Задача государственного деятеля - почуять ходу Бога, шагающего историей, и попытаться ухватиться за полы его одежды, когда он будет проходить мимо.
Отто фон Бисмарк, государственный деятель и дипломат Пруссии и Германии, первый канцлер Германской империи

Как общество «переварит» новый скандал?

Накануне заседания суда над Пукачем 31 августа судья Чернушенко выступил с шокирующим заявлением по «делу Гонгадзе-Подольского»
30 августа, 2015 - 19:08
Фото Руслана Канюки, "День"

Страну накрывает очередной скандал. Отстраненный от выполнения своих обязанностей председатель Апелляционного суда Киева Антон Чернушенко на днях сделал ряд сенсационных заявлений. Не будем подробно останавливаться на сказанном, процитируем лишь небольшой фрагмент выступления судьи, который касается резонансного «дела Гонгадзе-Подольского». Сразу подчеркнем, что мы не являемся сторонниками той или иной стороны, но как издание, которое на протяжении многих лет держит руку на пульсе событий в этом деле, мы не можем обойти стороной сказанное.

«Первое дело, о котором я хочу вам сообщить, касается убийства журналиста Гонгадзе, — говорит в видеообращении Антон Чернушенко. — Как известно, это дело рассмотрено судом первой инстанции и по нему принят соответствующий приговор, который сторона защиты обжаловала в Апелляционном суде города Киев. По разным причинам это дело рассматривается длительное время в Апелляционном суде. Именно по нему в мае 2015 года меня вызвал заместитель главы Администрации Президента господин Филатов и довел до моего сведения позицию Президента о том, что приговор суда первой инстанции желательно оставить, как он выразился, «таким, как он есть». Более того, он указал на то, что по этому делу ни в коем случае не нужно вызывать в Апелляционный суд города Киев в качестве свидетеля бывшего президента Украины Леонида Даниловича Кучму, а также других лиц».

Позднее заместитель главы АП Алексей Филатов отреагировал на обвинения: «О вымышленном давлении на себя Чернушенко вспомнил только тогда, когда у него был проведен обыск и изъяты соответствующие доказательства. Хотя судья по закону обязан сообщить о любом вмешательстве в его деятельность, а не делать это тогда, когда его поймали на горячем, и он хочет предстать жертвой политических репрессий».

На самом деле о давлении на судей со стороны Администрации Президента автору приходилось слышать и раньше. Об этом неоднократно заявляли потерпевший по делу — Алексей Подольский и его представитель в суде Александр Ельяшкевич во время судебных заседаний, обращаясь к судейской коллегии, чтобы те не выполняли указания «сверху». «Ранее мы открыто на суде говорили о том, чтобы судья Степан Гладий и его коллеги не выполняли преступных приказов из Администрации Президента, — комментирует «Дню» Алексей Подольский. — А когда начался скандал с председателем Апелляционного суда, мы сразу заявили, что рано или поздно эти разборки внутри власти приведут к тому, что Чернушенко начнет говорить. И вот это произошло. Он фактически подтвердил наши слова. Заявление Чернушенко — это свидетельство того, что Петр Порошенко ограждает Кучму от ответственности и хочет оставить его безнаказанным. С другой стороны, это не означает, что мы защищаем Чернушенко. Он был таким же слугой системы, как когда-то Пукач. Просто его услуги оказались больше не нужны. Но это не означает, что по старым счетам не нужно отвечать. Кстати, Пукач тоже начал говорить правду не сразу, а лишь тогда, когда его заказчики отказались от него».

«Факт давления по «делу Гонгадзе», о котором сообщил в видеообращении Чернушенко, является основанием для открытия уголовного производства в отношении Филатова, — комментирует «Дню» юрист-криминолог, кандидат юридических наук Анна Маляр. — И только суд сможет исчерпывающе ответить на вопрос — было такое давление или нет. Но я не удивлюсь, если это правда. Поскольку «дело Гонгадзе» странным образом затягивается при нынешней власти так же, как и при предшественниках. Создается впечатление, что и этой власти выгодно не устанавливать истину по делу, пусть я ошибаюсь. Но дело рискует вновь перейти по наследству другому президенту и другому генпрокурору. Ведь раскрытие всех подробностей убийства затронет не только заказчиков, но и всех, кто все эти годы расследовал дело, а возможно, и того, кто сейчас при должностях — неизвестно».

А теперь подробнее о том, что происходит в последнее время в самом суде. В отличие от некоторых позитивных сигналов в начале года, когда процесс сначала открыли для журналистов и общества, а затем рассекретили большую часть материалов дела, сейчас, к сожалению, наблюдаем существенный регресс.

Первый момент. На заседании 26 августа Апелляционный суд объявил перерыв в рассмотрении дела до 11:00 31 августа. Причина — в суд уже во второй раз не был доставлен осужденный Пукач, поскольку состояние его здоровья не позволяет участвовать в деле. Кроме того, в суде не появляется защитник Пукача — Григорий Демиденко. Адвокат подсудимого уже длительное время болеет, из-за чего судебные заседания также неоднократно переносились. В связи с этим, после поручения судейской коллегии, Региональный центр по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи в городе Киев назначил Пукачу нового защитника Герасько М. Г. Но есть один важный нюанс — назначение нового адвоката не может произойти без согласия самого Пукача. А подсудимый ранее неоднократно заявлял, что он не хочет замены своего защитника.

«Имею серьезные подозрения, что судья Гладий, так же как когда-то судья Печерского суда Андрей Мельник (Апелляционный суд и Генпрокуратура отказываются расследовать это преступление), организовал шантаж и давление на Пукача, чтобы он дал согласие на замену адвоката Демиденко на другого защитника — более удобного и управляемого заказчиками, — отмечает Подольский. — Надеюсь, диагноз болезни Пукача не связан с последствиями жестокой «воспитательной работы» с ним в СИЗО СБУ. Отмечу, что ни разу за 4 года, когда проходил процесс в первой инстанции, не было случая переноса судебного заседания в связи с болезнью Пукача или адвоката Демиденко. На последние заседания в апелляционной инстанции судьи даже уже привели нового защитника Пукача — Герасько (на период болезни защитника Демиденко), которого называют адвокатом подсудимого. Хотя должны были предварительно вынести об этом решении на основании согласия Пукача. Но такого согласия нет».

Второй момент. Вопиющим стал тот факт, что судейская коллегия сначала запретила СМИ вести прямую трансляцию из зала заседаний, а потом вообще решила удалить из процесса потерпевшего по делу Алексея Подольского. Аргументы суда:
«В связи с продолжением пострадавшим Подольским А.И. пренебрежительных высказываний в адрес суда, неподчинением распоряжениям председательствующего судьи, нарушением порядка во время судебного заседания, что свидетельствует о явном пренебрежении к суду, коллегией судей Апелляционного суда города Киев принято решение об удалении пострадавшего Подольского А. И. из зала судебного заседания до начала рассмотрения дела по существу, то есть до окончания стадии рассмотрения ходатайств». Перед этим суд еще успел вынести два постановления о привлечении Подольского к административной ответственности с наложением денежного взыскания в размере 1 530 и 1700 грн. Позднее общественный деятель даже провел протестную акцию на углу Героев Небесной Сотни и Банковой, чтобы, по его словам, почувствовать солидарность граждан и собрать средства (обязательное условие — не более одной гривны с человека) для выплаты выписанного штрафа.

«Судьи действуют полностью «по беспределу». Извините, но иначе я это назвать не могу, — комментирует «Дню» Александр Ельяшкевич. — Во-первых, они приняли незаконное решение о запрете прямой трансляции, мотивируя это тем, что из-за нее Подольский ведет себя соответствующим образом. Но даже незаконно и аморально удалив пострадавшего, судьи не пожелали отменить решение о запрете онлайн-трансляции. Потому что она полностью фиксирует и разоблачает их манипуляции и фальсификации. Во-вторых, Подольского, по сути, удалили из процесса не потому, что, как говорят судьи, он там что-то нарушал, а потому, что он мешал судьям принять заведомо неправосудное решение в пользу заказчиков политических убийств и насилия. Вы только вдумайтесь, они сейчас пытаются проводить заседание без единой живой жертвы, удалив ее ни на одно или два заседания, а на целую стадию. Более того, его адвокаты также не могут находиться на заседании, так как их договор с Подольским предусматривает предоставление правовой помощи в судебных заседаниях только в его присутствии. То есть судьи вопреки Всеобщей декларации прав человека ООН и Конституции Украины лишили потерпевшего права на защиту своих интересов в суде. И наконец, решение по удалению Подольского они еще и подделали. Пострадавший подал по этому поводу ходатайство о приобщении к материалам дела фактов подделки Гладием судебного решения. Там добавлена видеозапись с четко заявленными словами Гладия. Это нужно для будущего расследования, ведь, по сути, судьи превратили этот юридический процесс в фарс и издевательство над потерпевшим. Без нового состава коллегии, после всех событий и фактов, никакого общественного доверия к решению Апелляционного суда не может быть в принципе. Судьи себя полностью дискредитировали».

«Очень важно, что судебные заседания стали регулярно посещать наблюдатели ОБСЕ, — добавляет Подольский. — Каждый раз я их информирую о своей позиции, и они меня внимательно выслушивают. Но последняя раз решил еще и спросить у них — знают или слышали они о каком-либо прецеденте удаления из судебного процесса потерпевшего за недоверие к судьям? Они лишь растерянно улыбнулись и пожали плечами ... Если нынешняя власть думает, что ей сойдут с рук все эти фокусы, она серьезно ошибается. Международное сообщество все видит и фиксирует. В частности, это касается и известного письма члена Хельсинской комиссии Конгресса США Стива Коэна к Президенту Украины Петру Порошенко, которое он написал еще в апреля этого года. Напомню вам, что суть этого обращения сводится к тому, что американский законодатель призывает украинского президента провести полное расследование в трех резонансных делах, за которыми Хельсинская комиссия США давно наблюдает, — упомянутых Гонгадзе и Подольского, а также в деле покушения на жизнь народного депутата II и III созывов Александра Ельяшкевича. Кроме того, Коэн призвал Петра Порошенко встретиться с Ельяшкевичем, чтобы обсудить детали расследования преступлений. Однако никакой реакции со стороны Порошенко до сих пор нет. Я, конечно, не хочу никого запугивать, а тем более не хочу проблем для своей страны, но такое поведение не может остаться без последствий».

Третий момент. Очень важно объяснить слова Чернушенко, «что приговор суда первой инстанции желательно оставить, как выразился господин Филатов, «таким, как он есть». «По делу Пукача постоянно происходят странные метаморфозы, — очерчивает свою позицию Анна Маляр. — Даже сторона вдовы Гонгадзе уже отступает от требования признать убийство заказным. Что мы имеем по делу на сегодняшний день? Несмотря на рассекречивание материалов дела Пукача, 30 носителей информации все же продолжают находиться под грифом «секретно». Есть ли на тех носителях информация о заказчиках убийства — нам точно неизвестно. Даже юристам бросается в глаза странная квалификация действий Пукача. Его осудили не за убийство, совершенное по заказу, а просто за умышленное убийство, которое он совершил выполняя явно преступный устный приказ. То есть, приговор, если он вступит в законную силу, не предусматривает наличия заказчиков».

«Еще больше поражает позиция представителя вдовы погибшего журналиста, — продолжает Анна Маляр, — которая сначала обжаловала такую ​​квалификацию, потому что считала, что это заказное убийство, а недавно отозвала апелляционную жалобу, якобы потому, что в сентябре исполняется 15 лет со дня убийства, и Пукача выпустят на свободу. Да, действительно, по нашему закону, если прошло 15 лет со дня совершения особо тяжкого преступления, а приговор до сих пор не вступил в законную силу, обвиняемое лицо освобождают от ответственности. Но в деле Пукача так не получится, потому что он скрывался от следствия целых 6 лет. То есть течение срока исковой давности прерывается. Поэтому у суда, и у власти, зачем скрывать — это же политическое дело, есть еще много лет, чтобы при желании затянуть судебное разбирательство. Почему сторона вдовы Гонгадзе отступает от требования признать убийство заказным, можем только догадываться».
Показательно, что еще в январе 2013-го, когда Печерский райсуд Киева приговорил бывшего начальника Департамента внешнего наблюдения МВД Пукача к пожизненному лишению свободы за умышленное убийство и превышение служебных полномочий, Пукач, на вопрос судьи Мельника, согласен ли он с приговором, ответил: «Я соглашусь, когда в этой клетке со мной будут сидеть Кучма и Литвин» ... С тех пор, приговор так и не вступил в законную силу, поскольку были поданы апелляционные жалобы. Однако суд еще не перешел к рассмотрению этих жалоб по существу. Несмотря на то, что страна пережила такие бурные события и сменилась власть, пока что все еще продолжается подготовительная стадия.

«Дело Гонгадзе-Подольского» уже давно стало ярким примером состояния судебной системы в Украине. И все разговоры о реформах в этой сфере до сих пор лишены наполнения. Даже после Евромайдана, когда были внесены изменения в законодательство, которые пафосно называли судебной реформой, на самом деле ситуацию не сломали.

«Судебная система со времен Януковича вообще не изменилась, — говорит «Дню» бывший народный депутат Тарас Стецькив. — У нас в Украине суды — это классическая контрреволюция, украинская Вандея. Судьи фактически заняли круговую оборону, и Президент, как и парламент, к сожалению, это Вандею разрушать не хотят. Поэтому, скорее всего, можно предположить, что Президент принял решение не бороться с этой гидрой. Он решил воспользоваться Вандеей, этими управляемыми в ручном режиме судьями, чтобы точечно принимать нужные решения в том или ином вопросе. В вопросе «дела Кучмы» это выплывает в недопуске до судебных заседаний Подольского, не слушают аргументы Ельяшкевича, запрещают прямую видеотрансляцию и т. д. То, что «дело Гонгадзе-Подольского» хотят похоронить — это очевидный факт даже для человека, который не углубляется в этот вопрос. Видимо, причиной этому является то, что Кучма участвует в Трехсторонней контактной группе в Минске от имени Украины, и таким образом нынешняя власть защищает его от преследования. Думаю, Кучме были даны гарантии еще во время помаранчевой революции, и мы видим, что эти гарантии переходят по наследству каждому новому Президенту».
«Главное — 12-й пункт первых Минских соглашений с сентября прошлого года, где предусмотрены персональные гарантии Кучме, — добавляет Ельяшкевич. — Поэтому без отсутствия положительного для него решения Апелляционного суда по Пукачу окончательно поддерживать изменения в Конституцию многочисленные депутаты от Семьи Кучмы-Пинчука в парламенте спешить не собираются. А это может разрушить планы Петра Алексеевича на резкое усиление президентских полномочий».

Можно продолжить описывать подробности суда над Пукачем, но вся эта ситуация вокруг «дела Гонгадзе-Подольского» доказывает то, что в событиях 2013-2014 гг. победили не люди Майдана, победили люди сцены Майдана. Об этом, в частности, свидетельствует и ситуация с заявлениями судьи Чернушенко. Как общество «переварит» этот скандал? Мы-то знали и давно писали обо всех опасностях, которые ждут тех, кто не хочет переходить на светлую сторону улицы. Но часто и в журналистской среде, и в обществе, и в политикуме не обращали внимания на правду, или намеренно ее замалчивали. Вот и имеем результат. «Поэтому, на сегодняшний день только активная общественность и потерпевший по делу еще один журналист, который остался жив (Подольский — Авт.), требуют признать это убийство заказным и привлечь к ответственности не только исполнителя, но и заказчиков», — подытоживает Анна Маляр. Борьба продолжается...

Иван КАПСАМУН, «День»
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ