Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

Реставрация семейной истории

Династия Тулубов
3 декабря, 1996 - 19:43
СЕРГЕЙ ТУЛУБ СТАЛ ИНИЦИАТОРОМ ИЗДАНИЯ СБОРНИКА РАННИХ ПОЭЗИЙ ЗИНАИДЫ ТУЛУБ, ОРГАНИЗАЦИИ ВЫСТАВКИ И ПРОВЕДЕНИЯ КРУГЛОГО СТОЛА / НА ВЫСТАВКЕ, ПОСВЯЩЕННОЙ ДИНАСТИИ ТУЛУБОВ, ПРЕДСТАВЛЕНЫ КОПИИ РУКОПИСЕЙ И МАШИНОПИСЕЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ, ДОКУМЕНТОВ, СЕМЕЙНЫХ ФОТО И ПЕРЕПИСКИ ПОРТРЕТ ЗИНАИДЫ ТУЛУБ

Рубрика «Семейный альбом Украины» — об истории родов — основанная в «Дне» еще в 1999 году. Как известно, советская власть не поддерживала подобных исследований. Поэтому и неудивительно, что для многих «глубина рода» ограничивалась знаниями о прабабушках-прадедушках. Очевидно, мы понимали, что украинцам нужно отреставрировать свое прошлое — чтобы оно стало активным субъектом нашей общественно-культурной жизни.
Сегодня в нашей рубрике будет идти речь о славной династии Тулубов. В Национальной библиотеке Украины им. В. Вернадского прошел круглый стол на тему «Украинская генеалогия: династия Тулубов». Также экспонируется книжно-информационная выставка с одноименным названием, где, в частности, представлен сборник ранних неопубликованных ранее поэзий «Стихи моей молодости» украинской писательницы Зинаиды Тулуб (1890—1964). Его составителем выступил литературовед и журналист Борис Клименко. А инициатором этих мероприятий стал народный депутат Сергей Тулуб.

Одно из увлечений Сергея Борисовича — генеалогия. В его «помощниках» числится дядя Федор Иванович, который «профессионально», то есть уже свыше 20-ти лет, исследует генеалогическое семейное древо. Вместе они дошли до XVII века, познакомившись со своим наиболее древним (пока что) пращуром — казацким полковником Андреем Тулубом.

Нынче документов, которые бы подтвердили кровное родство Сергея Тулуба с Зинаидой Тулуб, нет. Однако у Сергея Борисовича другая мотивация: «По-моему, мы слишком много занимаемся сегодняшним днем. В то же время нужно больше интересоваться историей — новейшей и древней. Там все есть: чем украинцы жили, как отвечали на вызовы времени, как утверждались, пребывая в составе различных, по большей части враждебно настроенных к украинству, империям. В украинской советской литературе Зинаида Павловна одной из первых обратилась к осмыслению исторического прошлого. Дилогия «Людолови» — об украинской жизни при гетманстве Петра Сагайдачного — стала заметным явлением литературного процесса 30-х годов ХХ века. На судьбу писательницы выпали сложные времена — особенно период перехода к тоталитаризму. Фактически, революция 1917 года выбросила ее из обычного мира. Но даже при таких условиях она сумела найти свое место в отечественной литературе». Как известно, после «Людоловів» вышел из печати роман «В степу безкраїм за Уралом» — о жизни Тараса Шевченко в ссылке, ряд киносценариев, пьес, многочисленных стихотворений и переводов с украинского и французского языков на русский. Писательница была обвинена по сфабрикованному органами НКВД УССР делу. Осуждена к тюремному заключению сроком на 10 лет. После отбывания срока сослана в Казахстан. В 1954-м, с наступлением политической оттепели, Зинаида Павловна письменно обратилась к Председателю Президиума Верховной Рады СССР Климента Ворошилова: «...Вот уже пошел пятый год, как я томлюсь в ссылке, среди полупустынных казахских целинных земель, без возможности увидеться с близкими, вернуться к любимому труду писательницы... и создать хороший исторический роман об астрономе Джордано Бруно, для которого я еще в 1936—1937 годах успела собрать много ценного и редкого материала... И как не тяжело мне, когда имущество конфисковано, опять начинать жизнь, но прошу вас вернуть меня к любимому труду, без которого жизнь для меня лишена радости, всякой цели и смысла. Я прошу не пересмотра дела, а индивидуальной амнистии, права вернуться в родной Киев, опять работать на любимой ниве...». Но только через два года Зинаида Тулуб была реабилитирована. Кстати, в ее общественной реабилитации активное участие принимал, в частности, Максим Рыльский.

Один из самых интересных докладов этого круглого стола — Ларисы Шевченко, завкафедрой Института филологии Киевского национального университета им. Т. Шевченко. «Идентификация человека с культурой и воля — вот над какими понятиями больше всего рассуждала писательница, особенно в произведении «Людоловы», — отметила профессор. — Для этого она показывает различные типы людей, глубоко проникая вглубь их нутра. Например, какой-то польский панок называет украинцев «хлопская шушваль» и «быдло», а сам — алчный, пугливый и мизерный. Это же касается Потоцкого, якобы аристократа уже другого ранга. Прозаик очень подробно воспроизводит атмосферу одного пира: кавалеры и дамы, драгоценности и заморские веера, всякая снедь и питье на столах, но... кушают паны из мисок руками... Вот вам и панство, которое, имея родословную, живет вне культуры. В противовес ему существует аристократия неимущественная, аристократия духу». Анатолий Шпиталь, научный сотрудник Института литературы им. Шевченко НАНУ, называет роман «Людолови» бестселлером. Чтобы его написать, автор объездила всю Украину, а, особенно, Крым. Изучила татарские и турецкие исторические документы. Перечитала архивы на семи языках! В произведении она не щадит никого: называет людоедами как татар, так и украинцев. Описывает, как татары издевались над нами, и как украинцы, переплывая Черное море, платили им той же монетой. «У Тулуб все людоловы, — говорит исследователь. — Она никого не оправдывает и не щадит. Из-за этого прозаика невзлюбили и, в известной степени, замалчивали ее имя». Василий Шепелюк, начальник отдела использования информации Центрального государственного архива-музея литературы, искусств Украины, проинформировал об архивном фонде Зинаиды Тулуб: «Те чрезвычайно интересные материалы к нам попали в конце 60-х годов. Это — ее машинопись с правками и авторскими примечаниями, в частности, восстановлена машинопись романа «Людоловы» 1956—1958 годов; заметки к написанию произведения «За бортом жизни», который стал своеобразным прообразом следующего романа писательницы «В степу безкраїм за Уралом»; переписка с деятелями культуры — Константином Трофимовым, Павлом Тичиной, Владимиром Кузьмичом; живописный прижизненный портрет Зинаиды Павловны, создан художницей Зинаидой Викторжевской. Брат Владимир передал и личные вещи: портфель, керамическую статуэтку, ручку... Хранятся также рукописи воспоминаний «Моє життя» о деде Александре Тулубе, о детстве и юности Зинаиды. Было бы хорошо, если бы они вышли, но над ними следует еще поработать».

Собственно, книжно-информационную выставку составляют, по большей части, копии рукописей и машинописи с авторскими правками, переписка писательницы, предоставленные фондами Института рукописей НБУВ; Отдела рукописей Института литературы им. Т. Г. Шевченко и Центрального государственного архива-музея литературы и искусств Украины. Конечно, наиболее оживленный интерес вызывает только что изданный поэтический сборник. По словам Василия Шепелюка, когда-то романтическая ученица Киевской женской гимназии Зинаида была влюблена в Ивана Бунина — и как в поэта, и как в человека. «Бунин дружил с ее отцом. Зинаида и Иван часто виделись. По всей вероятности, она была в него, кстати, старшего на 20 лет, влюблена. Когда Зинаида начала писать первые стихотворения, по стилю они очень напоминали бунинские», — рассказал Василий Николаевич. В конце концов, в этом можно убедиться самому, перечитав «Стихи моей молодости».

«Сейчас чувствуется сильное возрастание интереса как к фигурам первостепенным, то есть, национального масштаба, так и к фигурам регионального значения. В конечном счете, просто к собственной семейной истории, — подытоживает руководитель Сектора общественных наук Научно-организационного отдела Президиума НАНУ Владимир Попик. — И в этом наше общество приближается к нормам цивилизованного мира. Имею в виду не только христианское — почитай отца и мать своих, а вообще общечеловеческие ценности». «Очевидно, история наших славных семей составляет общекультурный и общенаучный интерес, — продолжает он. — А история семей должна изучаться хотя бы благодарными потомками. К сожалению, семейная память у нас не культивировалась (а это следует делать!). Понятно, по каким причинам. Из-за катаклизмов, которые украинцы пережили в ХХ веке. Люди, по большей части, помнят своих предков до третьего поколения, не говоря уже о том, что не знают, чьи прапрадеды с кем были родственниками, дружили, кого считали единомышленниками... В 2005 году наш институт издал сборник о роде Филипченко, подготовленный инженером, участником Великой Отечественной войны Борисом Филипченко. (Борис Михайлович — читатель и друг нашей газеты. — Ред.). Увлекательная книга! Поэтому мы должны осознавать, что изучение семейной истории даст возможность, во-первых, изучать шире украинскую историю и генеалогию культуры. Во-вторых, установить связи между поколениями. А, в-третьих, повысить самооценку, поскольку семейное генеалогическое древо — предмет гордости».

В следующем году исполняется 120 лет со дня рождения Зинаиды Тулуб. К юбилею, по мнению ученых, целесообразно было бы издать полное собрание сочинений. Ведь с конца 50-х годов в узких кругах «Людолови» зачитывали до дыр. К широкому читателю роман так и не дошел. И, к великому сожалению, творчество писательницы не вошло ни в школьную, ни в университетские программы обучения. Очевидно, следует организовать и выставку, которая бы состояла из рукописей и личных вещей Зинаиды Павловны, которые хранятся в различных архивных фондах Киева. Сергей Тулуб пообещал содействовать в реализации этих планов. А еще он намеревается содействовать выдвижению писательницы на соискание Шевченковской премии. (Представление 1964 года из-за политических причин было отклонено).

Надежда ТЫСЯЧНАЯ, фото Константина ГРИШИНА, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments