Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Украинский, народный Патриарх

К 50-летию служения на Киевской кафедре Святейшего Патриарха Киевского и всея Руси-Украины Филарета
11 мая, 2016 - 19:26
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

На этой неделе вся Украинская православная церковь Киевского патриархата отмечает светлую дату своей истории — 50-летие служения на Киевской кафедре Святейшего Патриарха Киевского и всея Руси-Украины Филарета. Как отмечает пресс-служба УПЦ КП, за всю более чем тысячелетнюю историю украинской церкви это самый длинный период непрерывного служения на Киевском престоле.

14 мая 1966 года Филарет, который до того был епископом Дмитровским, викарием Московской епархии, ректором Московской духовной академии и семинарии, был возведен в сан архиепископа и назначен постоянным членом Священного Синода, экзархом Украины, архиепископом Киевским и Галицким. Через 24 года — в октябре 1990-го Филарет получил титул Митрополита Киевского и всея Украины. В июне 1992 года во время Всеукраинского православного собора он был избран заместителем Патриарха, а в октябре 1995-го — Патриархом Киевским и всея Руси-Украины.

ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Итак, о роли Патриарха Филарета — этого великого церковного иерарха, который, несомненно, является человеком-эпохой и одной из самых выдающихся фигур новейшей истории Украины.

«РОЛЬ ПАТРИАРХА ФИЛАРЕТА В ПРОИСХОЖДЕНИИ УПЦ КП ИСКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ И ОПРЕДЕЛЯЮЩАЯ»

Виктор ЕЛЕНСКИЙ, народный депутат, председатель подкомитета по вопросам государственной политики в сфере свободы совести и религиозных организаций комитета ВРУ по вопросам культуры и духовности:

— Служение Патриарха Филарета на Киевской кафедре можно разделить на две половины: первая четверть века — в Московском патриархате, вторая четверть века — в Киевском патриархате.

Это фигура, которая требует более глубокого анализа и вполне могла бы стать героем лихо закрученного приключенческого фильма. На глазах Патриарха произошло много не только церковных, но и политических событий, в которых он принимал участие. Так, в советское время существовал «доклад Фурова»: у заместителя председателя Совета по делам религий при Совете министров СССР украли портфель с совершенно секретным докладом, в котором среди прочего давались характеристики всем иерархам РПЦ. Все они были разделены на три категории: первая — лояльные архиереи, которые последовательно проводят внешнюю и внутреннюю политику КПСС и в церковном строительстве прислушиваются к пожеланиям партии; третья категория — церковные диссиденты, как Димитрий Дудко, Глеб Якунин и др.; вторая категория — это иерархи, которые являются своенравными и пытаются использовать свою лояльность к советской власти для расширения сети религиозных институтов и оживления религиозной жизни. Филарет вошел как раз во вторую категорию — «своенравных».

26 ИЮЛЯ 2013, КИЕВ. «КАК БРАТЬЯ». ПАТРИАРХ УПЦ КП ФИЛАРЕТ И МИТРОПОЛИТ УПЦ МП ВЛАДИМИР (САБОДАН) НА ВЫСТАВКЕ «ВЕЛИКОЕ И ВЕЛИЧЕСТВЕННОЕ» ВСТРЕТИЛИСЬ, ОБНЯЛИСЬ И РАСЦЕЛОВАЛИСЬ. ТОГДА ПАТРИАРХ, У КОТОРОГО КОПИЯ ДАННОГО ФОТО СТОИТ НА СТОЛЕ, ОТМЕТИЛ, ЧТО ОНИ «БОЛЬШЕ НЕ ВРАГИ». ИМЕННО БЛАГОДАРЯ ЛИЧНОСТИ МИТРОПОЛИТА ВЛАДИМИРА, К СОЖАЛЕНИЮ, НЫНЕ ПОКОЙНОГО, БЫЛА НАДЕЖДА НА ХРУПКИЙ ШАНС ОБЪЕДИНЕНИЯ КРУПНЕЙШИХ УКРАИНСКИХ ЦЕРКВЕЙ. СЕГОДНЯ ТАКИХ ШАНСОВ МЕНЬШЕ / ФОТО БОРИСА КОРПУСЕНКО

Он возглавил УПЦ КП в очень сложных исходных условиях, потому что за ним не пошел епископат Московского патриархата. Филарет также не имел авторитета среди автокефального движения как человек, 25 лет служивший архиепископом, а затем Митрополитом Киевским Московского патриархата. Но ему удалось получить величайший авторитет и в этом движении, и вообще в обществе. Особо большим авторитетом Патриарх Филарет стал пользоваться после двух Майданов, а во время войны он во многом его укрепил. Поэтому его роль в происхождении Украинской православной церкви Киевского патриархата исключительная и определяющая: она обязана ему тем развитием и статусом, который имеет в настоящий момент.

Патриарх Филарет — это масштабная и очень сложная фигура. Когда он выступает, это всегда просто, а его основная идея очевидна — он не имеет второго или третьего плана. Но за этой очевидностью и конкретным направлением беседы чувствуется большая работа — интеллектуальная и духовная.

«МЫ ПОЧТИ НЕ ЗНАЕМ ДРУГОГО КИЕВСКОГО ПАТРИАРХАТА, КРОМЕ КАК ПРИ ФИЛАРЕТЕ, ПОСКОЛЬКУ ЭТО ЕГО ДЕТИЩЕ»

Людмила ФИЛИПОВИЧ, заведующая отделом истории религии и практического религиоведения, доктор философских наук, профессор Института философии им. Г. С. Сковороды НАН Украины:

— Нет сомнения, что это знаковая фигура в истории украинского православия, без которой ход истории — государства, вселенского, украинского и русского православия — был бы иным. Это человек, который обладает огромным влиянаием на людей из-за устойчивого внутреннего убеждения в правильности того, что он делает.

Силу человека, как правило, определяют по его интеллектуальным способностям, по уровню образования. В случае с Филаретом несколько иная ситуация, поскольку это человек колоссальной воли. Возможно, ему где-то и не хватает богословского образования, поскольку он сразу после войны заканчивал Одесскую духовную семинарию. Но время его пребывания в Москве и способность его к самообразованию сделали свое дело. Он прошел путь, который, как правило, проходит любой патриарх, — это управление учебными духовными заведениями, он знает, что такое богословское образование. Это человек с опытом и природными данными — самородок из народа. К тому же родом он из восточной Украины — из Донецкой области, края трудовиков. Именно поэтому Филарет — это, без сомнения, украинский, народный патриарх, который знает народ и его потребности. А украинских иерархов всегда выделяло особое внимание персонально к каждому человеку — именно в этом заключается разница между украинским и русским православием. Украинцы, в силу своей хуторянскости, ориентированы на человека, на персональную зону, на личность. А русская церковь видит коллектив, у нее общинное сознание.

Обучая в московских духовных школах, где не очень любили украинцев, Филарет отдавал приоритет именно украинцам, проявлял по отношению к ним патерналистские качества. Он также был на своем месте, когда его сделали украинским экзархом РПЦ, и долгое время он возглавлял ту церковь. И за то, что церковь не закрыли, нужно быть благодарными его украинскому нраву — обойти «айсберги» той политической власти. Именно поэтому даже в советские времена функционировала Киево-Печерская лавра, Владимирский и некоторые другие соборы Киева. Понятно, что он шел на какие-то компромиссы, ведь в то время иначе было невозможно. Если попадались какие-то адекватные коммунистические лидеры, то могли сработать уговоры, подарки, услуги, которые он делал этим людям. То, что его обвиняют в сотрудничестве, то он «контракт не подписывал», а по-другому в то время выжить было невозможно — только сесть на 17–20 лет. Думаю, это был определенный компромисс с Богом, совестью и властью, но Филарет уже давно выкупил те компромиссы своей деятельностью в независимой Украине.

За эти 25 лет Патриарх Филарет закалил свой характер теми условиями, в которых жил. Для него было колоссальным ударом то, что его не выбрали Патриархом Русской православной церкви. И в том поединке с Алексием ІІ Филарет был более сильным организатором, менеджером, человеком с широким кругом связей, потому что Киев, скорее, духовно был ближе к Москве, чем Санкт-Петербург. Поэтому, поняв, что в Москве перспектив нет, а в Украине начались процессы национального возрождения, Филарет посвятил себя непростому делу строительства Киевского патриархата. Думаю, это требовало личного героизма, поскольку не все люди способны поставить на карту свою жизнь, предыдущие заслуги, репутацию в религиозном, иерархиезированном, наполовину трансцендентном мире. Неповиновение Филарета Москве — это не просто политика, это еще и церковный вызов, и он прекрасно осознавал, что идет на раскол (или отделение). Он встал против иерархии, порядков и власти в церкви.

Без сомнения, он сильный руководитель авторитарного типа, а потому не довольны его кадровыми «ручными» перестановками. Но и сейчас «корабль» Украинской православной церкви он ведет сильной капитанской рукой через все «рифы». Результатом нормального развития этой церкви является реакция украинского общества. Когда-то, согласно соцопросам, количество сторонников УПЦ КП уступало количеству сторонников УПЦ МП, на протяжении 2013–2014 гг. выровнялось, а в 2015–2016 гг. мы видим серьезное преимущество Киевского патриархата. События Майдана и войны ускорили процессы идентификации и самоидентификации прихожан этой церкви и самого Киевского патриархата. И то, что они адекватно отреагировали на все вызовы времени — это, без сомнения, заслуга Филарета и его священников, потому что именно они руководят людьми и отвечают действием. Это говорит о зрелости церкви.

Конечно, есть вопросы к УПЦ (КП): возможно, не везде в парафиях хорошо работают воскресные школы, не везде развита сетка братств и сестринств, они недостаточно последовательны в отстаивании своих прав. Но, без сомнения, Киевский патриархат — это церковь народная. Как и УГКЦ, ее иерархи не заседают где-то на печерских холмах или в лаврах, не видя, что делается, а их прихожане не молчат в церквях.

Дай Боже, чтобы Филарету хватило мудрости, сил и жизненных лет подготовить себе достойную смену. А в персональном составе епископата очень много интересных, мощных и образованных людей. В чем-то Патриарх Филарет напоминает митрополита Петра Могилу, который вел свою деятельность после того, как православие в Украине пришло в упадок.

Но появляется вопрос: что будет «после»? Ведь мы почти не знаем другого Киевского патриархата, кроме как при Филарете, так как это его детище. Да, УПЦ КП находится «вне ограждения» вселенского православия, но потихоньку этот барьер преодолевается. Сейчас представители церкви начали ездить на Афон, священники и монахи учатся в Греции, подтверждая, что Константинополь они воспринимают как свою материнскую церковь. А единственный путь признания УПЦ КП мы ожидаем только со стороны Константинополя и Вселенского патриарха.

Что же касается отношений УПЦ КП и УПЦ МП, то разрыв между ними всегда поддерживался и углублялся искусственно. Украину никогда не оставят в покое из-за имперских настроений Москвы и Путина. А церковь — очень удобный инструмент в московской политике, потому что паству очень легко направить в нужном направлении. «Русский мир» не прошел, поэтому Кремль пытается зайти с флангов, используя внутренние противоречия, которые удачно моделируются.

Дмитрий КРИВЦУН, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments