В огне переплавляется железо в сталь, в борьбе превращается народ в нацию
Евгений Коновалец, украинский общественно-политический деятель

Возможен ли новый проход в Азов?

«Целесообразно основываться на асимметричных действиях — побеждает тот, кто действует нестандартно», — адмирал Игорь КАБАНЕНКО
5 февраля, 2019 - 18:51
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Украина не отступит от требования обеспечить свободу судоходства в Керченском проливе. Об этом в эфире телеканала ICTV заявил Президент Украины Петр Порошенко. В последние месяцы, особенно перед выборами, в программе «Свобода слова» последовательно устраивают «теплые ванны» кандидатам в президенты: Петр Порошенко, Александр Вилкул, Анатолий Гриценко, Юлия Тимошенко. Как известно, украинские олигархи, в данном случае владелец телеканала Виктор Пинчук, расставляют яйца в разные корзины. 

Но в этой статье сосредоточимся на другом. «Мы никогда не признаем факт оккупации Керченского пролива, мы никогда не признаем факт оккупации Азовского моря. Мы стопроцентно будем требовать обеспечения его свободного использования в соответствии с двусторонними соглашениями и в соответствии с Конвенциями ООН о свободе мореплавства», — заявил во время эфира Петр Порошенко.

По словам президента, в Киеве готовы направить в район Керченского пролива конвой. «Не буду вам говорить когда. Потому что пойдут только добровольцы. Я не исключаю, что там будут и журналисты, не исключаю, что там будут эксперты, ОБСЕ, и очень просится (первый вице-спикер парламента) Ирина Геращенко. Мы точно пойдем, мы точно будем отстаивать свободу мореходства, и правда за нами», — заверил Порошенко.

Правда за нами, однако сила пока на стороне России. Напомним, что 25 ноября 2018 года РФ обстреляла и захватила в Черном море катера украинских ВМС «Бердянск» и «Никополь», а также буксир «Яни Капу», возвращавшиеся в Одессу после попытки пройти через Керченский пролив в Азовское море. Тогда оккупанты задержали 24-х украинских моряков, позже их арестовали. Всем морякам выдвинули обвинение в незаконном пересечении границы РФ. Украина, как и Запад, считает их военнопленными.

Более того, постепенная милитаризация крымского полуострова и акватории Азовского моря, а также строительство Керченского моста привели к фактической блокаде украинских портов Мариуполь и Бердянск. «Эти два порта до сих пор обслуживали около 5% внешней торговли Украины, прежде всего сталью, химикатами и сельскохозяйственной продукцией, — пишет в «Дне» (№17 за 30 января 2019 р) эксперт Института евроатлантического сотрудничества в Киеве Андреас Умланд. — Эскалация в Азовском районе будет угрожать прежде всего социальной стабильности на юго-востоке материковой части Украины. Это также может привести к значительному снижению или даже прекращению (и без того не очень впечатляющего) экономического роста в Украине 2019 года и в последующий период».

Россия может пойти дальше в агрессии против Украины и вмешательстве в дела Запада настолько, насколько это ей позволят. Безусловно, за последние годы противодействие Кремлю, главным образом за счет международных санкций, заставило ее по некоторым направлениям скорректировать свою политику, но ни в коем случае не остановить наступательные действия. А все потому, что украинская власть в своей деятельности до сих пор использует полумиры, а Запад не до конца осознает российскую угрозу. За агрессию в Азовском и Черном морях, в частности после захвата украинских моряков и судов, Москва так и не понесла наказания.

«Как и весной 2014 года, ЕС не отреагировал существенными материальными санкциями, как он это сделал в ответ на сбитие авиалайнера MH-17 в июле 2014 года, на захват украинских моряков в прошлом году, — пишет Андреас Умланд. — Вместо этого Запад до сих пор, что напоминает его политику после аннексии Крыма Россией в марте 2014 года, посылает устные и символические сигналы Москве. Эти неуверенные и нематериальные сигналы Запада могут побудить Кремль перевести фокус своих военных и других антиукраинских действий с Донбасса на Азовское море и территорию вокруг него».

А относительно украинских реалий директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентин Бадрак отмечает: «Украине нужно готовиться к войне. Как цинично это ни звучит, но эти 5 лет она довольно слабо к ней готовилась. То, что страна научилась реагировать на вызовы войны низкой интенсивности, которую мы называем гибридной, еще совсем не значит, что она готова к тому уровню противостояния, который может предложить Россия — войны четвертого поколения с двумя плюсами. Поэтому Украине нужен переход на создание профессионального войска: меньшего по численности, но намного лучше оснащенного. Сегодня более 70% бюджета идет на содержание армии, которая слишком большая, но не решит ход большой войны. Также нужно изменить подходы к жизни и функционированию оборонной промышленности. В Кабмине даже нет органа, который бы занимался оборонно-промышленным комплексом. Речь идет об освобождении от определенных налогов, возможности получения без налогообложения современного оборудования для предприятий, получении технологий и средств для развертывания производств, в том числе частных предприятий».

Итак, какова ситуация сегодня в Азовском море? Насколько реальным является проход украинских кораблей через Керченский пролив? Будут ли введены новые санкции Запада против Кремля?

«ЗАПАД ОСОЗНАЕТ, ЧТО ЕГО ВЛИЯНИЕ ИМЕЕТ МЕСТО, НО АГРЕССИВНЫЕ ДЕЙСТВИЯ РФ ВСЕ РАВНО НЕ ПРЕКРАЩАЮТСЯ»

Андрей КЛИМЕНКО, главный редактор проекта Black SeaNews:

— Запад действительно пытался вмешаться в ситуацию с нарушением свободы судоходства в Азове через санкции. Он попытался угрозой санкций оказывать давление на Россию. По результатам декабря и января видно, что определенные результаты были в этом плане достигнуты. Вспомним действия наших западных партнеров в последнее время. Меркель и Макрон сделали соответствующее совместное заявление и 28 декабря и 2 января беседовали с Путиным по телефону, 18 января в Москве находился министр иностранных дел Германии, 28 января поехала в Мариуполь уважаемая делегация Еврокомиссии. И именно в эти дни ожидания судов в Керченский проливе значительно сократились. Мы условно назвали это явление коэффициентом Меркель-Макрона.

Следовательно, влияние Запада на Кремль было. Запад осознает, что его влияние имеет место, но агрессивные действия РФ все равно окончательно не прекращаются. При этом РФ отказывается от присутствия постоянного немецко-французского поста в Керченском проливе. Максимум, на что согласна Россия, — это позволить для такого мониторинга присутствие немцев и французов на несколько дней.

Но не будем забывать, что у нас захвачены катера и наши моряки находятся в плену. Россия, в свою очередь, пытается отделить вопрос инцидента в районе Керченского пролива в конце ноября прошлого года от гражданских дел, то есть прохода торговых судов.

Отметим еще один аспект. Сейчас решается судьба проекта «Северный поток-2». Этот проект для Кремля является стратегическим. Керченский пролив по сравнению с ним является тактикой. Поэтому РФ сейчас может играться в «пушистых котв» с Европой, чтобы не ставить под угрозу реализацию «Северного потока-2».

«НЕОБХОДИМО ПРИСУТСТВИЕ, А НЕ РАЗОВАЯ АКЦИЯ»

Игорь КАБАНЕНКО, адмирал, эксперт по вопросам обороны и безопасности:

— Очевидно, что в Кремле не хотят новых санкций в связи с Азовом, потому мы видим т.н. операционное маневрирование России вокруг Керченского пролива — своеобразная игра с попыткой показать красивое лицо при плохой игре. Следует к этому прибавить стремление Москвы не упустить момент в строительстве «Северного потока-2». Оба фактора побудили Кремль стать на геополитическую растяжку между ее региональными, континентальными и глобальными интересами, которые имеют серьезные контрадикции. Это, на мой взгляд, следует учитывать.

Есть также другие, не менее важные, аспекты. Мы должны понимать: господство в Азовском море сейчас на стороне России. Без мер по созданию Украиной благоприятного оперативного режима сначала в прибрежных водах украинского Приазовья, а затем — в важных районах Азовского и Черного морей будет тяжело добиться нужного эффекта любого военно-морского похода на Азов, независимо от того, будут в составе отряда боевые или вспомогательные единицы ВМС или нет. Потому что существует выстраданное кровью и потом многих поколений военных моряков военно-морское искусство — переступать через него — значит, подогревать уже существующие угрозы, никак не нейтрализовать их. Это ли нужно государству?

Думаю, что нет. На море нельзя мыслить категориями — «не вышло один раз, повторим еще», «противник что-то сделает или не сделает». Умное (и победное) кризисное реагирование не находится в плоскости «черное-белое», оно имеет много цветов и оттенков — чтобы победить, важно выбрать правильную операционную радугу. А это уже категория профессиональна — опыта, мудрости, лидерства руководителей.

Ок, что делать? В этой конкретной ситуации целесообразно опираться на асимметричные действия — хочу напомнить простую истину морского боя: на море побеждает не тот, кто имеет преимущество в силах и средствах, а тот, кто действует нестандартно, опережает противника и в неблагоприятный для него момент умеет концентрировать усилия там, где противник не ждет. История имеет много примеров этого. Опытный и умелый командир корабля никогда не будет повторять неудачный маневр или применение оружия, он отойдет, оценит обстановку, примет правильное решение и сделает так, чтобы добиться победы. Это аксиома военно-морского дела, которой не овладеть никаким другим путем, чем практикой и опытом. Развитие ситуации на море свидетельствует о необходимости усвоить эти довольно простые морские уроки в Киеве...

Глава государства сказал, что Украина планирует новый проход в Азовское море, однако не назвал его сроки. То есть неизвестно, когда это будет, и месседж выглядит как политический. В реальном планировании прохода по морю следует опираться на создание благоприятных условий для этого: только возвращение господства Украины в важных районах Азовского и Черного морей обеспечат такие условия для транзита военных кораблей через Керченский пролив. Безусловно, этот транзит нужен государству, но как присутствие, а не разовая акция. То есть сначала нужно разобраться с противоречиями и угрозами на Азове, которые являются разноплановыми/неоднородными, и их нейтрализацией, а затем уже ходить по проливу. Отсюда следуют целесообразные первоочередные действия, которые следует воплотить на море именно сейчас, а также дальнейшие шаги. Обратите внимание именно на море, а не берег.

Безусловно, следует требовать от РФ, чтобы она выполняла свои международные обязательства, о чем сказал президент. В то же время такие действия нужны как элемент национальной стратегии обеспечения свободной и безопасной мореходности. Эта стратегия по содержанию должна быть исключительно профессиональной, не политической. И с этого нужно было начать. Еще позавчера...

Иван КАПСАМУН, Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments