Иногда кажется, что история ничему не учит. Но это не так. Она же учит - если у этой учительницы жизни УЧАТСЯ
Владимир Панченко, украинский литературный критик, литературовед, писатель

Юрий ДЕРЕВЯНКО: «Пока от протестов сдерживает агрессия России»

30 апреля, 2014 - 12:39
ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

Формирование кланово-олигархической системы во времена президентства Кучмы надолго законсервировала правила доступа к политике. Дорога была открыта только избранным. Со временем украинский парламент превратился в клуб, где депутаты представляют интересы своих патронов-олигархов. Как говорится, кто платит, тот заказывает музыку. Пробиться «идейным» в законодательный орган страны было и есть очень сложно. Именно против такой системы боролись люди на двух Майданах. Юрий Деревянко в парламенте новичок — работает с 2012 года. В общении с «Днем» признается: от того, что увидел в Верховной Раде, — в шоке. Изменят ли правила игры последний Майдан? Как усовершенствовать избирательные правила, чтобы заработали социальные лифты? Когда должны пройти досрочные парламентские выборы? На вопросы отвечает гость «Дня» внефракционный народный депутат Юрий ДЕРЕВЯНКО.

***

Юрий, вы являетесь секретарем комиссии, которая работает над изменениями к Конституции. Как проходит этот процесс? Каковы результаты? 

— Ситуация со Временной комиссией по наработке поправок к Конституции достаточно непростая. Комиссия сформирована более месяца назад, однако фактически она не начала работать. Сейчас важно внести изменения в таких направлениях: децентрализация, судебная реформа, сбалансирование ветвей власти. Другие вопросы пока лучше не трогать. Все парламентские фракции подготовили и подали свои предложения. Представители ПР долго апеллировали к тому, что у них в партии не существует единой точки зрения, однако на последнем заседании подали свои предложения.

«ПАРЛАМЕНТ НУЖНО МЕНЯТЬ, ЧТОБЫ ПРИШЛО НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ ПОЛИТИКОВ НЕ ПО ВОЗРАСТУ, А ПО МЕНТАЛЬНОСТИ»

Как, по вашему мнению, необходимо изменить избирательные правила, чтобы качественно новые политические силы могли попасть в парламент? Может ли это быть, например, снижение проходного барьера или запрет политической рекламы?

— Я считаю, что парламент в нынешнем составе не способен выполнить ожидания людей после Майдана. Почему? Сегодняшнее большинство в ВР, как известно, сформировано из бывших оппозиционеров и представителей Партии регионов. Последние абсолютно не хотят менять те правила игры, которые существовали и существуют до сих пор. Не намного отличается от них и часть тех, кто еще несколько месяцев назад был оппозицией. Поэтому когда речь идет об изменении системы, чего хотят люди, то никто не собирается этого делать. Особенно сейчас, когда заняты новые должности под которые ранее Янукович выстроил всю вертикаль. Там искушения невероятные. Даже если кто-то и хочет перемен, то все упирается в слабую Верховную Раду. Поэтому ее нужно менять, чтобы в парламент пришло новое поколение политиков не по возрасту, а по ментальности. Как?

Тут мы упираемся в политическое сито, схемы, технологии, выстроенные так же хорошо, как и вертикаль Януковича. Если у вас нет достаточного количества денег, доступа к СМИ, возможности общаться с «нужной» средой, шансов куда-то избраться вы практически не имеете. Поэтому, равно как и реформа судебной или правоохранительной системы, нужна реформа избирательного законодательства. Этот законопроект является одним из главных в системе Реанимационного пакета реформ (РПР). Выборы — это самый естественный тип люстрации, поэтому новые правила должны давать возможность работать социальным лифтам.

Нужно ли внедрять открытые партийные списки? Да, нужно. Этот способ лучше по сравнению с другими избирательными системами, потому что позволяет кандидату быть привязанным к обществу, быть носителем каких-то ценностей плюс является возможностью определить этому человеку место в списке. Нужно ли снижать проходной барьер? Мы хорошо понимаем, что нынешние партии не заинтересованы в этом, но проходной барьер должен быть однозначно ниже.

— Каким?

— Думаю, если речь идет о политических силах и открытых списках, то это может быть 2%, возможно 3%. Но точно не 5%, как сегодня.

Технологии, связанные с выборами. Первый вопрос — узнаваемость кандидата, второй — доверие к нему. Каким образом человек может быть узнаваем, если каналы коммуникации не работают или очень дорогие? Запрет политической рекламы, возможно, неплохой ход, но вряд ли он решит вопрос: может просто так случиться, что никто никого знать вообще не будет. Поэтому я считаю, что должен быть равный обязательный доступ к СМИ: за счет тех, кто хочет быть больше на телевидении, должен складываться общий пропорциональный доступ всех тех, кто зарегистрирован. Понятно, что невозможно обязать частные СМИ бесплатно предоставлять всем возможность высказаться, поэтому если ты хочешь доказать, что ты лучший, ты должен поддерживать своих конкурентов и показать их альтернативную точку зрения. То есть формула: «Плачу за себя и своего конкурента».

«РЕАНИМАЦИОННЫЙ ПАКЕТ РЕФОРМ — ТЕСТ ДЛЯ ДЕПУТАТОВ НА СПОСОБНОСТЬ МЕНЯТЬ СИСТЕМУ»

Нынешний парламент может проголосовать за изменение избирательного законодательства?

— Может, но только из-за давления общественности. У нас уже есть примеры, когда люди собирались перед Верховной Радой и все непопулярные законопроекты с точки зрения депутатов сразу же голосовалось. Мы сами выходили на улицу к людям и говорили — берите на карандаш всех тех, кто не голосует за нужный законопроект, кто не хочет менять систему, чтобы потом не голосовать за них на выборах. Реанимационный пакет реформ — тест для депутатов на возможность менять систему.

Когда должны состояться досрочные парламентские выборы?

— Сейчас у нас такая ситуация, когда два самых рейтинговых кандидата являются фактически представителями парламентского большинства. Один из кандидатов уже имеет довольно большую фракцию в Верховной Раде, поэтому после выборов, в случае его победы, скорее, состоится объединение существующих в парламенте фракций, в том числе с Партией регионов. В этом случае досрочные парламентские выборы могут состояться не быстро.

Вы имеете в виду Тимошенко?

— Если будет такой вариант, то выборов в этом году точно не будет.

Если же президентом станет другой кандидат, у которого сегодня нет своей фракции, но есть большой политический опыт, тогда есть большая вероятность того, что выборы состоятся уже осенью.

Если выбирать между этими сценариями, какой является наиболее выгодным для Украины?

— Пока самый выгодный сценарий — избрать президента. Потом должна быть очередь парламента. Вы знаете, я работаю в Верховной Раде год, но я в шоке от того, что там происходит. Раньше я думал, что в парламенте люди с утра до вечера сидят и думают, как сделать лучше для страны, но когда я туда попал... Те, кто работает в Аппарате Верховной Рады, даже придумали специальное сленговое слово — «шкурняки». Так они называют законодательные инициативы, которые обеспечивают чьи-то экономические интересы. Большинство депутатов парламента обслуживают интересы тех или иных финансовых групп или отдельных людей. Я шел на выборы и был вдохновлен тем, что можно будет внедрить изменения об отзыве народного депутата, ведь этот пункт был во всех предвыборных партийных программах. Когда же я стал депутатом, то сразу инициировал соответствующие изменения к законодательству и написал письма всем 450 депутатам. А чтобы начать механизм изменений, нужно минимум 150 подписей. Так вот, мы собрали всего 12 подписей. Вот вам и власть, и оппозиция.

«ДО ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ СМЕНИТЬ РУКОВОДСТВО ПАРЛАМЕНТА НЕРЕАЛЬНО»

До возможных внеочередных парламентских выборов время есть, значит, нужно еще пожить с нынешней Верховной Радой. Но мы видим, что депутаты не ходят на работу. Как сделать существующий парламент функциональным, возможно, нужна ротация руководства?

— После Майдана состоялось переформатирование парламентского большинства. Теперь мы имеем определенный баланс, настолько шаткий, что никто даже не хочет перезагрузить комитеты и избрать первых заместителей, не говоря уже о главах. Мы имеем сегодня парламентское большинство из 250 депутатов, но фактически перед каждым голосованием, когда появляется конфликт интересов, это большинство сразу шатается. Вместе с тем, нам нужно беречь сегодняшний парламент, потому что это единственный легитимный орган. Следовательно, до президентских выборов изменить руководство парламента нереально.

Все упирается в президентские выборы. А они состоятся? Каковы угрозы?

— Сегодня Украина является эпицентром противостояния двух огромных государств — России и США. Российская Федерация, конечно, не заинтересована в проведении президентских выборов — она и далее дестабилизирует ситуацию в Украине. В Верховной Раде все еще сохраняется часть депутатов, которые работают на интересы России, — это коммунисты и остатки Партии регионов. Их интересы являются враждебными для нас. Поэтому всем нам нужно приложить максимум усилий, чтобы президентские выборы все же состоялись.

Кажется, не только коммунисты и остатки ПР заинтересованы в срыве выборов?

— Риски такие есть, но здравый ум должен быть выше корпоративных интересов. Кроме того, есть определенная подстраховка для сил, которые имеют шанс не получить определенные должности. По Конституции 2004 г. очередные президентские выборы должны состояться в марте 2015 г. Нынешние же выборы внеочередные, а это значит, что меньше чем через год должны быть очередные выборы. Уже есть представление в Конституционный Суд, чтобы он разъяснил, эти выборы на 5 лет или менее чем на год. В любом случае, срывать эти выборы нет смысла.

В этой геополитической битве неизвестно кто выигрывает — Россия или США, но известно, что проигрывает Украина. Нужно двигаться в направлении европейской интеграции и делать вещи, которые нас будут объединять.

Вы также являетесь председателем комиссии, которая расследует убийство представителя «Правого сектора» Александра Музычко. Есть ли какие-то результаты?

— Это единственный вопрос (председатель комиссии по Музычко), который мне навязали -назначили без моего согласия. Уже после назначения, я имел разговор с Турчиновым — он попросил взяться за это дело потому, что я не принадлежу ни к какой партии и, по его мнению, смогу непредвзято организовать работу комиссии. Меня фактически бросили на «минное поле». На сегодняшний день Генпрокуратура фактически не предоставляет нам информацию о расследовании этого дела. Манипуляции на заседании комиссии происходят очень часто. Люди приходят и говорят о каких-то доказательствах, но реального материала, с которым можно работать, предоставить не могут. Я неоднократно просил внести максимум конструктива в этот процесс. Не делать шоу, а делать реальное дело. Нужно максимально открыть информацию.

Вы представитель коалиции. Они вас назначили. Почему не предоставляют информацию, и расследует ли ГПУ вообще это дело?

— Расследует. В ГПУ делают много экспертиз, но когда мы требуем материалы, чтобы было с чем работать на комиссии, они их не предоставляют. Хотя ГПУ может предоставить материалы, когда дело будет отправлено в суд.

Зачем тогда создавать ВСК?

— ВСК создают для того, чтобы вихрь эмоций, который был на улице, перенести за стол. Чтобы с помощью работы комиссии осуществлять депутатский контроль, и контроль общественности, за ходом расследования, попытаться установить объективность и дать возможность открыто получить ответы на все вопросы, которые есть у общества.

Но при отсутствии результатов люди опять придут и будут бить окна.

— Давайте шаг за шагом. Мы создали ВСК, и процесс начал двигаться. Нельзя говорить, что эта комиссия — это профанация и что ничего вообще не делается. Следствие еще не завершено, и мы находимся лишь на середине пути. Необходимо время.

«МАЙДАН ВЫВЕЛ БУДУЩИХ ПОЛИТИКОВ ВПЕРЕД»

Быстро у нас только дело Тимошенко почему-то решается. Кстати, у мыслящей части населения освобождение экс-премьера решением ВРУ  вызвало неоднозначную реакцию. По вашему мнению, почему парламент и вы лично взяли на себя ответственность по этому вопросу?

— ВРУ приняла закон, который позволяет выполнить решение Европейского суда по правам человека, и результатом этого выполнения было освобождение Юлии Тимошенко. Существовало несколько правовых способов, которые бы обеспечили ее выход на свободу, но все они требовали времени. Принятый же Советом закон дал возможность освободить ее мгновенно. Он должен был быть принят, и ВРУ продемонстрировала, что имеет свою принципиальную позицию по этому вопросу. Собственно, потому и я отдал свой голос за это постановление.

Как политик, который говорит о необходимости введения новых правил игры, считаете ли вы необходимым вернуться к делу Тимошенко и газовых контрактов 2009-го года?

— Всегда в действиях политиков есть две ответственности: уголовная и политическая. Если говорить о политической, то здесь внимание акцентируют на том, что человек политически предпринял какие-то шаги и должен понести за них политическую ответственность, в случае если они неправильны. Тем более, когда идет речь о Юлии Тимошенко, которая сегодня является кандидатом в президенты. Сейчас у ее политических оппонентов есть шанс говорить об этом и сделать все для того, чтобы она понесла за свои действия политическую ответственность, если общество считает, что были сделанные ошибки.

Если говорить об ответственности уголовной, то ее может доказать лишь суд. Но перед этим должно состояться объективное следствие. Поэтому если суд будет,  то процесс должен быть максимально публичным. Впрочем, в тех делах, которые уже получили сверхмощную политическую окраску, очень маловероятно, что можно будет получить какое-то объективное решение, оно априори будет считаться политическим.

На чашах весов всегда будет две правды. Поэтому я бы не пытался здесь что-то доказывать в плоскости уголовной. В настоящий момент это должна быть больше политическая плоскость.

Как считаете, возможен ли третий Майдан?

— Конечно. Если мы так и не получим изменения системы, Майдан обязательно будет. Сейчас для его третьей попытки препятствием будет внешняя агрессия со стороны России. Поэтому, собственно, выборы и важны. Это самый правильный путь к смене лиц. Если же правила не сработают, начнет говорить улица.

А Майдан качественно повлиял на работу парламента?

— Однозначно. Украинская политика становится более открытой. Раньше она была, скорее, кулуарной и подковерной. Это очень важно. Также депутаты чувствуют, что ими начали очень активно интересоваться люди. Даже то, что непопулярные для определенных групп депутатов законы начали приниматься — тому подтверждение.

Способно ли новое поколение оттеснить тех политиков, которые давно при власти?

— Да. И мы имеем на это колоссальный общественный запрос. Достаточно лишь разблокировать эти железобетонные пласты, которые не позволяют двигаться социальным лифтам вверх. Майдан вывел будущих политиков вперед. И их много. Главное — не расслабляться. Мы сделали только первый шаг. Следует держать себя в тонусе, иначе такого шанса у нас может больше и не быть.

 

Иван КАПСАМУН, Алла ДУБРОВЫК, Юлия ЛУЧИК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ