответ на разных направлениях, так как вызовы, как видим, идут не только с востока, но и с юго-запада. Вместе с тем, в украинско-румынских отношениях есть значительный круг вопросов, которые бы могли решаться через создание общей комиссии историков и распространение диалога.

Владимир БОЙКО, Бухарест
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments