Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Как «Рух» отказался стать партией власти

и как инициатива импичмента президенту Кучме развела наши пути с Вячеславом Чорноволом
7 августа, 2018 - 15:16

Искажение исторической правды во время политических соревнований стало типичным явлением для украинского политикума. И используется оно не только во время избирательных гонок, но и для получения дополнительных дивидендов во время нахождения на властном Олимпе.

Обратиться к недавней украинской истории меня побудило несколько причин. В течение длительного времени общения с Иваном Федоровичем Драчем он рекомендовал мне написать воспоминания о реальном, а не отретушированном пути Народного Руха Украины. Наряду с этим все чаще приходилось слышать и читать сфальсифицированные фрагменты истории Руха и умалчивания фактов, не вписывающихся в определенный формат.   

После гибели Вячеслава Чорновола в 1999 году говорить о расхождениях, конфликтах и событиях, предшествовавших трагическому событию, не хотелось, да и не было смысла. С течением времени интерпретация недавней истории сместила много ударений и исказила немало фактов.

Я относился к инициаторам выдвижения Вячеслава Максимовича кандидатом в Президенты Украины от Руха в 1991 году. И был искренне удивлен, когда большое число украинских политзаключенных обратились к Большому Совету Руха с письмом-предостережением относительно кандидатуры Чорновола. В итоге решение о его выдвижении было принято большинством голосов (57-за, 30-против, 4-воздержались), а один из авторов этого обращения — Левко Лукьяненко стал соперником Чорновола во время избирательной кампании. После завершения выборов с триумфальным результатом референдума (90,32%) по одобрению Акта о государственной независимости Украины и избрания в первом туре Леонида Кравчука (61,59%) на должность Президента Украины, появились первые расхождения по важным вопросам.

И первым из них было инициирование прекращения полномочий Верховной Рады, которая была избрана в УССР в 1990 году, и избрание первого парламента независимой Украины. Категорическое неприятие этой инициативы Вячеславом Чорноволом стало весомым аргументом, чтобы этого не произошло. И все же Верховная Рада таки пошла на досрочные выборы, но в 1994 году, из-за безвыходного положения, после срыва референдума о недоверии власти в 1993 году, развертывания общегосударственных забастовок и общественного давления. Так был утрачен шанс после референдума сформировать качественно другую власть. Напомню, что в то время в Украине была запрещена коммунистическая партия, а Рух был самой многочисленной политической силой. После возобновления деятельности КПУ в 1993 году, она в 1994 году уже имела самую большую парламентскую фракцию.

А в марте 1992 года было второе событие (которое имело содержательную корреляцию с первым) — третий съезд Руха, во время которого Леонид Кравчук заявил, что поддерживает программу Руха, и предложил НРУ стать партией власти. Это предложение было поддержано руководством Руха, избранным в октябре 1990 года на втором съезде. Вячеслав Чорновил занял жесткую позицию противостояния недавно избранному первому Президенту Украины. Расхождения по этому определяющему для дальнейшей судьбы Руха вопросу разделила делегатов съезда. Чтобы предотвратить раскол организации, было избрано коллективное руководство Рухом в составе трех сопредседателей — Драч И.Ф., Горынь М.Н., Чорновил В.М. Предложение же Президента осталось без ответа.

Третье расхождение, перешедшее в публичный конфликт, — место Руха в политической системе Украины после отказа Чорновила принимать участие во вторых выборах Президента летом 1994 года, на которых победил Леонид Кучма. Официально на съезде Руха в декабре 1995 года было принято решение об оппозиции НРУ к сформированной в Украине власти. Однако оппозиция оказалась довольно странной. В состав Кабинета Министров вошли два члена Руха, два члена Руха возглавили областные государственные администрации. Стараниями главе государства появились спонсоры для Руха. Такая выборочная оппозиция, конструктивно отзывавшаяся на пожелания и рекомендации президента и правительства, никак не влияя на выработку властной политики.

И вот, когда в сентябре 1997 года комитет по вопросам правовой политики Верховной Рады Украины по моей инициативе единодушно принял решение вынести на рассмотрение парламента вопрос о начале процедуры импичмента Президенту за отказ выполнить конституционный долг (он отказался подписывать и обнародовать закон о местных государственных администрациях после преодоления вето Президента на данный закон в Верховной Раде Украины), самым рьяным защитником Президента выступил Вячеслав Чорновил. А после рассмотрения этой моей парламентской инициативы на заседании Президиума Центрального Провода Руха семь из тринадцати членов поддержали предложение Чорновила об осуждении моих действий, а шесть, соответственно, поддержали мое предложение относительно необходимости соблюдения конституционных норм главой государства. После этого стало понятно, что Чорновил приложит максимум усилий для предотвращения единоличного права определять решения и действия Руха. Долго ждать этого не пришлось.

Уже при составлении избирательного списка Руха на парламентские выборы он единолично скорректировал список, который был сформирован Центральным Проводом Руха по результатам рейтингового голосования, попросив членов счетной комиссии держать этот факт в тайне. Вскоре Вячеслав Максимович провел встречу с руководителями руховских центров из избирательного округа, в котором я избирался в парламент, высказав просьбу отказаться от поддержки его заместителя Лавриновича, а вместо этого поддержать другого кандидата — владельца нефтеперерабатывающего завода.

Моя вторая победа в этом округе при таких обстоятельствах не на шутку его обозлила. После завершения избирательной кампании был созван внеочередной съезд с единственной целью — устранение Лавриновича из руководящих органов Руха. Чорновил готовился тщательным образом, а я не видел никакого смысла противодействовать его желанию. Для меня было очевидно, что избранная линия поведения председателя Руха стремительно ускоряет неминуемое — фактический уход с политической арены в историю самого массового политического образования новейшей Украины.

На момент того съезда 1998 года численность Руха уже сократилась приблизительно в десять раз. И это был естественный и неотвратимый процесс. Через два месяца после моего устранения Чорновил приехал ко мне в Нижнюю Ореанду в Крыму, где я отдыхал с семьей. Он извинился за свои действия. Сказал, что увидел, как пошли трещины по всей организации, сообщил, что по его информации готовится переворот в Рухе, лидером которого должен стать Юрий Костенко. Попросил моей поддержки в противодействии этим процессам.

Я отказал, слишком глубока была личная обида. А еще через два месяца две трети членов фракции Руха в Верховной Раде Украины выразили недоверие руководителю фракции — Вячеславу Чорноволу, следом за этим 2/3 организации Руха приняли такое же решение. Однако просто смены руководства не произошло. Состоялся юридически оформленный раскол. На этом окончилось мое членство в Рухе, я не вошел ни в одну из частей. Через полгода Чорновил погиб. Смерть — это продолжение его политической жизни, сказал я в прощальном слове (журнал «Політика і культура» №2 в 3.04.1999 году).

На этом закончилась история Народного Руха Украины.

Обидно, что в отличие от Эстонии, Латвии, Литвы, Молдовы, где в 1992—1993 годах юридически прекратили свою жизнь народные фронты и Саюдис, в Украине до сих пор маргинальные политики используют юридически зарегистрированное название — Народный Рух Украины для мелкого образования, давно не имеющего ничего общего с историческим явлением, ставшим движущей силой на пути к государственной независимости Украины.

Александр ЛАВРИНОВИЧ
Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments