Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

В ожидании Генерала?

Две трети украинцев хотят радикального обновления фигур лидеров на «политической шахматной доске»
14 августа, 2018 - 18:29
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Практически ежедневно приходят новости: погиб военный, то ли на фронте, то ли в тылу во время отпуска; а если не погиб  — то ранен или избит неизвестными. С оккупантами состязаются пьяные водители, число жертв которых в прошлом году превысило число погибших за тот же период на Донбассе; и не боятся эти водители ни Божьего суда, ни человеческого, поэтому только 20  июля 2018 года в ДТП погибло 22 человека. Ежедневно где-то задерживают взяточника, а то и нескольких, вот только их ранг обычно не слишком высок, и громких судебных приговоров за взятки что-то не слышно. Зато суды Украины предприимчиво закрывают резонансные дела и отпускают на свободу организаторов террора и предателей Родины. Ну, а о том, что водители маршруток демонстративно отказываются выполнять закон о бесплатном перевозе воинов-ветеранов и им за это ничего нет, масс-медиа уже устали сообщать. Мы уже молчим о ежедневной мощной пропаганде «компромисса на востоке», «скорейшего мира на Донбассе» и «взаимопонимания с Россией относительно Крыма» (в сущности — об агитации за капитуляцию перед Кремлем) во многих масс-медиа Украины, об активной защите Национальным союзом журналистов тех «мастеров клавиатуры», которые откровенно врут (в том числе и во время визитов в Западную Европу, не известно кем и за чьи деньги организованных) о том, что россиян на Донбассе нет, и что в Украине продолжается гражданская война, и что у нас с россиянами две страны, однако одна журналистика (впрочем, этот тезис отстаивает и НСЖУ, который играет роль «пятой колонны» Путина и не стесняется этого, разглагольствуя о «европейских ценностях»; не тех ли, которые отстаивал когда-то доктор Геббельс?). И так далее, и тому подобное.

Одним словом, кризис. Кризис власти, кризис государственного аппарата, общественный кризис.

И если бы дело ограничивалось описанными выше явлениями! Так как в таком случае высшей власти достаточно было бы цыкнуть на подчиненные ей структуры, разогнать замешенные в антигосударственной деятельности суды, распустить горрады, которые сочувствуют российским агрессорам, закрыть определенные телеканалы и осуществить другие жесткие, однако решительные и правильные шаги. Понятное дело, эти шаги не очень понравились бы некоторым европейским и международным супергуманистам — но не достаточно ли было бы напомнить определенные сюжеты борьбы с нацистами и коллаборационистами? Однако способна ли высшая власть предпринять такие шаги? Реально ли подчиняется ей вся управленческая вертикаль, созданная еще Кучмой и доработанная Януковичем и нашпигованная «пятой колонной»? Пойдет ли за действующей властью патриотическая часть общества, которая, что показывают все социологические исследования, уже не верит этой власти и очень мало доверяет «реестровым оппозиционерам»? И, наконец, главное: что и как можно сделать с кланово-олигархической системой, которая была создана еще во времена Кучмы и которая буквально душит побеги прогрессивного движения в экономике и политике?

Чтобы не быть голословными, приведем социологические данные, которые что-то не хотят комментировать масс-медиа Украины. Согласно результатам проведенного в июне 2018 года Центром Разумкова всеукраинского опроса, Президенту Украины доверяет 14%  опрошенных,  не доверяет — 81%, правительству — соответственно 14% и 81%, Верховной Раде — соответственно 10% и 86%, Национальному банку — 14%  и 76%, Верховному  суду — 11%  и  75%. Доверие к государственному аппарату (чиновников) выразили 9% опрошенных, не доверяют им — 85% (для простоты восприятия цифры округлены до целых величин, количество тех, кто не определился, не приводится). Еще ниже доверие к судебной и банковской системам. Поражающие данные серьезной социологической службы, не так ли?

Возможно, дела обстоят лучше у разрекламированных антикоррупционных органов, на которые уповают западные партнеры Украины? Да, лучше, но... НАБУ доверяет 17% опрошенных, не доверяет 63%, НАПК доверяет 13% опрошенных, не доверяет тоже 63%, САП доверяет 14%, не доверяет 64%. Печальная картина...

Ее дополняют данные опроса, одновременно с этим проведенного Социологической группой «Рейтинг». Там замерялись другие показатели, и вот они. 76% опрошенных считают, что дела в Украине идут в неправильном направлении, 13% имеют противоположное мнение, 11% колеблются с оценками по этому вопросу.

Повторим еще раз: кризис. Кризис власти, кризис госаппарата, общественный кризис.

Кое-кто надеется на выборы, которые, мол, будут способствовать позитивным изменениям во власти. Это антинаучная фантастика. Выборы при действующих обстоятельствах не улучшат, а резко ухудшат качество высших властных структур (если эти структуры вообще сохранятся). И вообще, по данным «Рейтинга», две трети опрошенных считают, что будущие выборы президента Украины будут нечестными, всего 12% убежденные в честности их проведения, а еще 22% не могут (или не хотят) ответить на этот вопрос. А вместе с тем пророссийские популисты-демагоги шаг за шагом повышают свои рейтинги, хотя им теперь доверяет не большее количество украинцев, чем власть имущим. При этом разочарованная и дезориентированная часть общества уповает в вопросах социальной справедливости на политиков-миллиардеров из обоймы Кучмы и Януковича. Смешно? Скорее грустно. Вместе с тем депутатов, которые имеют свою позицию и оппонируют нечестным действиям власти, травят в олигархических масс-медиа и используют самые грязные технологии для их дискредитации. От стилистики таких действ возникает впечатление, что этим занимаются те же люди, что и на президентских выборах 1999 и  2004 годов, только теперь они обслуживают других хозяев (в том, чтобы глушить все живое, интересы всех олигархических кланов, ориентированных и на Москву, и на Брюссель, совпадают). Не удивительно, что несколько десятков депутатов, которые в прошлые годы показали себя профессиональными и честными парламентариями, сейчас просто молчат, а рационально мыслящие общественные деятели тоже почти стихли, не имея рецептов выхода из кризиса или не осмеливаясь их обнародовать, чтобы не стать объектами масштабной травли.

Мы же считаем, что отступать дальше некуда. Вещи должны быть названы своими именами и осмыслены в режиме свободных от любых забобонов размышлений.

Но сначала — исторический экскурс, прямо связанный с темой статьи.

Великая Французская революция, которая началась в 1789 году, как известно, прошла несколько этапов радикализации, вылившись в кровавую якобинскую диктатуру, а после казни ее политических и идейных лидеров Робеспьера, Сен-Жюста и Кутона погрузилась в хаос и анархию. Все выродилось в omnium bellum contra omnes — войну всех против всех. Демос, которого постоянно дурили революционные вожди, неоднократно восставал, но становилось только хуже. Зато на выборах большинство получили контрреволюционеры, которые хотели восстановления прошлого. Франция стояла перед перспективой политико-экономического истощения и краха.

Вот тут на арене французской истории появился молодой генерал Наполеон Бонапарт, герой отпора агрессии со стороны феодальной Европы. Сначала в начале октября 1795 года он организовал разгром мятежников в Париже (то была «золотая молодежь», наемники богатеев, зарубежная агентура, эмигранты и т.п., которые под прикрытием демократических лозунгов стремились ликвидировать республику). При этом он безжалостно расстрелял из пушек картечью в десять раз большие силы защитников идей свободы и равенства (хотя и сильно изгаженных действующей властью.) колонны мятежников во главе с депутатами разных уровней. А во второй раз генерал Бонапарт военной силой 9-10 ноября 1799 года заставил депутатов, которые поставили Французскую республику на грань военного поражения, проголосовать за передачу ему полноты власти и чрезвычайных полномочий.

Наполеон Бонапарт железной рукой прекратил хаос и анархию, усилил дисциплину чиновников и масс, реформировал армию и финансы. Франция вздохнула с облегчением. Наконец воцарился какой-то порядок, при котором власть, в отличие от якобинизма, не злоупотребляла «национальной бритвой доктора Гильйотена». Наполеоне Буонапарте (его аутентичное корсиканское имя) был не только талантливым генералом, которому улыбалась судьба. Он оказался вполне адекватным государственным деятелем, который на 200 лет вперед сформировал немало общественных и управленческих институтов Франции, вплоть до системы образования. А знаменитый Кодекс Наполеона имел огромное влияние на гражданское право целой Европы. Этот Кодекс, в частности, систематизировал и легитимизировал завоевания революции: гражданские права, крестьянскую собственность на землю, а также экономические права тех, кто купил «национальные владения», то есть конфискованные земли эмигрантов и церкви. 1804 год, когда был ратифицирован этот Кодекс (его официальное название — Гражданский кодекс), который Наполеон считал своей самой значительной победой, и должен считаться годом окончания Великой Французской революции, главные достижения которой уже нельзя было уничтожить.

Другими словами, взять власть и легитимизировать ее — это не половина дела и даже не ее четверть. После корсиканца было немало генералов и полковников, которые умели захватывать власть (особенно в Азии, Африке и Латинской Америке). Однако чтобы быть в русле бонапартистской традиции, мало иметь умение полководца и славу героя войны. Нужно еще уметь содействовать устойчивому развитию общества, обеспечивать государству покой, гарантировать его безопасность, хоть какие-то рамки законности и порядка, особенно после революционного опьянения и жирования разных отбросов на достижениях незавершенной революции.

Дело в том, что во время революции (это не один день и обычно не один год) социальный организм развивается в чрезвычайном режиме максимального напряжения всех сил, однако длительное время находиться в таком стрессе невозможно, потому что общество истощается и рискует суицидом, тем более что практически всегда хватает «хороших» соседей, готовых помочь в этом деле. Поэтому на поверхность почти неминуемо всплывают разнообразные нувориши и политические демагоги, способные лишь ростовщичествовать абсолютно всем, вплоть до святых вещей.

В такое время нация вместо «вечных революционеров», тем более демагогов нуждается в реальных и жестких реформаторах, способных методами эволюции закончить революционные задачи. Поэтому бонапартизм — это использование возможностей авторитарного правления для осуществления назревших социальных и политических трансформаций, когда изменения реализуются, может и болезненно, но быстро и без лишней болтовни, без бесконечных дискуссий ни о чем и демонстрации нерешительности.

Такой тип власти особенно оправдан, когда страна находится в состоянии войны, революции, гражданского конфликта и тому подобное. В истории человечества можно найти немало подобных примеров, когда военные лидеры брали на себя единоличную ответственность за государство. Некоторые из них достигали достаточно больших успехов: генерал Мустафа Кемаль в Турции, генерал Ласаро Карденас в Мексике, полковник Насер в Египте, генерал Хуан Доминго Перрон в Аргентине, полковник Хакобо Арбенс в Гватемале, генерал Веласко Альварадо в Перу, генерал Аугусто Пиночет в Чили. Можно вспомнить и генерала Шарля де Голля, соотечественника Бонапарта, который, впрочем, действовал в жестких рамках демократии.

А теперь вернемся к нынешним реалиям. При описанных выше «веселых» обстоятельствах, по нашему мнению, эффективная власть, которая будет отстаивать национальные интересы, возможна только в том случае, если она консолидируется на основе (и с использованием кадрового потенциала) тех институтов государства и общества, которые имеют реальное доверие граждан, — не по 15-20%, а свыше 50% населения. По данным Центра Разумкова, обнародованным в июне 2018 года, такой уровень доверия имеют волонтерские организации (им доверяют 65% опрошенных), Вооруженные Силы Украины (57%), добровольческие батальоны (50%), Государственная служба по чрезвычайным ситуациям (51%), Государственная пограничная служба (51%), Национальная  гвардия Украины (49%), а еще Церковь как общественный институт (61%) и общественные организации (43%); число респондентов, которые доверяют этим институтам, на статистически значимом уровне превышает число тех, кто им не доверяет. Именно в них (за исключением Церкви) сконцентрированы больше всего люди, которые прошли фронтовую школу и готовы и дальше служить стране, не требуя взамен роскошной жизни. Именно в них сосредоточено немало хороших управленцев, способных руководить не только силовыми структурами (понятное дело, речь идет не о «паркетных» генералах и полковниках). Именно в них видят свою надежду украинцы, две трети которых хотят радикального обновления фигур лидеров на «политической шахматной доске». И такие лидеры, убежден, именно там и есть. Мы не имеем в виду никого конкретно, ни из командиров ООС, ни из отправленных властью в отставку генералов и адмиралов, речь идет об определенном социальном феномене как таковом, это теперь главное. Вот только уступят ли им добровольно действующие власть предержащие, вожди «пятой колонны» и «реестровые оппозиционеры» плюс закулисные олигархи?

Сергей ГРАБОВСКИЙ, Игорь ЛОСЕВ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments