Благодаря исторической памяти человек становится личностью, народ - нацией, страна - государством
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

Вторжение

Украинское общество готово сказать «Нет». А к чему готовы Европа и США?
28 августа, 2014 - 18:50
Вторжение
ФОТО REUTERS

Многие эксперты возлагали надежды на то, что встреча и переговоры президентов Украины и России в формате Украина — ЕС — «Евразийская тройка», состоявшаяся 26 августа в Минске, станет если не прорывом, то определенным этапом к установлению мира на Донбассе. Однако события, произошедшие позавчера вечером положили конец этим надеждам, не только в нашей стране, но и за рубежом. Если раньше Россия поставляла тяжелое вооружение и наемников так называемым республикам ДНР и ЛНР, то теперь уже речь идет о прямом вторжении российских войск на украинскую территорию. Позавчера поздним вечером российские военные захватили город Новоазовск и ряд населенных пунктов Новоазовского, Старобешевского и Амвросиевского районов Донецкой области.

А вчера, как сообщил Совет национальной безопасности и обороны Украины на своей странице в «Твиттере», террористы и российские военные объединяются в мощную группировку для проведения наступления в направлении Шахтерск-Иловайск.

Кстати, один из лидеров ДНР Александр Захарченко в интервью российскому государственному телевидению сказал, что без помощи россиян им было трудно противостоять украинским военным. Как сообщило Радио Свобода, ссылаясь на источник в НАТО, численность российской армии на территории Украины — свыше тысячи человек.

На Западе отреагировали на такое развитие по-разному. Посол США в Украине Джеффри Пайетт выразил убеждение, что события последних суток свидетельствуют об участии российской армии в агрессии относительно Украины. «Танков, бронемашин, артиллерии и систем залпового огня, которые поставлялись Россией, оказалось недостаточно, чтобы одержать победу над украинской армией. Поэтому сейчас происходит прямое вмешательство возрастающего количества российских войск в боевые столкновения на украинской территории. Россия направила новейшие системы ПВО, включая SA-22, а также сама напрямую принимает участие в столкновениях», — написал он вчера утром на своей странице в Тwitter.

С американским послом, высказывающем официальную позицию Вашингтона, соглашается шеф шведской дипломатии Карл Бильдт, который написал  в своем Twitter следующее: «Очевидно, что в настоящий момент мы наблюдаем за боями между регулярной армией Украины и регулярной армией России на Востоке Украины. Существует определение этому».

Несколько иной акцент звучал в заявлениях лидеров ЕС. Президент Франции Франсуа Олланд, комментируя информацию о вторжении военных российской армии на территорию Украины, отметил следующее: «Если выяснится, что российские военные присутствуют на украинской земле, это будет нестерпимо и неприемлемо». И традиционно, как это делают длительное время западные лидеры, Олланд сказал, что «Европа будет сохранять санкции и даже усиливать их, если эскалация будет расти». Опять же вопрос, который назреет особенно после слов французского президента о том, что санкции не соответствуют «ни нашим интересам, ни интересам России».

Между тем немецкий канцлер Ангела Меркель в разговоре с президентом РФ Владимиром Путиным требовала от него объяснений относительно «возможного пребывания российских военных на территории Украины». И как сообщил спикер правительства ФРГ Штеффен Зайберт, «она сделала акцент на большой ответственности России за деэскалацию ситуации и контроль ее границ». Кажется, об этой ответственности России говорится с первой женевской встречи в апреле глав дипломатии США, ЕС, Украины и России. Но деэскалации со стороны Москвы не было и нет, невзирая на постоянные обещания.

А в интерпретации Кремля оба лидера «высказались в пользу наиболее быстрого прекращения кровопролития, исправления гуманитарной ситуации на юго-востоке Украины и необходимости перехода на путь политического урегулирования». Опять слова о прекращении кровопролития, улучшении гуманитарной ситуации, а на самом деле российские войска уже оккупировали несколько городов на востоке Украины.

В этом отношении ожидаемо более резкой была позиция британского премьера Дэвида Кэмерона. В частности, как говорится в сообщении, опубликованном на сайте британского правительства, во время разговора с президентом Европейского Совета Германом Ван Ромпеем «оба лидера согласились, что ЕС должен продолжить давление на президента Путина с целью добиться деэскалации ситуации в Украине».

Ведущий научный сотрудник Московского центра Карнеги, Лилия Шевцова так в Facebook прокомментировала события вокруг вторжения российских войск в Украину: «АГОНИЯ началась. Раньше, чем мы думали. И он тянет нас за собой. Толкает к коллективному самоубийству. А окружающий мир наблюдает с удивлением и ужасом, надеясь, что его можно уговорить. Убедить. Чтобы от него и нас всех отгородиться».

Понятно, что Украина прежде всего сама должна сделать со своей стороны все, чтобы установить контроль на Донбассе. И похоже, в последнее время это удавалось делать украинской армии, которая все больше суживала кольцо над террористами, под контролем которых оставался один процент  украинской территории. И это, очевидно, не устраивало Россию, которая заинтересована в дестабилизации ситуации и с этой целью, уже не пряча лицо, ввела российские войска, чтобы добиться своей цели.

В связи с резким обострением ситуации в Донецкой области, в частности в Амвросиевке и Старобешево, вызванным вторжением российских войск в Украину, президент Украины Петр Порошенко отменил визит в Турцию и созвал срочное заседание СНБО. На момент подготовки номера к печати это заседание еще не завершилось. Кстати, в видеообращении Порошенко использовал слова «состоялось фактическое введение российских войск в Украину».

Более откровенно по этому поводу высказался украинский премьер Арсений Яценюк. «Ситуация сверхсложная. Я к ней хочу подойти с очень холодным разумом и горячим сердцем. Россия ощутимо нарастила свое военное присутствие на территории Украины. В текущих условиях считаю необходимым, чтобы наши западные партнеры безотлагательно созвали чрезвычайное заседание Совета безопасности Организации Объединенных Наций. Также соответствующие чрезвычайные собрания должны состояться в Организации безопасности и сотрудничества в Европе и Европейском Союзе на уровне министров иностранных дел ЕС.

К сожалению, введенные санкции не дали результатов по деэскалации ситуации в Украине. В таких обстоятельствах одним из достоверных элементов сдерживания российской агрессии должно быть рассмотрение вопроса о замораживании всех российских активов и остановке всех банковских транзакций Российской Федерации в странах-членах Европейского Союза, Соединенных Штатах Америки и странах Большой семерки. Заморозить российские активы и финансы до момента выведения Россией своих вооруженных сил, техники и агентуры», — написал он на своей странице в Facebook.

О необходимости срочного созыва заседания Совета Безопасности ООН и Совета Европейского Союза говорил и президент. «Мир должен дать оценку резкому обострению ситуации в Украине», — отметил Порошенко.

По инициативе Украины, вчера председатель постоянного совета ОБСЕ Томас Гремингер созвал экстренное заседание Постоянного Совета ОБСЕ. «Прямо сейчас уже заседает Постоянный Совет ОБСЕ. Требуем созыва СБООН. Поднимаем всех», — написал в своем Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин. Он также предложил провести следующее заседание Постоянного совета ОБСЕ в Мариуполе вместо Вены и саммит НАТО в Киеве после Ньюпорта».

28 АВГУСТА 2014. КИЕВ. ПОД ГЕНШТАБОМ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ УКРАИНЫ СОСТОЯЛСЯ МИТИНГ, УЧАСТНИКИ КОТОРОГО ТРЕБОВАЛИ СРОЧНО ПРЕДОСТАВИТЬ ПОДКРЕПЛЕНИЕ И ВООРУЖЕНИЕ УКРАИНСКИМ ВОЕННЫМ, УЧАСТВУЮЩИМ В АТО / ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

С другой стороны, важным в данной ситуации является то, как украинская общественность реагирует на явное вторжение российских войск на территорию Украины. В этом смысле достаточно тревожным сигналом является проведение в Киеве и других городах митингов якобы в поддержку окруженных батальонов. Известный блогер Карл Волох написал следующее по этому поводу: «Как по мне, все, что происходит в настоящий момент под Генштабом — важная мечта Путина. Во-первых, если кто-то считает, что Гелетей плохой министр, то почему митинг под ГШ? Во-вторых, тот, кто это организует, нашел странный способ настроить на плодотворную работу командующего ВС. А за призывы «перекрывать дороги», я думаю, люди смело могут становиться в очередь в Лубянскую кассу. Как и те, кто призывает всех выходить на улицы, чтобы «всех наших детей не призвали в армию». Самое интересное: я убежден, что большинство людей пришло на митинг ради спасения осажденных батальонов. Но призывы, которые звучат из микрофонов, имеют с этим заданием мало общего. Де-факто, если эти митингующие не остановятся, то могут погубить всю страну».

И совсем по-другому реагируют на последующее вторжение российских войск в городах, которые освободила украинская армия. Например, в Мариуполе общественные объединения города и гражданские активисты призывали граждан собраться вечером на митинг сказать «нет!» вторжению террористов «ДНР» и российских войск. «Пока наш город был под охраной Нацгвардии, территориальных батальонов и Вооруженных сил, мы могли спокойно жить, работать, гулять с детьми, отдыхать. Мы видим разницу: там, где власть захватили террористы «ДНР» и «ЛНР», куда вошли российские войска — Донецк, Луганск, Горловка, Славянск и другие города — там разрушения, смерть, человеческое горе. Нас долго запугивала и обманывала российская пропаганда, но мы видим, что население захваченных террористами городов и сел ищет спасения именно там, где нет так называемой ДНР, в том числе в Мариуполе. Так было всегда — враг не осмеливался войти в город, в котором его не ждут и готовы защищать! Мы не хотим повторения судьбы Донецка, Славянска, Луганска! Мы отстоим наш родной Мариуполь! Мы не допустим захвата и разрушения нашего города!», — говорится в обращении.

Поэтому хорошо, что Президент остался в стране, созвал заседание СНБО, призвал международные институты дать оценку российскому вторжению и соответственно принять меры, по предотвращению российской агрессии. И конечно, всем в Украине нужно сплотиться вокруг власти, которая должна задействовать все ресурсы и вооружение, чтобы остановить вторжение российских войск, а с другой стороны, требовать от Запада предоставления той военной техники и вооружения, которого у нас нет, чтобы нанести удар по террористам, завершить успешно АТО и «запечатать» границу с Россией.

«ЗАПАДНОЕ СООБЩЕСТВО ДЕМОНСТРИРУЕТ НЕСПОСОБНОСТЬ РЕАГИРОВАТЬ НА НОВЫЙ ВЫЗОВ МИРОВОГО УРОВНЯ»

Валентин БАДРАК, директор Центра исследования армии, конверсии и разоружения:

— Как вы охарактеризуете ситуацию, сложившуюся сейчас на Востоке Украины, и насколько адекватна этому реакция Запада?

— С самого начала войны — еще в марте этого года — мы проводили пресс-конференцию, и я отметил, что существует три фактора украинской победы. Первый — это стойкость украинских сил обороны, второй — консолидированная позиция Запада и его несиловое сопротивление агрессору, третий — пробуждение российского народа и сопротивление внутри России. Пока что мы видим действие только первого фактора — силы обороны Украины доказали, что наше государство способно защищаться.

К сожалению, недавние переговоры в Минске доказали, что Запад не имеет консолидированной позиции, он до сих пор колеблется. И я считаю наиболее деструктивной позицию Берлина и Парижа — это и заигрывание с Путиным, и боязнь его, и отказ от его политической изоляции. Путин фактически приучил Запад к тому, что он будет действовать так, как сам желает. И сегодня он желает диктовать условия по меньшей мере всей Европе до Атлантики, изменить миропорядок и использовать Украину в качестве участка для самоутверждения. Его тактические цели — заставить Украину отказаться от ассоциации и ратификации Соглашения с ЕС в том виде, в котором оно существует, и заставить Запад признать Крым российским. К сожалению, западное сообщество пока проигрывает Путину, и НАТО демонстрирует свою слабость и неспособность реагировать на новый вызов мирового уровня.

Россияне же сейчас только начинают прозревать, но до пробуждения и сопротивления еще очень далеко. Однако есть надежда, что гражданское общество еще больше будет выступать против политики Путина, но полицейский режим РФ заставляет людей бояться выходить на улицы и создавать массовое давление на хозяина Кремля.

Что касается того, какой должна быть реакция Запада. Во-первых, это провозглашение абсолютной политической изоляции Путина. Нужно полностью прекратить общение с ним. Во-вторых, пойти на убытки и поддержать более жесткие санкции относительно России. В-третьих, необходимо срочно оказать военно-техническую помощь Украине — поставками вооружений. Нужно выставить требования к Путину: международные наблюдатели на восточной украинско-российской границе и переговоры исключительно на уровне Украина—Россия—G7 или Украина—Россия—страны-гаранты Будапештского меморандума. Эти переговоры должны проходить только при условии прекращения огня и агрессии по отношению к Украине.

«НУЖНО ЗАВЕРШАТЬ ТРЕТЬЮ ВОЛНУ МОБИЛИЗАЦИИ, ЧТОБЫ ВСЕ УКРАИНСКИЕ ВОЕННЫЕ ПОЛУЧИЛИ ХОТЬ И НЕ НОВУЮ ТЕХНИКУ, НО ТАКУЮ, КОТОРАЯ СПОСОБНА ОСТАНОВИТЬ АГРЕССОРА»

Что должно делать украинское руководство в сегодняшней военно-политической ситуации в нашем государстве?

— У Украины, к сожалению, нет никакого другого выхода, кроме как организовывать оборону и защищать государство всеми возможными способами. Существуют документы, один из которых готовила и наша группа, о возможностях срочного разворачивания Вооруженных сил с использованием всей имеющейся техники, которая существует в арсеналах Министерства обороны. В соответствии с наличием этого оружия, нужно завершать третью волну мобилизации, чтобы все украинские военные получили хоть и не новую технику, но такую, которая способна остановить агрессора.

Почему наше руководство до сих пор не признало конфликт на Донбассе тем, чем он является в действительности — войной? Что бы изменило официальное признание факта войны?

— Мы с июня фактически называем это войной, это понятно. Еще в апреле был создан экспертный совет, в который, кроме Центра исследования армии, конверсии и разоружения, вошел Центр Разумкова, Институт стратегических исследований «Новая Украина» и еще ряд экспертов. 30 апреля мы призывали руководство государства создать Ставку Верховного Главнокомандующего (СВГ). Тогда ничего этого не было сделано, ведь ожидали проведения президентских выборов. Сегодня проблема — парламентские выборы, потому Верховный Главнокомандующий затягивает с провозглашением статуса войны. Разумеется, однозначно трудно сказать, было ли бы это правильным решением, но поскольку мы высказались относительно этого, то я придерживаюсь именно этого мнения — нужно объявить состояние войны, создать Ставку Верховного Главнокомандующего и передать официальное руководство военной операцией Генштабу. 23 июля на слушаниях Верховной Рады все, кто имеет отношение к военному делу, высказались о том, что это глупости, когда масштабной военной операцией руководит Антитеррористический центр, который фактически никогда не готовился к выполнению таких заданий. И, по-видимому, нужно вводить СВГ, потому что выборы в парламент могут не понадобиться, если военно-политическое руководство упустит время.

СВГ создается для более эффективного противодействия агрессии России — именно для этого этот орган работал бы круглосуточно, 7 дней в неделю в условиях сложной военно-политической ситуации. Необходимость его создания подтвердили факты того, что только в мае были решены тендерные вопросы армии, только 2 июля главой правительства был решен вопрос о распределении средств на закупки.

Правительство у нас работало в режиме обычного времени, но вся страна должна перейти во время военное. Поэтому все администрации любого уровня должны работать в военном режиме, работа должна быть переведена со спокойного и медленного темпа на работу в три смены, подчиненную единой цели противостояния агрессору и организации сопротивления. И Президент уже сейчас без парламента может создать Ставку Верховного Главнокомандующего.

«ЗАПАД ВСЕ ЕЩЕ ИМЕЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ДЕЙСТВОВАТЬ И ПРЕОДОЛЕТЬ ПУТИНА НЕСИЛОВЫМ ПУТЕМ»

Учитывая то, что Путин игнорирует все предыдущие договоренности и нормы международного права, насколько действенным в современных условиях является использование дипломатии для прекращения российской агрессии?

— Мы видим, что дипломатия сегодня не действует. Война является продолжением того, чего не решила дипломатия, — это аргумент, которым, очевидно, руководствуется Путин. Что касается западной дипломатии, то я не знаю, как тут быть, ведь Запад боится больше Путина, чем потери Украины. Многие там не понимают, что если Путину удастся продвинуться на нашу территорию, он пойдет дальше. Это не только наше предположение — это данные, которыми оперируют и американские эксперты, которые убеждены, что Путин следующими целями имеет северный Казахстан и Латвию, где сосредоточен существенный процент этнических россиян и где он сам может самоутверждаться. Ведь речь не идет о захвате территорий — речь идет о самоутверждении одного человека, о его болезнях и параноидальных тенденциях. Раньше, когда шла речь о Крыме, все говорили о болезнях Путина, а сегодня уже боятся сказать это вслух. И дипломаты, и лидеры западных государств молча воспринимают все, что говорит Путин, и заигрывают с ним. Это, безусловно, является деструктивной позицией по отношению к Украине.

Сегодня не нужны никакие вербальные подтверждения, чтобы увидеть, что Германия и Франция готовы дать России проглотить Украину. Они фактически договариваются с Путиным о том, чтобы он не пошел дальше. Но их недальновидность заключается в непонимании, что человек, охваченный такой болезнью, не может остановиться. Однако Запад все еще имеет возможность действовать и преодолеть Путина несиловым путем. Но уже завтра это может стать невозможным.

«НУЖНО СОЗДАТЬ ЕДИНЫЙ ОПЕРАТИВНЫЙ ШТАБ УПРАВЛЕНИЯ ВО ГЛАВЕ С ОДНИМ ИЗ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕРОВ И ЗАКАНЧИВАТЬ ОПЕРАЦИЮ АТО»

Александр КИХТЕНКО, генерал армии, бывший командующий Внутренними войсками Украины:

— Ситуация, которая сегодня сложилась на Донбассе, является очень сложной, и это просчёты руководства силового блока, которое допустило такое положение вещей. Исправлять сейчас эту ситуацию будет очень сложно.

Нужно было создать необходимую группировку сил и средств, определить чёткие задачи, не пытаться любой ценой освободить Донецк и Луганск ко дню Независимости, а спланировать и провести операцию, которая бы сделала невозможным пополнение резервов сепаратистов со стороны Российской Федерации. Это было бы грамотно и верно. А когда военачальник остаётся без резервов и ему некем и нечем воевать, это вина самого военачальника и руководителя операцией — это аксиома.

Чтобы выйти из этой ситуации, сегодня необходимо срочно оценить обстановку, которая реально сложилась на Донбассе, оценить противника, определить, в каком районе идёт накопление резервов, провести перегруппировку сил и средств, определить задачу военным частям, батальонам территориальной обороны. Наконец, нужно создать единый оперативный штаб управления во главе с одним из вице-премьеров Кабинета министров Украины и заканчивать эту операцию, которую мы назвали АТО.

Относительно создания Ставки Верховного Главнокомандующего, то это решение самого Главнокомандующего — он может и имеет полное право взять всё руководство на себя. Судя из заявлений министра обороны, в Украине есть военные резервы и их нужно начинать использовать.

Я уверен, что от Запада и США военной помощи не будет — нужно рассчитывать только на свои силы. Но, что касается более решительных действий, в том числе совместной разведывательной деятельности, — они должны проводиться. К тому же, нужно наладить снабжение в Украину военного оружия — США могли бы положительно решить этот вопрос.

Дмитрий КРИВЦУН, «День»

Константин ЕЛИСЕЕВ, глава миссии Украины при ЕС:

По состоянию на вчера Россия начала неприкрытое военное вторжение на территорию Украины... Довольно попустительства и умиротворения агрессора!.. Солидарность должна стать абсолютной и безусловной. Она должна материализоваться в дальнейших решительных существенных санкциях и крупномасштабной военной и технической помощи Украине для того, чтобы остановить агрессора. Сейчас настало время, когда нужно сменить  слова на действия

(из призыва Украины провести внеочередное заседание Совета ЕС 30 августа)

Мыкола СИРУК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...