Наука – это корень и семена, и основа всякой пользы как родины, так и церкви
Феофан Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Сто дней новой Верховной Рады: абстрактные цифры и реальные оценки

26 марта, 2013 - 11:53
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

22 марта с оценкой первых ста дней деятельности Верховной Рады выступила Гражданская сеть «Опора». Результаты мониторинга работы нардепов и предложения по ее усовершенствованию в тот же день обнародовало движение «Чесно».

Обе организации привели практически те же цифры. Из первых 100 дней работы Верховной Рады лишь 10 дней приходятся на пленарные заседания (нередко перерывавшиеся в результате конфликтов между депутатами или заканчивавшиеся преждевременно), столько же дней — на блокирование трибуны, а еще 19 дней — на заседания комитетов (нередко бесплодные и конфликтные). Еще 8 дней депутаты потратили на работу в округах (по крайней мере, номинально потратили). Поэтому большинство из этих ста дней депутатский корпус отвел на свой отдых...

Как же оценить эту деятельность? Представитель «Опоры» Ольга Айвазовская была бескомпромиссна — лишь 10% за 100 дней. И общий вывод: украинский парламент теряет свое влияние на ситуацию в стране, а представители других ветвей власти даже не считают нужным отчитываться перед ним, замечает Ольга Айвазовская: «Депутаты меньше влияют на содержание законопроектов, чем во времена президентства Леонида Кучмы. Несмотря на то, что депутаты начали ходить на работу, эффективность и влиятельность их уменьшилась... В дни вопросов к правительству вместо министров, правительственных чиновников, генпрокурора явились первые или вторые заместители. Переназначенные чиновники не считают нужным являться в Верховную Раду». Айвазовская прогнозирует: если депутаты будут действовать в том же духе, то они окончательно потеряют доверие граждан. А это, мол, угрожает самим принципам демократического строя.

Если исходить из формальных показателей и абстрактных рассуждений, все верно. Но в то же время впечатление такое, что команда «Опоры» (которая не раз в прошлом умело и настойчиво боролась с фальсификациями во время избирательного процесса и с нарушениями свободы слова) вдруг переместилась куда-то на Марс и оценивает теперь украинскую действительность с марсианских позиций, не замечая реальные общественно-политические процессы.

Да, Верховная Рада существенно изменилась в худшую сторону — даже по сравнению со временами Леонида Кучмы. С весны 2010 года практически все заседания и голосования в Раде проходили в вызывающе антиконституционном режиме — бывало, что в зале пленарных заседаний находилось полсотни физических лиц, а на табло высвечивались цифры — «за» 250—260 нардепов. Конечно, и до этого не раз происходили нарушения норм, касающихся личного голосования, но далеко не такие масштабные — десяток, ну, два десятка карточек «тех ребят», за которых нажимают кнопки однопартийцы. О таких укоренившихся в практику Рады последних лет «мелочах», как постоянное нарушение регламента и игнорирование при голосовании за законопроекты позиции профильных комитетов, я молчу...

Иными словами, практически все формально принятые в 2010—2012 годах законы и постановления Рады, если бы в Украине существовал действительно независимый суд, можно было бы отменить. Следовательно, первое, что должны сделать демократические силы, придя к власти и наладив функционирование нормального судопроизводства, — это добиться отмены всей массы принятых тогда законов. Потому что нельзя требовать от граждан соблюдения законов, принятых незаконно.

А почему произошли эти изменения в работе Рады и почему без радикальных мер здесь уже не обойтись? Дело в том, что в Украине изменился политический режим. От «ограниченной демократии» времен Кучмы, обусловленной конкуренцией и взаимной борьбой финансово- промышленных групп и региональных кланов, страна перешла в 2010 году к «циничной автократии» (термин условный, как и предыдущий), когда и в политике, и в экономике монополию на власть имеет один финансово-политический конгломерат. У него внутри, конечно, имеются свои противоречия и конфликты, но решаются они, как это было принято в СССР, «методом борьбы бульдогов под ковром» (У. Черчилль). Потому что главное для тех, кого объединяет этот конгломерат, — это сохранение своей власти на неограниченную перспективу. Поэтому просто смешными выглядят инвективы «Опоры», скажем, по поводу того, что парламент не выполняет контрольную функцию. Но прошлая Рада ее и не собиралась выполнять, даже на условном уровне, ведь каким образом левая рука будет контролировать правую?

В демократическом государстве правительственное большинство в парламенте сознательно передает контрольные полномочия оппозиционерам, потому что знает: нечестная игра угрожает ему самому, избиратели в следующий раз отвернутся от тех, кто обманывает нацию, — то ли сознательно, то ли из-за неумения и непрофессионализма. У нас же, во-первых, глашатаи «партии власти» не раз заявляли, что они собираются руководить страной очень долго (обычно к этому не прибавлялось необходимое для тех, кто мыслит и действует демократически: «если избиратели позволят»), во-вторых, нынешняя «партия власти» имеет очень уж специфическую «железную когорту» электората — эта публика презирает демократию и уважает только «сильную руку». Поэтому надеяться, что подконтрольная «партии власти» Верховная Рада активно будет контролировать правительство, силовые структуры и главу государства, могли только марсиане.

Это же касается зафиксированного «Опорой» неумения большинства депутатов работать с избирателями, с муниципальными структурами или общественными организациями. Не для того они шли в Верховную Раду, эти «неумейки». Одни — лоббировать свои бизнес-интересы (это касается и некоторых оппозиционеров), другие — быть «верными солдатами партии», винтиками машины голосования за представленные президентом и правительством законопроекты. Поэтому количество принятых Радой прошлого, VI созыва, законопроектов имеет смысл рассматривать не само по себе, а только в контексте всего сказанного выше.

Поэтому и главный вывод «Опоры» — что парламент стал слабее, чем при Кучме, — неверный. Парламент Украины стал не слабее, а декоративным или же маргинально-минимальным, как называет подобные структуры современная политическая наука. Изменился тип политического режима — пошел под откос и парламентаризм.

Новый же парламент совершенно нельзя назвать декоративным. Попытка оппозиционеров навести порядок в его работе, добиться выполнения руководством Верховной Рады VIІ созыва и отдельными депутатами конституционных норм и общих принципов парламентаризма начинает давать свои результаты. Сейчас голосование «за того парня» стало уже исключением, а не правилом, хотя и случается, невзирая на все договоренности. Но нарушители Основного Закона стали бояться делать свое грязное дело и пытаются прятаться от глаз оппозиционеров и прессы. И за все сто дней работы новой депутатской каденции — только две «тушки»; остальные потенциальные перебежчики сдерживаются, увидев реакцию оппозиции и общества на поступок отца и сына Табаловых. Иначе говоря, определенные качественные изменения (которые не измеряются формализованными цифрами) налицо. Поэтому есть шанс возрождения парламентаризма, пусть и несовершенного. Вот вдоль всего этого и прошлась «Опора», увлекая марсианским абстракционизмом.

Рух «Чесно», следует отдать ему должное, не ограничился только цифрами и формальными обобщениями. Так как номинально самой честной является КПУ — единственная среди парламентских партий, которая отчиталась о своих финансах в 2012 году; но реальны ли показанные ею цифры, правы ли те эксперты, которые называют цифру втрое выше? И чем является отказ некоторых депутатов от расходования государственных средств на обеспечение своей деятельности — достоинством или пороком? Поэтому движение «Чесно» сосредоточилось на разработке механизмов «прозрачности» и подконтрольности гражданскому обществу депутатской деятельности. А еще оно на этот раз довольно осторожно отнеслось к многочисленным характеристикам активности парламентариев и подготовило целый ряд содержательных предложений относительно улучшения депутатской работы. Но продуманы ли все они?

Вот, скажем, среди льгот, которые предложено отменить, — льготы депутатов на бесплатное использование СМИ. Не навредит ли это интересам избирателей в случае, если их представитель — не «крутой» бизнесмен или ставленник олигархов? Так как далеко не каждый депутат имеет возможность в нужный момент достать из кармана пачку купюр крупного номинала. С отменой материальной помощи депутатам на оздоровление тоже не так просто: ведь у депутатов очень разные состояния, кроме того, есть депутаты-инвалиды. Непросто и с лишением бывших нардепов материальной помощи в случае нетрудоустройства в первые годы после прекращения их полномочий. Это даст в руки власти лишний рычаг давления на оппозиционеров (нужно ли расписывать механизм такого давления)?

Иными словами, мониторинг деятельности депутатов имеет смысл лишь тогда, когда он ведется не с марсианских, а с земных позиций. И лишь такой он нужен обществу.

Сергей ГРАБОВСКИЙ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ