Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Что будет после АТО?

24 апреля состоялась уже третья Национальная платформа «Диалог о мире и безопасной реинтеграции»
24 апреля, 2018 - 18:46
«МАРКЕРЫ РАЗРУХИ» / ФОТО СТАНИСЛАВА КОЗЛЮКА

...При поддержке Комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и междунациональных отношений и неправительственной организации «Инициатива по управлению кризисами». Тема круглого стола: «Война, мир и реинтеграция: что будет после АТО?»

Как известно, 30 апреля этого года в Украине наконец должна закончиться АТО. Многих эта фраза вводит у заблуждение, ведь окончание АТО не означает прекращения боевых действий. Даже наоборот, у военных теперь появятся еще больше возможностей проводить более решительные действия на фронте. Оккупант, безусловно, использовал переход от АТО к Операции объединенных сил в своих пропагандистских интересах, заявляя о том, что украинские военные перейдут в наступление. Однако с украинской стороны никаких серьезных заявлений по этому поводу не звучало. Скорее в информационное поле периодически попадают заявления тех или иных политиков и высокопоставленных лиц, которые носят больше политический, чем практический характер. Тем не меньшее освобождение украинских территорий является вопросам безотлагатым. Причем речь  идет не только о военном факторе. Деоккупация территорий невозможна без «деоккупации» мозгов.

«У нас все необходимые ингредиенты для того, чтобы вести диалог, — отметил председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений Григорий НЕМИРЯ. — Есть платформа, которая по своим составляющими обеспечивает непредвзятость, открытость и в то же время важное соединение некоторых институционных факторов, в частности парламентского, правительственного и общественного».

В отношении непосредственно предмета круглого стола Немиря заметил, что, говоря о реинтеграции, нужно понимать, что делать, а что нет. Кроме того, он считает, что нельзя воспринимать политику реинтеграции как что-то такое, что должно заработать уже после наступления мира. По его убеждению, политику реинтеграции нужно проводить уже сейчас. «От того, какие принципы и подходы будут заложены в эту политику, пока идет война, которую называют конфликтом малой интенсивности, будет зависеть, как, когда и в каких параметрах будет установлен устойчивый, всеобъемлющий мир, а не перемирие», — сказал Немиря.

По ту сторону линии столкновения по данным Григория Немири находятся от 2,5 до 3 миллионов украинских граждан, а в Крыму почти 2 миллиона. Если прибавить к этому почти 2 миллиона внутренне перемещенных лиц, которые находятся на свободной территорий Украины, то цифра принимает огромный масштаб в отношении людей, оказавшихся причастными к существующей ситуации в результате агрессии РФ против Украины и оккупации территорий последней. Напомним, что после трагедии в Чернобыле в 1986 году, страна столкнулась с необходимостью переселить 116 тысяч граждан. Только если тогда мы имели дело с техногенной катастрофой, то сейчас имеем многомерную проблему, которая очень уязвима к методам гибридной войны РФ против Украины.

Участники круглого стола также подчеркнули то, что, какая бы прекрасная стратегия реинтеграции ни была прописана, без соответствующего финансирования конкретных программ подобные диалоги и документы останутся лишь формальностью. Так, например, по словам Григория Немири, из 1,8 миллиона официально зарегистрированных временно перемещенных лиц лишь 63 семьи получили жилье от государства. «То есть из 1 млн 800 тыс. официально зарегистрированных ВПЛ жилье получило такое мизерное количество, — прибавил он. — При этом Минрегионбуд на официальный запрос Комитета ВР по вопросам нацменьшинств предоставил ответ о том, что не проводит мониторинг положения дел, ситуации с недостроенным жильем, возможности привлечения доноров для строительства».

По словам Григория Немири, на этот год выделено всего лишь 34 млн грн на реализацию программы обеспечения жильем переселенцев. Такое положение дел он назвал «политикой имитации решения проблем наших переселенцев и реинтеграции Донецкой и Луганской областей».

На круглом столе первый заместитель министра информационной политики Украины Эмине ДЖАПАРОВА привела краткий перечень ключевых исследовательских данных по проблематике коммуникационных стратегий реинтеграции. По ее мнению, реинтеграция украинских территорий полностью возможна и коммуникация в этом аспекте очень важна. Тем более, что за четыре года оккупации информационная среда этих территорий была фактически зачищена от украинского контента. Захваченные теле- и радиочастоты, оборудование с самого начала войны стали использоваться в информационной войне. В силу того, что был искусственно создан информационный вакуум, население не имеет возможности полноценно разобраться в ситуации и ведется на российскую версию. «Они утверждают, что в Украине идет гражданская война, что Украина — это недогосударство, которое не способно справиться с реформами, коррумпированное», — рассказала Эмине Джапарова. При этом российсике оккупанты постоянно проводят обыски и аресты несогласных с кремлевским режимом. «Российская репрессивная машина ежедневно проводит обыски, сажает  граждан Украины за решетку под лозунгом поиска диверсантов, — прибавила Джапарова. — Таким образом люди находятся в страхе и становятся самоцензурируемыми. Люди пересекают границу в Крыму и в очереди, когда беседуют о политических настроениях на полуострове, говорят шепотом».

В то же время следует заметить, что доверие к украинским СМИ на востоке Украины существенно уменьшилось, на что тоже следует обратить внимание. Украинские СМИ, которые с самого начала не были готовы к вызовам гибридной войны, с одной стороны, начали играться в иллюзорное примирение с врагом (при этом рассказывая о заботе об «объективности» и борьбе с «языком ненависти»), а с другой, начали имитировать методы российской пропаганды, но уже с диаметрально противоположной позиции.

«Термин «политика реинтеграции» у нас так часто звучит, что фактически превратился в мантру, — говорит эксперт Владимир ЛУПАЦИЙ. — Если же конкретно спросить у людей, что такое политика реинтеграции, то думаю, что большинство точно не даст полноценного ответа на это. Ключевая проблема в том, что Украина, несмотря на оккупацию Крыма и части Донбасса, не вынесла соответствующих уроков. И агрессия, и оккупация стали возможны в результате провала этой политики реинтеграции либо ее отсутствия. На сегодняшний день в условиях необъявленной войны и глобальной нестабильности фундаментально изменяется отношение к реинтеграции, и касается это не только Украины. Нам, во-первых, нужен новый статус политики реинтеграции в условиях необъявленной войны. Без всестороннего осуществления этой политики у нас остается риск повторения ситуации, которая уже возникла. Реинтеграция не должна сводиться к какой-то секторной политике. Она должна быть компонентом системы национальной безопасности. Если этого не будет, то каждое отдельное министерство будет действовать на свой страх и риск. Как следствие, вместо политики реинтеграции мы имеем отдельные мероприятия со стороны отдельных министерств, а не полноценную стратегию».

В свою очередь чрезвычайный и полномочный посол Украины Роман БЕЗСМЕРТНЫЙ сделал ударение на том, что реинтеграция должна прежде всего исходить от отношения к человеку, а не к границам или государству.

«Безопасная реинтеграция — по-другому я не представляю этот процесс, чем процесс вокруг человека и для человека, — заявил Безсмертный. — Для меня является проблематичным понимание того, что происходит сегодня на институционном уровне в процессе постановки вопроса реинтеграции. У каждого из нас свое человеческое измерение этого процесса. Если мы будем смотреть чаще на ситуацию в человеческом измерении, то ответ мы найдем. Стены, границы, территории, государство — это измерение, в котором ответа мы не найдем».

Но здесь кроется довольно опасная «мина». Сам Безсмертный предложил проводить телемосты с жителями оккупированных территорий и прибавил, что в зале присутствуют журналисты, которые имеют аккредитацию как на свободной территории Украины, так и на оккупированной, то есть аккредитацию, которая выдана террористическими организациями и оккупационными администрациями. И здесь в порыве стремления к примирению крайне важно не перепутать. Ведь пропагандистская российская машина уже неоднократно ловила наших журналистов, общественных деятелей и даже шоуменов на показательной «доброте», когда последние из оккупированных городов демонстрировали, как «безопасно» живется там. Правда, при этом не вспоминая, что в то же время сотни без вести пропавших гниют в подвалах рядом.

Как известно, общественная организация «Сила права» во главе с экс-депутатом ВРУ Андреем Сенченко уже представила на обсуждение общественности законопроект «О прощении» и готовит к представлению законопроект «О переходном периоде», которые должны стать базой для здорового процесса консолидации общества на свободной и оккупированной территориях. Без, подчеркнем, политических или других спекуляций. В конце концов, защита человека и защита национальной безопасности государства не может рассматриваться отдельно. Нельзя отрывать броню стен от безопасности жизни того, кто в них живет. Именно поэтому нужно отличать «заблудших сыновей» от врагов, искать понимания со своими и никогда не забывать преступлений против Украины и украинцев.

 

Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments