Мы должны научиться ощущать себя украинцами – не галицкими, не буковинскими украинцами, а украинцами без официальных границ
Иван Франко, украинский писатель, поэт, переводчик, ученый, общественный и политический деятель

«Украина должна пережить разочарование в левых идеях», —

считает народный депутат, член партии «Реформы и порядок» Сергей ТЕРЕХИН
26 декабря, 1998 - 00:00

Нельзя сказать, что Сергей Терехин обделен вниманием средств массовой информации, однако то, о чем он говорил с журналистами «Дня» (а говорил он о Власти «в лицах» и «в поступках»), по праву можно назвать эксклюзивом. К сожалению, мы печатаем только фрагменты беседы, опуская детальный анализ текущего бюджетного процесса (который, в общем, совпадает с заявлением Комитета по вопросам финансов). Впрочем, с некоторыми бюджетными коллизиями мы читателя познакомим...

Итак, первый вопрос о том, почему бюджетный комитет Юлии Тимошенко, в отличие от фракции «Реформы» в парламенте прошлого созыва, смог-таки устроить мини-революцию в бюджетном процессе, а именно: навязать собственный проект и добиться формирования бюджета снизу доверху?

Сергей Терехин:

— Это огромная иллюзия. Путь принятия бюджета, избранный комитетом, не только не отличается от предшествующих лет, когда г.Азаров пытался подменить правительство, но просто доведен до абсурда. Потому что если раньше мотивации бюджетного комитета были чисто денежного характера, то сегодня у Юлии Тимошенко мотивация чисто политического характера.

— А в чем «политика» г-жи Тимошенко?

— Все очень просто. Когда планируется расходов в полтора раза больше, чем может быть «поднято» доходов из любых источников, тогда каждый день можно лупить правительство по поводу нарушения Уголовного кодекса. То же касается наполнения бюджета снизу вверх. Предложенный бюджет еще более коммунистический, чем его предшественники. В прошлом и текущем бюджетном году в соответствии со 142 и 143 статьями Конституции было записано, что все налоги идут в бюджеты территориальных общин, и после этого, если у них есть общие программы на уровне районов и областей, часть этих налогов идет наверх. Теперь в бюджете «имени Тимошенко» записано, что все поступления идут в область, и область решает, сколько дать городам и районам, и район решает, сколько оставить селам. Одним словом, этот бюджет не принесет доходы местному самоуправлению, этот бюджет принесет доходы областным элитам. Еще одна находка бюджетного комитета состоит в том, что постоянные доходы в размере примерно 3 млрд. были изъяты из госбюджета (от налогов, например) и отданы на уровень областей. Вместо этого госбюджет получил непостоянные доходы, то есть те, которые или будут собраны, или нет (от приватизации, от продажи товаров из госрезерва). Таким образом, риск невыполнения бюджета, на котором держатся силовые структуры, госуправление, намного возрастает.

— Некоторые эксперты считают, что Юлия Тимошенко так поступает из мести, поскольку запланированные источники доходов ей хорошо известны...

— Это тоже иллюзия. Хотя все возможно. Я в зале (Верховной Рады. — Ред.) сижу недалеко от фракции «Громада» и могу предположить, что в некоторых случаях эта фракция работает по принципу «чем хуже, тем лучше».

— Но в чем тогда смысл поддержки Президентом этих людей? В чем смысл заявлений о тесном сотрудничестве его с парламентом? В чем смысл чаепитий с Ю.Тимошенко?

— Моя версия очень простая. Мне кажется, Президент ничего в этом не понимает. Но вы, наверное, хотите от меня услышать, что между Президентом, Ткаченко и Тимошенко идет какая-то тонкая предвыборная игра? Ничего подобного. Я полагаю, что все намного примитивнее. Президент любит умные идеи: вот как в случае с векселями. Они непонятны ни для него самого, ни для его окружения, но они звучат умно. Думаю, что и политического расчета здесь нет. Может, г-же Юлии просто нравится ходить к Президенту и пить чай. Вот у г. Ткаченко более тонкая политика, потому что у него первейшая задача — окончательно «утопить» Александра Мороза.

— Как вы считаете, чем закончится история с принятием бюджета?

— Я думаю, что будет принят проект Кабмина. Несмотря на то, что в первом чтении был принят проект комитета. Ведь г-жа Тимошенко задела очень многие интересы. Главное не то, что она забрала какие-то источники доходов. Она намеревается «угробить» целые отрасли. Например, транспортировка и добыча газа после ее нововведений получат отрицательную рентабельность до 200% и просто погибнут. Я не знаю, кто за этим стоит. Может, Россия. Может, месть... Но не экономика.

— Вы работали в правительстве Л.Кучмы. Видите ли вы разницу между Кучмой-премьером и Кучмой-президентом?

— Думаю, он стал более респектабельным... Возможно, есть еще один плюс: он в последние годы менее быстро меняет свои команды. Этот человек никогда никому не доверял и не признавал ничьих заслуг. А с точки зрения политического антуража он теперь лучше смотрится, не тушуется, разговаривая с лидерами других стран. Но есть две негативные черты, оставшиеся незыблемыми. Во-первых, это нежелание разбираться в вопросах. Вообще. И во-вторых, это то, что сиюминутное влияние на Президента со стороны других людей очень велико. Простой пример. Вот есть пять посещений г.Кучмы по одному и тому же вопросу. Есть пять разных мнений, но принято будет последнее. Вне зависимости от аргументов. Все знают это, и поэтому попасть к Президенту на прием поздно вечером очень трудно. Я вот что хочу сказать: нестабильность в принятии решений, невозможность логических доказательств — это крупнейшая негативная черта Л.Кучмы. И, наверное, из-за этой «черточки» я бы не хотел, чтобы он еще раз стал Президентом.

— А что за команда сейчас рядом с Президентом?

— Я бы не сказал, что это команда. Это обслуживающий персонал. Потому что из политических друзей у него остался всего один. Это Владимир Горбулин, да и тот периодически оказывается в опале. Я же имею в виду то среднее звено, которое формирует социально-экономическую мысль Президента. Это господа Гальчинский, Гайдуцкий, Литвицкий, Рыжов. Внутри этой команды какие-то люди пододвигаются, другие отодвигаются. И то же самое происходит в правительстве.

— Как вы считаете, кто готовил послание Президента Верховной Раде, которое, как писал «День», он прочитал с большим интересом для себя?

— Думаю, там было несколько авторов, придерживающихся абсолютно различных взглядов. Многое было написано Кабмином. Некоторые разделы были отредактированы В.Литвицким, который отстаивает более прагматические позиции. Ну, а некоторые разделы были написаны такими «столпами» экономической науки, как А.Гальчинский, М.Геец, у которых всегда мало денег в экономике.

— Значит, выходит так, что Президент вообще не понимает, что он делает и что говорит? Посмотрите, накануне рассмотрения бюджета он вдруг заявляет, что последний не принимался из-за неопределенности с валютным коридором. Затем мнение резко меняется, и оказывается, что коридор нам не нужен совсем, вместо этого предлагается ввести плавающий курс... Тогда как быть с бюджетом?

— Что вы хотите от меня услышать? Если вы хотите написать в «Дне», что я считаю, что Президент не разбирается в макроэкономике, напишите. Я действительно так считаю. Но другой вопрос: должен ли он разбираться в этом? Главная задача руководителя любого ранга — получить информацию, отсеять ненужное и принять верное решение. Но этого-то Леонид Данилович делать не умеет.

— Давайте теперь обсудим внешнеполитические инициативы спикера Ткаченко во время его визита в Москву. Похоже, что даже российский премьер Примаков был озабочен его предложениями о едином флоте и единой валюте.

— Вы знаете, Александр Ткаченко всегда лелеял идею о союзе с бывшими советскими республиками. Кстати, все эти идеи в том или ином виде заложены в приложения к экономическому договору. Например, единое экономическое пространство означает снятие тарифных барьеров, и можно представить себе, как отреагируют наши шахтеры, у которых уголь и так в 4 раза дороже кузбасского. И таких примеров множество. Что же касается перспективы прохождения через парламент интеграционных документов, то она очень велика. Особенно после их поддержки объединенными социал-демократами, многие из которых по бизнесовым мотивам заинтересованы в снятии всяческих барьеров в отношениях с РФ. Я не большой протекционист, но обеспокоен тем, что ВР готова отдать такую большую часть экономического суверенитета. Пожалуй, впервые после 1991 года Украина так близка к быстрой административной интеграции в другую страну.

— Но какой резон А.Ткаченко проводить такую политику?

— Вы никогда не обращали внимание на то, что любой региональный лидер хочет войти в историю либо как дезинтегратор, либо как интегратор? Имя Леонида Кравчука навсегда записано в историю Украины. Это человек, позволивший Украине снова сделаться Украиной. У Александра Ткаченко, безумно амбициозного человека, есть мечта сделаться интегратором и опять возродить этот огромный, могучий, первый в мире...

— Он хочет стать премьером или президентом? Чего он хочет?

— Я не знаю, куда он хочет. Я знаю, что он хочет власти. В парламенте прошлого созыва А.Ткаченко был причастен практически ко всем отраслевым постановлениям. Большинство вопросов по государственным капитальным вложениям, там, где больше всего государственного вмешательства в экономику, было лоббировано г.Ткаченко. Это говорит о том, что ближе всего ему — правительственная работа. Но ему не нравится, что правительство еще кому-то подчинено. Поэтому он и стремится подменить Верховной Радой правительство.

— Вы представляете партию «Реформы и порядок». Не могли бы вы нам объяснить, в чем смысл «игры» партии вокруг персоны Виктора Ющенко? Всем ведь ясно, что не пойдет г.Ющенко на выборы. Не позволят ему пойти на выборы. И намеки уже были о том, что случится, если он отважится... И еще один вопрос на тему предвыборных маневров ПРП. В чем смысл альянса ПРП с Рухом?

— Относительно «игр» с Ющенко. А было ли у вас так, когда вы кого-то хотите, а вас — не хотят. Кстати, не всегда это заканчивается неудачей... Мы, к сожалению, не смогли вырастить стойкий бомонд, из которого можно выбрать кандидата в президенты. Сегодня есть несколько людей, которые по своему креслу теоретически могут претендовать на пост президента. Вы всех их знаете. Так вот, мы долго анализировали поступки этих людей и решили, что нынешнюю власть поддерживать не будем. Потому что нет элементарной надежды. Когда мне говорят: а что же делать, когда во второй тур выйдет левый (Ткаченко, Симоненко, Мороз, без разницы) — и Кучма? Я могу показаться циничным, но обычно отвечаю: поступайте по принципу «если нет лучшего, то выберите нового». Думаю, для нас было бы важно или получить достаточно сильного, реформаторски настроенного нового президента, или пережить разочарование в левых идеях.

Теперь о Рухе. Наши переговоры начались задолго до парламентских выборов. Тогда мы договориться не смогли. Однако именно выборы показали, что мы с Рухом топчемся почти на одном электорате. Сейчас в Рухе идет борьба идеологий. Правда, пока Рух остается более консервативным, чем нам хотелось бы. Вначале «пал» г. Лавринович, затем г. Костенко. Но мы очень довольны, что съезд Руха объявил о своем альянсе с ПРП. Раньше нам говорили только об ассимиляции. Теперь я хотел бы говорить исключительно как «физическое лицо». Я считаю, что господин Чорновил на сегодняшнем этапе — это большая проблема для Руха. И просто они с этой проблемой не разберутся. Очень может быть, что поддержка ПРП «молодой поросли» в Рухе приведет к тому, что эта новая поросль преодолеет старый бурьян... У нас есть такая надежда.

В беседе участвовали: Лариса ИВШИНА, Ольга ЛЕНЬ, Яна МОЙСЕЕНКОВА,Владимир ЗОЛОТОРЕВ, Ирина ГАВРИЛОВА,Татьяна КОРОБОВА, Дмитрий СКРЯБИН, Ирина КЛИМЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments