Работать надо идейно, чтобы дать свою духовную лепту для родного народа
Кость Левицкий, украинский государственный деятель, адвокат, публицист

Как архитектор Городецкий помог братьям Сала найти «свое счастье» в Украине

18 сентября, 2014 - 15:41
«ПОЕДИНОК ОРЛА С ПАНТЕРОЙ»

Недавно исполнилось 150 лет со дня рождения итальянского скульптора Элио Сала — художественного соавтора архитектора Владислава Городецкого. Последнему в прошлом году тоже было 150. По этому случаю Национальный банк Украины изготовил мемориальную монету: на аверсе выгравированы портрет юбиляра и Дом с химерами, на реверсе — девушка со сказочной рыбой — деталь пышной скульптурной отделки известного на весь мир киевского памятника архитектуры. К сожалению, в этом году не вспомнили маэстро, в чьем творческом наследии отделка фасадов и интерьеров здания того же Национального банка Украины.

• Киев всегда был привлекательным и открытым для предприимчивых, способных и талантливых людей, а среди которых — и выходцы из Италии. Теплые отношения начали складываться еще в ХІІ веке, когда в Киеве побывали венецианцы, о чем есть упоминание в «Слове о Полку Игореве». На протяжении веков итальянцы проявляли себя здесь в разных видах деятельности, но нагляднее всего — в области искусства и архитектуры. Стоит только напомнить известные имена зодчих Бартоломео Растрелли, Луиджи Руска, Винченцо и Алессандро Беретти, Луиджи Станзани, которые украсили своими произведениями Киев. Здесь также работали итальянские мастера по обработке камня. Их изделия из мрамора, гранита, лабрадорита можно видеть на городских кладбищах. Это были скульптурные мастерские де Векки, Пьетро Риццолатти, Андреа Скиавони, Джузеппе Росси, Антонио Тузини.

Киевский реставратор Д. Трипольский в издании «Изобразительное искусство» в 1940 году писал: «В 90-х годах прошлого столетия в Киев приехали из Италии искать счастья три брата по фамилии Сала: один — скульптор, второй — лепщик и третий, если не ошибаюсь, — художник. Они обратили на себя внимание архитектора Городецкого, который тогда строил Украинский музей...».

• Сейчас можно добавить, что скульптора звали Элио, а художника — Эудженио, а фамилия писалась через одну «л». В итальянском языке она звучит с ударением на первом слоге: Сала. В тогдашнем русскоязычном Киеве, со свойственными российской ментальности манере искажать иноязычные слова и вообще не воспринимать с уважением чужие языки и обычаи, фамилия Сала вызывала созвучность с нашим «сало». Поэтому для «благозвучия» ударение переместили на второй слог, а вместо «а» появилось «я». Так она легче прижилась в быту, для некоторых стала общеупотребительной и по сей день, хотя знатоки истины упорно противятся этому. Однако сами носители фамилии согласились и даже на фирменном бланке, датированном 15 ноября 1903 года, печатным способом набрано (на языке оригинала): «Е. О. Саля. Художественно-скульптурная и декоративно-строительная мастерская». В справочниках и изданиях тех времен можно встретить и другие варианты написания фамилии: Салла или Салля, но чаще всего все-таки: Сала. Наш знакомый специалист по Италии, улыбаясь, подтвердил: Сала.

• Итак, братья Сала родились в Милане, в итальянской дворянской семье: Паоло — 24 января 1859 г., Элио — в апреле 1864 г., Эудженио — в 1866 г. Был и четвертый брат в Киеве — фехтовальщик Энеа. Их здесь называли, добавляя по-русски отчество: Осипович.

• Популярный сто лет назад путеводитель С. Филиппова «Западная Европа», описывая северо-итальянский город Милан, называет прославленный на весь мир собор — чудо готики, беломраморную сказку, украшенную двумя тысячами скульптур. Прославила Милан и знаменитая «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи, написанная на стене монастыря Санта-Мария-делле-Грацие. А знаменитый театр «Ла Скала»! Огромные художественные ценности содержатся в миланской галерее и академии Брeра, а местное кладбище уже в начале ХХ ст. считалось «целым музеем современной итальянской скульптуры». Конечно, невозможно описать все художественные сокровища Милана, которые уже своим наличием должны были формировать умение и художественные вкусы братьев Сала. Разумеется, Киев, который на изломе ХІХ—ХХ веков переживал знаменитую «строительную горячку», воспринимался ими как безграничное поле творческих возможностей для предприимчивых художников с хорошей выучкой и, наверное, уже приобретенным практическим опытом.

ГРИФОН НАЦИОНАЛЬНОГО БАНКА УКРАИНЫ

 

• Первым большим и ответственным заказом для скульптора Элио Сала оказался Городской музей древности и искусств, сооруженный в 1898—1900 гг. по проекту и под наблюдением архитектора Владислава Городецкого. Он пригласил братьев Сала для выполнения скульптурно-отделочных работ на фасаде музея. Здесь они оборудовали временную скульптурную мастерскую. В письме к Богдану Ханенко — председателю Киевского общества древностей и искусств и основному спонсору нового музея, В. Городецкий 6 ноября 1899 г. писал: «Имею честь послать Вам карточку Сала, из которой видно, что модель из глины и гипса он оценил в 140 рублей; это составляет по 10 рублей за рабочий день (более чем достаточно)».

Это первое, известное нам, документальное упоминание о сотрудничестве архитектора и скульптора, которое в дальнейшем продолжалось почти на всех объектах В. Городецкого в Киеве.

• Работы Э. Сала на Доме-музее древностей и искусств (теперь — Национальный художественный музей Украины по ул. Михаила Грушевского, 6) хорошо известны. Это, прежде всего, пара огромных царственных львов, расположенных по обе стороны широкой парадной лестницы (кстати, изготовлены скульптурной мастерской Риццолатти в Коростышеве). Могучий шестиколонный портик дорического ордера получил фриз с триглифом и метопами, которые копируют метопы давних Селинутских храмов. Здесь в четырнадцати метопах вмещены тщательным образом выполненные рельефы по мотивам самого популярного античного сюжета, отображенного на метопах Парфенона, — так называемой кентавромахии, битвы мифического племени лапифов с такими же мифическими кентаврами, которых изображали в виде коня с человеческим торсом вместо конских головы и шеи. А в тимпане фронтона вмещена скульптурная композиция «Триумф искусств», еще выше — величающая группа: покровитель искусств бог Феб-Аполон возлагает руки на головы двух статуй, которые символизируют живопись и скульптуру. Дополняют ансамбль краеугольные акротерии в виде грифонов. Все это сохранилось по сей день. Лишь лев, сидящий справа, был существенно поврежден, когда московские большевики, пытаясь любой ценой подавить Украинскую революцию, подвергли Киев варварской артиллерийской бомбардировке в январе 1918 года. Те беды, которые тогда испытала украинская культура и ее достопримечательности, не шли ни в какое сравнение с мордой бедного льва. И, тем не менее, впоследствии лев был отреставрирован. Так что творение Элио Сала живет.

• И снова вернемся к публикации В. Трипольского 1940 года:

«Братья Сала не только оправдали доверие архитектора, но привнесли совсем новые методы в отливку лепных украшений и скульптуры. До того времени лепные украшения в архитектуре отливали из алебастра, материала очень непрочного, особенно во внешней лепке. Сала начали применять так называемую набивку из цемента. Этот способ заключается в том, что в форму не наливается алебастр, как делалось раньше, а забивается полусухой замешенный цемент. После высыхания форма снимается и остается цементная скульптура. Цементную набивку стали применять в Киеве братья Сала. До них этот способ в России не использовали. Но Сала, кроме знания техники, обнаружили еще чудесные способности скульпторов. За 10—15 лет братья Сала после музея обогатили Киев еще рядом высокохудожественных зданий — Госбанк, караимская кенасса, ипподром, костел и др.» И дальше: «Скульптор Сала сам прочеканивал все свои скульптуры, сняв форму. Нет ни одной скульптуры, на которой не видно было бы следов чеканки. Снизу доверху, не оставляя ни одного места, Сала проходил скульптуру чеканкой». Относительно ипподрома — здесь неточность: скульптурные украшения фасада по ул. Суворова, 9 выполнил украинский скульптор Федор Балавенский.

Определенным образом, залогом успеха в сооружении музея стало использование цемента, который производился на киевском цементном заводе «Фор». Сырьем служила глина, которую добывали там же — на Кирилловской улице. Автором проекта и совладельцем завода был все тот же архитектор В. Городецкий.

• Почти одновременно с сооружением музея, Э. Сала взял большие подряды на отделочные работы на строительстве Киевского политехнического института, который возводился по проекту петербуржского архитектора Иеронима Китнера. В городском архиве сохранились журналы Комиссии по сооружению домов КПИ, где прослеживается в хронологической последовательности участие мастерской Э. Сала. Так, в августе 1899 года, по представлению гражданского инженера Павла Голландского, Элио Сала должен был изготовить и установить восемь медальонов с портретами выдающихся ученых в главной аудитории химического корпуса, и каждый гипсовый медальон оценивал в 50 рублей. В следующем, 1900 году, Э. Сала выполнял скульптурные и отделочные работы в главном корпусе КПИ: вестибюль, парадные лестница, пол, актовый зал. Также брал подотряд на изготовление медальонов с портретами ученых для механической мастерской. Гипс и известка на эти работы шли тонами: в сентябре в 1900 г. Э. Сала хлопотал о льготном тарифе на пять вагонов этих основных материалов (известка, цемент, гипс), которые доставлялись по железной дороге. Чтобы ускорить выполнение работ в актовом зале, он предлагал позволить работать там и ночью — при электрическом освещении. Мастерская выполняла также штукатурные работы в главном вестибюле, в физической аудитории и ее вестибюле и др.

ГРИФОНЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ОПЕРЫ УКРАИНЫ

 

К сожалению, в октябре в 1914 г. в актовом зале главного корпуса КПИ вспыхнул пожар, потолок обрушился и погибли все ее лепные и живописные украшения — гордость автора проекта — гражданского инженера Александра Вербицкого и исполнителя работ.

• Тогда же, в 1899—1900 гг., Э. Сала выполнял не меньший подотряд — отделочные работы на городском театре, сооружаемом на улице Владимирской, 50 по проекту петербуржского архитектора Виктора-Иоганна-Готлиба Шретера. Скульптурные украшения выполнил Элио Сала — на фасаде это многочисленные декоративные вставки растительного и геометрического характера, а также разные композиции с существами и маскаронами. В центре симметричного фасада пара окрыленных муз и  картуш с аббревиатурой — первоначальным названием театра: «КГТ» (Киевский городской театр). На верхушке крыши пара грифонов держит позолоченную лиру, а по краям разинули пасти пары крылатых львов со щитами — мифологические охранники художественных сокровищ. Присутствуют на фасаде и другие символы, например сказочная рыба — давний знак первых христиан. Отдельно, в стилизованном ренессансном обрамлении изображены символы основных жанров театрального искусства: героико-патриотическая тематика — в образе мужественного бородача; женщины с соответствующим выражением лица символизируют драму, комедию и детско-кукольный театр. Пышный ренессансный декор в фойе и зрительском зале Национальной оперы Украины имени Тараса Шевченко — также работа мастерской Э. Сала.

• Тогда же его заведение выполнило скульптурно-отделочные работы на фасадах и в интерьере караимской кенассы, построенной на улице Ярославов Вал, 7 по проекту архитектора В. Городецкого. Среди изысканного лепленного кружева мавританского стиля зодчий, преданный собственным увлечениям фауной, нашел место и для... львов: из их разинутых пастей струилась на тротуар дождевая вода, отведенная с крыши по водосточным трубам (к сожалению, те львы не сохранились).

ТАБЛИЧКА НА НАЦБАНКЕ

 

• Начало ХХ ст. — новые большие работы мастерской Э. Сала: дом Городецкого, госбанк и костел Св. Николая.

Дом архитектора В. Городецкого на улице Банковой, 10 — настоящий шедевр синтеза искусств. Ему посвящены многочисленные публикации, дом стал своеобразной архитектурной визиткой Киева. Не перечисляя весь тот многочисленный зоопарк на фасадах и артистическую лепнину в интерьерах, отметим, что на уличной скульптурной композиции, которая входит в ансамбль сооружения и имеет условное название «Поединок орла с пантерой», сохранился автограф Элио Сала (родной итальянской: Е. Sаlа) с датой: 1902. Живописные работы в интерьере (четыре плафона) выполнил брат Элио — художник Эудженио Сала.

• В том же году на улице Институтской, 9 началось строительство Киевской конторы Государственного банка — по проекту гражданских инженеров Александра Вербицкого и Александра Кобелева в формах раннего ренессанса с элементами готики и романского стиля. Скульптурные украшения выполнили Элио Сала (об этом напоминает таблица при парадном входе: «Производство работъ Е. Саля») и Федор Соколов. Как всегда, львиные маскароны и объемные львы на балконах и грифоны на углах дома символизируют хранителей сокровищ, здесь — государственной финансовой мощи. Работы были завершены в 1905 году, а в 1934-м добавлены два этажа, но к античной символике уже не обращались — лишь повторили львиные маскароны и на оригинальных треугольных балконах появились скульптуры огромных рыб с поднятыми стоймя хвостами, как на доме Городецкого. Интересно, что изначально фасад банка был окрашен в три цвета, которые соответствовали общему художественному замыслу. Во время надстройки в 1934 г. весь, теперь уже четырехэтажный фасад получил модную тогда сплошную серую цементную фактуру. Лишь через сорок лет, когда осуществлялись реставрационные работы на банке — достопримечательности архитектуры, руководитель проекта реставрации архитектор Ирина Малакова обнаружила изначальную расколеровку фасада, которой так гордился Э. Сала, и настояла на возвращении его наследия в первозданном виде. Ныне — Национальный банк Украины.

• Следующая большая работа мастерской Э. Сала — отделка Римо-католического костела Св. Николая. Этот лучший киевский образец неоготики построен в 1899—1909 годах на ул. Большой Васильковской, 75 по проекту и под наблюдением архитектора Владислава Городецкого. На фасаде в суровой симметрии размещены тематические скульптурные изображения. Наверху возвышается фигура Архистратига Михаила с мечом, поднятым над громадным змеем. Немного ниже, на третьем ярусе башен — скульптуры апостолов. По центру — сцена Распятия с фигурами Богоматери и апостола Иоанна. В портале центрального входа — Богоматерь с Младенцем, с обеих сторон — римо-католические иерархи святые Петр и Николай в епископском наряде. Рядом размещены картуши со знаками-атрибутами этих популярных святых: перекрещенные ключи у Петра и стилизованный якорь у Николая — покровителя путешественников, мореплавателей и плотников. В тимпане боковых порталов размещены рельефы с сценами гибели св. Войцеха — покровителя Польши и крещения литовского князя Ягайло. А ниже, в импостах стрельчатых архивольтов — ящерицы-дракончики.

• Были и меньшие скульптурные работы, в частности на городских кладбищах. Так, известный киевский некрополист Людмила Проценко (1927—2000) описывает две работы Э. Сала в этой области. Первое — надгробная композиция на месте захоронения Гелены Мнишек на Римо-католическом участке Нового Байкового кладбища: в маньеристической позе женщина вешает венок на большой бетонный крест. Другая работа Э. Сала, в сотрудничестве с архитектором А Кобелевым — памятник на могиле Ольги Афанасьевой на Аскольдовой могиле — не сохранилась. Вот описание этого надгробия, которое наводит Л. Проценко со ссылкой на первоисточник (языком оригинала): «Над могилой красуется мраморная статуя скульптурной работы, которая изображает фигуру девы, сходящей в могилу по ступеням с древнехристианским светильником в руках, пламя которого она защищает рукой... Ее поэтическая склонность знаменуется лирой, лежавшей у ног статуи. Статуя помещается в футляре строгого готического стиля, с трех сторон футляра зеркальные стекла. Этот памятник особенно выделяется оригинальностью рисунка и своим изяществом». Эта работа утрачена при уничтожении кладбища Аскольдова могила в 1930 годах.

1903—1905 годами датирован скульптурный «Портрет девушки», выполненный Э. Сала в мраморе. Известно, что Элио Сала сотрудничал в творческих вопросах с украинским художником Николаем Пимоненко, давал уроки у себя дома — «скульптурного ваяния фигур и орнаментики с пластикой в переводе на гипс со слепков. Липки, Елизаветская, 8. Справляться от 1—4 часов».

• В начале Первой мировой войны Элио Сала вернулся в Италию. Там его знали не только как скульптора, но и как живописца и иллюстратора. Его работы помещены в итальянских изданиях: «Natura ed Arte» (II — 1910), «La cultura moderna» (XXI — 1913/14), «Bianco e Nero», I (4 — 1917). Его картина «Іl filosofo» (Философ) экспонировалась на Квадринале в Турине. Элио Сала умер 10 января 1920 года в Горла Прекотто близ Милана.

• Старший из братьев Сала — Пaоло — больше известен в России, проживал в Санкт-Петербурге, где расписал здание консерватории. Изучал архитектуру в Миланской академии Брера под руководством С. Воіtо, потом посвятил себя живописи (пейзаж, марина, портрет, жанр). В 1880 г. получил премию Мylius за картину «Тramoto del 4 giugno 1859 а Magenta» (Закат солнца 4 июня 1859 года в городе Маджента). Его пейзажи обозначены лирическим вдохновением, писал разные ломбардские пейзажи и пейзажи, сопровождавшие его в путешествиях в Париж, Лондон, Голландию, Южную Америку и Россию. В 1911 году учредил в Милане Общество акварелистов Ломбардии (Аssociazione degli acquarellisti lombardi), которое и возглавил. Выставлял свои акварели на национальных и международных выставках, получил широкую известность. Некоторые его произведения находятся в Галерее современного искусства (Galleria d’Arte Modernа) в Милане и четыре акварели в Галерее современного искусства им. Паоло и Адели Джаннони (Galleria d’Arte Modernа «Paolo e Adele Giannoni») в городе Новара. Паоло Сала умер 20 декабря 1924 г. в Милане.

• Эудженио Сала, пейзажист, в 1906 г. выставил в Милане картину «Regate а Rada». Умер 8 октября в 1908 г. в городе Десенцано, что на озере Гарда на севере Италии.

В киевских адресных справочниках редкая фамилия Сала появляется впервые в начале ХХ ст. 1905 года Элио Сала проживал на ул. Институтской, 34. Согласно современной нумерации — это дом № 14. Напомним: в тот год Элио Сала завершил отделочные работы на музее, опере, кенассе, КПИ, Банковой, 10, на Институтской, 9 (банк — напротив), уже преподавал скульптуру в Киевском художественном училище.

• Еще один брат, Энeа Осипович Сала в Киеве стал известен как «профессор фехтования по итальянской системе» и преподавал эту дисциплину в 1904—1916 годах в киевских средних учебных заведениях, сначала в реальном и І коммерческом училищах, где получал по 30 руб. в месяц; впоследствии — в Театральном училище Киевского общества искусства и литературы (ул. Фундуклеевская, ныне — Богдана Хмельницкого, 10), в гимнастическом обществе «Сокол». Был одним из трех старшин в Клубе спортсменов, который находился на ул. Пушкинской, 16/8.

Справочник на 1911 г. дает адрес Энеа Сала: Крещатик, 2 — то есть, гостиница «Европейская», которая принадлежала тоже итальянцу Карло Ланчиа.

Портрет Энеа Сала сохранился на групповой фотографии: «Первый выпуск в Театральном училище Киевского общества искусства и литературы» 1914 года. Интервью со спортсменом, подписанное инициалами «В. С. Л.», поместил киевский журнал «Спорт и игры», добавив фотопортрет господина Энеа в полный рост в спортивном костюме, с рапирой в деснице и защитной маской — в шуйце. Через плечо переброшена лента с многочисленными жетонами-призами за победы в соревнованиях. Интервью было посвящено теме профессионального воспитания фехтовальщиков. Другой местный журнал — «Киевская рампа», который издавался в 1912—1914 годах, — тоже вместил большой портрет Энеа Сала на полный рост, тоже с рапирой. К портрету прибавлена небольшая заметка, которую приведем с некоторыми сокращениями, чтобы не повторять сказанное выше:

«Энеа Саля пользуется популярностью среди киевской публики. С 17 ти лет, отдаваясь полностью фехтованию, Энеа Саля получил ряд зарубежных дипломов и призов. В 1908 году был удостоен диплома с благодарностью за полезную деятельность — от Киевского Гимнастического и Атлетичного общества. Как учитель фехтования Э. Саля имеет таких учеников, как Колмаков (Императорский приз в Москве, на всероссийских соревнованиях на рапирах), Кунатовский — бывший ученик Реального училища, где Саля был преподавателем фехтования (1-й приз на всероссийских соревнованиях в Киеве на эспадронах), Галаневич (на Пражском взлете в 1912 г. удостоился звания «чемпиона» — 2-й приз на рапирах) и др. В спортивных кругах известен еще Роберт Сала, сын Энея».

Перед Первой мировой войной в Киеве существовало пятнадцать консульств, а среди них — итальянское. Было еще Итальянское благотворительное общество, которое возглавляли лица со звонкими итальянскими именами и фамилиями: Дарио Росси (председатель), Рикардо-Антонино Ромео (казначей) и Роберто Сала (секретарь) — сын Энеа Сала. Общество находилось на ул. Александровской, 47 (в настоящее время — ул. Михаила Грушевского, 4, однако тот дом не сохранился), а проживал Рорберто Сала по ул. Владимирской, 17, то есть вместе с отцом — Энеа Сала.

Возможно, эта публикация станет поводом для последующих исследований истории талантливой итальянской семьи в Киеве и далеко от него. И в очередной раз подтвердит европейскость Киева и давние украинско-итальянские связи.

Ну же, Нацбанк Украины: юбилейный год еще продолжается — где монета «Элио Сала — 150»?

Дмитрий МАЛАКОВ. Фото предоставлены автором
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments