У государей нет места для философии.
Томас Мор, английский писатель, философ, государственный деятель, лорд-канцлер, Святой Римско-католической церкви

Выход из ловушки

Можно ли «очеловечить» линию разграничения
6 апреля, 2016 - 18:58
НА ЛУГАНЩИНЕ ДО СИХ ПОР НЕ ДЕЙСТВУЕТ НИ ОДИН ПРОПУСКНОЙ ПУНКТ НА ЛИНИИ РАЗГРАНИЧЕНИЯ, ЧТО ЗАТРУДНЯЕТ ПЕРЕДВИЖЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ. КПВВ «ЗОЛОТОЕ» (НА ФОТО) ТАК И НЕ ЗАРАБОТАЛ, В ТО ВРЕМЯ КАК В ДОНЕЦКОЙ ОБЛАСТИ ДЕЙСТВУЕТ ЧЕТЫРЕ ТАКИХ ПУНКТА / ФОТО УКРИНФОРМ

После оккупации Россией части территорий Украины возникнул неотложный вопрос: установление линии разграничения на Донбассе с соответствующим пропускным режимом. Учитывая, что оккупированная территория до сих пор таковой не признана (только в промежуточных документах фигурирует фраза «временно оккупированная»), а граница с агрессором до сих пор не перекрыта, пересечение упомянутой линии на то время было вопросом условным. Летом 2014 года наскоро были установлены блокпосты, режим пересечения которых заключался в обязательной регистрации на отдельных пунктах, поверхностном обыске чемоданов и проверке документов. На некоторых пунктах мужчин, которые выезжали из оккупированной территории, осматривали на наличие характерных кровоподтеков на плечах. Такая система пересечения не провоцировала лишних осложнений и очередей ни на блокпостах, ни на линии разграничения.

Спустя некоторое время ситуация изменилась в худшую сторону. В частности был введен пропускной режим, суть которого заключалась в обязательной регистрации на сайте СБУ, после чего заявителю или разрешали въезд на свободную территорию Украины, или отказывали. Одна деталь — более чем 300 украинских сайтов (в том числе и ресурс СБУ) на оккупированной территории не доступны. Кроме того, пропускная система сама по себе была настолько «зеленой», что еще в начале этого года возникали крайне запутанные и неприятные ситуации, в частности, когда ВСУ задерживали людей, пропуски которых не были продолжены на 2016 год. Для рядовых граждан это означало несколько часов бесполезного стояния на морозе. СБУ признало, что это было недоразумение, но никто за игнорирование установленными правилами наказания не понес. И это только один из многочисленных эпизодов издевательства над гражданами, которые попали в ловушку оккупации.

Бывший глава ВГА Донецкой области Александр Кихтенко в комментарии «Дню» высказал мнение относительно неэффективности работы КПВВ (контрольный пункт въезда-выезда).

«Ни один террорист на этих блокпостах не был пойман, — говорит Кихтенко.      — Зато имеем длиннющие очереди из простых граждан, что вызывает негативное отношение к украинской стороне. С одной стороны, у нас огромные очереди на блокпостах гражданского населения, а с другой — мы видим курсирование фур и грузовых поездов. Спросите себя: кто вносит в соответствующие списки те или иные предприятия для разрешения этого пересечения? Понятно, что этот кто-то на самом верху. Контрабанда на линии разграничения в сравнении с упомянутыми сделками совсем незначительна. Такая ситуация очень выгодна для некоторых «деятелей». И такая ситуация может продолжаться очень долго, ведь войны нет, а есть АТО. Проводить АТО — это дело СБУ, Нацгвардии и МВД. ВСУ в таком случае должны только помогать».

Несомненно, лишние схемы по введению пропусков только доказывают то, что кое-кто создает коррупционный фон там, где можно было бы обойтись без бюрократии. Луганщина, в отличие от Донецкой области, не может гордиться мощным обращением ресурсов. Основным объектом «заработка» остаются  люди. Не потому ли и система внутренних блокпостов в Луганской области отличается от Донецкой? Например, на Луганщине проезд через внутренние блокпосты возможен только с шести утра до 22-го часа, а в Донецкой области они работают круглосуточно.

Депутат Рубежанского городского совета Луганской области Денис Денищенко подал соответствующие обращения, в частности, главе МВД области Юрию Покиньбороде и главе ВГА Георгию Туке. В обращении отмечается: «Существующая сейчас ситуация с внутренними блокпостами не имеет под собой никакой разумной почвы, а только провоцирует коррупцию среди сотрудников МВД. В то же время такой режим работы негативно влияет на бизнес в области, поскольку предприниматели ограничены в доставке товаров, а население, в свою очередь, ограничено в передвижении между населенными пунктами, то есть, нет возможности вернуться ночью после работы в свой город».

«День» пообщался с автором упомянутого обращения Денисом ДЕНИЩЕНКО относительно ситуации на блокпостах и КПВВ на Луганщине.

Как происходит пересечение линии разграничения и внутренних блокпостов?

— В течение двух лет я пересекал блокпосты регулярно. Система пересечения КПВВ и блокпостов при данных условиях не эффективна и существует только для формальности и стимуляции коррупционных составляющих. Например, все это время я езжу с бронежилетом в машине. Когда на блокпостах делают поверхностный осмотр, ни разу военные этот бронежилет не заметили. Следовательно, о какой эффективности подобного осмотра можно говорить, если у военных за смену просто уже глаз замыливается?

Я считаю, и многие сотрудники это подтвердят, что осмотры должны производиться на базе оперативной информации и на основе определенных подозрений — если поведение водителя или его автомобиль вызывают подозрение. Такие осмотры,  существующие в настоящее время, вызывают только напряжение в обществе, километровые очереди и провоцируют множество недоразумений. Кроме того, напоминаю еще раз о коррупционной составляющей.

Такая же обстановка при проезде ночью. Возникает вопрос, почему в Донецкой области, где намного больше обстрелов и ситуация более напряженная, блокпосты работают круглосуточно, в отличие от нашей области. Ночью в Луганской области блокпосты не работают. Конечно, ночью проехать можно, но с некоторыми ребятами нужно договариваться. Кто-то едет на ярмарку, а кто-то вынужден везти человека в больницу, например, в Харьков, ведь у нас в регионе нет соответствующего уровня медицины. Получается, что гражданин Украины не может без препятствий попасть даже со свободной территории Луганской области в Харьков. Это абсурд.

Насколько вообще нужны внутренние блокпосты в том формате, в котором они существуют в настоящее время?

— Нужна охрана мостов. Там, где стоят стационарные блокпосты, например, в Сватово, нужно ввести упрощенный режим пересечения. Нет никакого смысла на таких участках у всех проверять документы. Ведь в настоящее время проверяют документы даже тогда, когда человек едет из Киева или Харькова в Сватово или Северодонецк. Зачем? Это создает только лишние проблемы. Это 100 км до линии фронта.

Есть информация о задержанных террористах на подобных блокпостах?

— Это только отдельные случаи, и задержания эти происходили как раз согласно оперативной информации, а не во время формального осмотра.

Для пересечения линии разграничения был введен режим так называемых пропусков, которые можно получить, зарегистрировавшись на официальном сайте СБУ. Как вы оцениваете эффективность этой системы?

— Здесь вообще нельзя говорить о какой-то эффективности. Это дискриминация граждан Украины и нарушение Конституции. Абсурдность заключается в том, что этот пропуск все равно выдается по паспорту. То есть существует база, согласно которой проверяются паспортные данные, и человеку дают соответствующее разрешение. Фактически это просто очередной способ прогнать человека по лишнему кругу бюрократии, ведь для такого пересечения достаточно было бы паспорта. Если мы боремся за умы людей на оккупированной территории, то мы не должны их дискриминировать. Они должны чувствовать свою защиту в Украине, а не подобное дифференцированное отношение. Вообще политику относительно этих граждан и переселенцев нужно в корне пересмотреть.

— Что в действительности случилось с КПВВ в Золотом? Его открыли и сразу закрыли. Разве нашей стороне не известно было о соответствующих опасностях еще до открытия?

— У меня есть информация, которой владело и наше руководство области, о том, что сторона оккупанта не ведет никаких работ по созданию условий для пересечения линии разграничения. Потому, по-видимому, было понимание того, что упомянутое развитие событий можно было просчитать. Тем более, Георгий Тука говорит, что он шахматист,  следовательно, должен просчитывать все заранее на несколько шагов. Здесь почему-то этого не произошло. Почему он не привлек ОБСЕ? Существуют определенные контакты у спецслужб с представителями оккупантов, возможно на уровне Минска. Вообще мне не понятна ситуация с КПВВ в Луганской области, ведь она идентична ситуации с внутренними блокпостами. Почему в Донецкой области из шести КПВВ, которые запланированы в Минске, работают четыре, а в Луганской области ни один не работает? Повторюсь, в Донецкой области обстрелов в десятки раз больше, чем на Луганщине. Почему, например, не сделать КПВВ в Счастье? Следовательно, стратегию в этом плане нужно пересматривать, ведь дальше будет только хуже, мы будем накапливать проблемы. Или мы боремся за эти территории, или нет. Принцип полумер здесь не подходит.

Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments