Родина - это не кто-то и где-то, Я - тоже родина.
Иван Светличный, украинский литературовед, языковед, литературный критик, поэт, переводчик, деятель украинского движения сопротивления 1960-1970-х годов, репрессирован

Сон и явь деревянной лестницы, которой нет

Мини-экстрим — вот он рядом. Почему бы не «сплавиться» по руслу без воды не где-нибудь, а со Старокиевской горы
2 декабря, 2016 - 12:55

Ничего особо винтажного в этой лестнице, сбегающей с Пейзажки на Гончарную улицу, будто бы и не было. Вроде, жила-была вечная лестница, которая с давних времен была и каменной и бетонной, а последние, наверное, лет 30, в деревянно-террасном варианте, собственно, именно такой ее и знала. Радовалась, что та не жаждала как-то осовременится под вечный гламур, а была домашней и очень киевской. Прикрыв деревянными конструкциями свое гнездо, а тут — историческая родина лестницы, утверждают знающие, она особо никого не обременяла: если стонала старыми «суставами», то тихо, если теряла инженерную прочность от прожитых лет, то свое равновесие подпитывала нежностью и вниманием прогуливающейся публики.

УРОЧИЩЕ ГОНЧАРЫ-КОЖЕМЯКИ — ОКУТАННАЯ ЛЕГЕНДАМИ ДРЕВНЯЯ МЕСТНОСТЬ КИЕВА. ГРАВЮРА СЕРЕДИНЫ XIX В., НА КОТОРОЙ ХОРОШО ВИДНЫ ТРОПЫ, ПО КОТОРЫМ КИЕВЛЯНЕ ХОДИЛИ С ПОДОЛА ДО ВЕРХНЕГО ГОРОДА

Если озвучить нечто личное, то признаюсь — эта лестница меня никуда особо не манила, она вела меня к самой себе, ласкала деревянным теплым прикосновением и под настроение выпить затейливый уличный кофе, услышать чью-то гитару, а, бывало, и стихи. Однажды тут какой-то вихрастый юноша совершенно простуженным голосом читал своей девочке стихи Юрия Рыбчинского: «Она всегда была похожа ни на кого и на себя... И светлым днем и ночью лунной она все делала не так. Но как ни странно, самый умный на ней женился, как дурак».

НА ФОТО СЕРЕДИНЫ ХХ ВЕКА ЗАПЕЧАТЛЕНА УЖЕ КАПИТАЛЬНАЯ ЛЕСТНИЦА. ДАЛЕЕ ДВА СНИМКА, СДЕЛАННЫЕ В 1987 ГОДУ: УПОРЯДОЧЕНА ПЕЙЗАЖНАЯ АЛЛЕЯ И ПРОЛОЖЕНЫ НОВЫЕ ВСХОДЫ

Молодой влюбленный даже не понимал, что эти строки об очень взрослой, выстраданной любви, а юнка смотрела на него с легкой усмешкой — ведь всем известно, что ум женщины не бывает слишком юным, ведь он уже рождается с интуитивным столетним потенциалом. Гармоничности этой лестницы, вроде, и не мешали опасные провалы, бывали времена, когда ходить по ней было однозначно небезопасно, потому ее и чинили, латали время от времени, и вдруг она исчезла вовсе, с вечного своего места, родового гнезда самой старой киевской лестницы, которая, повторюсь, с века ХVII, по мнению специалистов, жила то в камне, то в бетоне, соединяя древний подольский город мастеров с верхним городом.

ОТ ТОЙ ЛЕСТНИЦЫ ОСТАЛСЯ ТОЛЬКО СЛЕД, ТО УЖЕ НЫНЕШНЕЕ ВРЕМЯ

Вот и мы, «сплавившись» на своих двоих с горы на Гончарную и Воздвиженскую, где собственно и обитал в давние времена город умельцев, попали в тишину слишком ярких вилл, коттеджей и замков. Бродили неспеша и поражались — тут так и не прижилось привычное городское дуновение, а поселилась другая ментальность — закрытость богатых домов, вовсе не расположенными к болтовне с прохожими.

Пестро отстранен обособленность подчеркивалась витринами стандартным набором слов: «Beautiful, new, best». Только одно послание у кафе слегка согрело. Прочитав «Я тебя сделаю счастливой. Эклер», пожалела, что времени не было узнать за сколько выдается счастье, но думаю, что эклер в этой золотой деревне обязан мыслить о себе высоко, потому, возможно, и черствеет недолюбленным.

УРОЧИЩЕ ГОНЧАРЫ-КОЖЕМЯКИ. ВВЕРХУ — ФОТО 1983 ГОДА, НИЖЕ — ГОД 2004-Й

Конечно, угадывается смысл — водоворот шумного мегаполиса подальше отодвинут, может, жители Воздвиженки давно мечтали, чтобы лестница сверху горы когда-нибудь исчезла, чтоб не врывалась в их искусственно сконструированный покой чужая суета. Все это впрочем, понятно, объяснимо, но городок этот своей излишней тишиной превратился, как на взгляд киевского путешественника, в место странного одиночества, в городок своеобразных карнавальных пришельцев.

И СЮЖЕТЫ, СДЕЛАННЫЕ НА НЫНЕШНЕЙ ВОЗДВИЖЕНКЕ В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ

Конечно, мысли — субъективны, и в этот момент, вон вижу, как в Воздвиженском сквере молодожены суетятся, стремясь поярче заманить момент своего счастья фотосессией, тут каскад свадебных машин бывает и очередь создают, няня вышла в коляской на прогулку, но, увидев шумную свадебную толпу, тут же нырнула назад во внутренний дворик коттеджа, где служит, видимо, вспомнила наказ хозяйки, быть с ребенком подальше от толп, какая-то машина невольно прижала нас к стене, улицы ведь узкие. Нет, одновременно решили, скорее на гору, по тому же «руслу» с оставшимися бетонными следами, фрагментами старых ступенек, которые годами крышевала деревянная лестница.

ФОТО ЧЕРНО-БЕЛОГО ПЕРИОДА — ТО 1991 ГОД, ПЕЙЗАЖНАЯ АЛЛЕЯ, КОТОРАЯ ЕЩЕ НЕДОСТАТОЧНО УПОРЯДОЧЕНА, НО УЖЕ СТАЛА ЛЮБИМЫМ МЕСТОМ ПРОГУЛОК КИЕВЛЯН И ГОСТЕЙ СТОЛИЦЫ

Знаю, что обещают снова поселить на прежнем месте новую, даже планировали это успеть к лету 2016 года, но что-то тормознулось. Пока же провал без привычного деревянного спуска слегка пугает и удивляет — я, скажем, и не подозревала, что так любила эти террасные пролеты, эти квадратные перила, у которых не раз стояла и о чем-то думала и, вот сейчас вдруг обернувшись, будто увидела и свои следы и те волнения, что были в жизни и вспомнила, как с мужем, сыном, а потом и внуком, мы зимой летели вниз с горы, правда, несколько левее от лестницы, там не было деревьев, на санках или лыжах, а затем, мокрые от снега, прибегали домой, что неподалеку от Пейзажки, полные куража и счастья.

ЦВЕТНЫЕ ФОТОГРАФИИ — ПЕЙЗАЖНАЯ АЛЛЕЯ ТЕПЕРЬ

Тогда и не знала, что это была всегда самой древней лестницей Киева. Я просто любила ее, а видения и воспоминания возникли, видимо в этот ноябрьский день, от того, что ее не стало, но неправильный незаконченный старокиевский сюжет, к счастью, имеет выход, а извилистый след на особой горе не случайно стал на полдня центром нашей эмоциональной и фотографической, хотела сказать, вселенной, но уловила — слишком напыщенно. И все же, другое слово искать почему-то не хотелось.

Это место — неповторимо. Главное, чтобы новая лестница не стала очередной чужеродной декорацией под псевдо-Европу на скорую руку, чтобы не было излишней красивости, ведь лестничное гнездо на горе давным-давно прошло энергетический контроль киевлян и многих, очень многих туристов и модные одежки, чужая огранка отвлекут неистенной суетой, а в ней, как известно, нет достоинства. Хорошо, чтобы вернулась к нам лестница удобной и близкой, как домашняя тишотка, в которой чувствуешь себя самой собой. Жажду в этом уголке не безупречных пропорций и протокольной упорядности, а игривой случайности, непосредственности, легкой улыбки, которая бы никак, никаким ресурсом, не напоминала дежурную улыбку музейного персонала, которая подчас абсолютно бесполезна.

Какая-то мистическая фраза пришла в голову, к счастью, она и по касательной не сможет прикоснуться к теме нашего разговора, но все же знаю — каждый человек на земле сам возводит свою жизненную лестницу.

На кого же обижаться потом...

P. S. Неизвестный поворот уже где-то притаился и ждет — вот и его заметят любопытные, и он о себе узнает нечто новое. Как всегда наш путеводитель — кураж. Пусть он не тускнеет.

Людмила ЗАСЕДА. Фото Сергея ПЯТЕРИКОВА, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments