А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Филармоническая «Метель»

Первый юбилей музыкального спектакля
9 января, 2007 - 21:37
ИРИНА НЕСТЕРЕНКО

В Национальной филармонии Украины всегда с аншлагами проходят музыкально- драматические постановки. Одна из них — «Метель» (текст Александра Пушкина, музыка Георгия Свиридова) — отмечает свое пятилетие на этой прославленной сцене. Спектакль поставила режиссер Ирина Нестеренко, избрав для себя непростой жанр музыкально-драматического действа. Меломаны и театралы нашей столицы могут вспомнить, как интересно пушкинский текст читал Василий Лановой, а свиридовскую музыку исполняли музыканты Национального симфонического оркестра Украины (дирижер Владимир Сиренко). Но вот уже пять лет публика ходит на новую версию «Метели». Наш разговор с режиссером-постановщиком Ириной НЕСТЕРЕНКО.

— Что вдохновило вас на создание музыкально-драматического спектакля «Метель»?

— Наш спектакль сочетает музыку и драму. Меня очень привлекала идея объединить два шедевра — прозаический («Повести Белкина» А. Пушкина) и музыкальный (иллюстрации Г. Свиридова к кинофильму «Метель»).

Однажды пять лет назад художественный руководитель Национальной филармонии Украины и мой педагог Владимир Анатольевич Лукашов, рассказывая о пластинке Г. Свиридова, которую композитор со своей авторской надписью подарил ему на добрую память, сказал: «Вот бы накануне Нового года сделать что-то красивое — со свиридовской музыкой и пушкинскими текстами». Так «из искры разгорелось пламя», и мы с Николаем Дядюрой, главным дирижером Симфонического оркестра филармонии, начали работать. Наши разные видения органически сошлись, так появился жанр музыкально-драматической сцены «Метель». По сути, из прозы мы сделали пьесу.

— Вы режиссер-постановщик и в то же время автор сценария?

— Да, и это не единственный случай. Я написала пьесу (на основе произведения Э. Радзинского), готовя спектакль «Наедине с Моцартом». Но, что касается спектакля «Метель», отмечу: мне не хватало того материала, который есть в «Повестях Белкина», поэтому я добавила тексты из «Романа в письмах» и «Капитанской дочки». В результате наша пьеса стала целостной, и перед зрителем предстают три действующих лица. Писатель, который из города переехал жить в сельскую местность (персонаж, который очень напоминает Ивана Петровича Белкина), его играет Владимир Нечепоренко, а также герой Бурмин (эту роль исполняет Алексей Богданович) и героиня (ее образ создает Инна Капинос). Главные роли исполняют артисты Театра им. И. Франко. Кстати, у Пушкина герой — просто Бурмин, без имени. Но я не смогла этого так оставить и нашла для него имя — Алексей.

Наш спектакль — это ряд сцен, связанных романтической историей любви, где есть целый ряд мистических стечений обстоятельств, непостижимых поворотов судьбы. Жизни героев очерчивают мужской и женский миры времени Пушкина, через их отношения мы, авторы и зрители, получаем возможность углубиться в культуру тогдашнего дворянства, которая показывает несравненные образцы благородства и красоты отношений... Композитор Свиридов, не оставляя без внимания ни одного из всех предложенных Пушкиным мотивов, точно и тонко разворачивает свои симфонические полотна, а в результате картина времени — как истинная. Фабула же литературного произведения (как и сценография трех сфер) держится на трех основах — тройка, вальс и романс.

— Как вы подбираете актеров для своих спектаклей?

— В спектакле «Наедине с Моцартом» играли актеры Русской драмы: Николай Рушковский, Олег Треповский, Наталья Шевченко, а роль Сальери я отдала франковцу Алексею Богдановичу. Нужно сказать, что наш зритель — под властью стереотипа, который представляет Антонио Сальери как какую-то мрачную личность, просто преступника. А это не так, Сальери был очень неравнодушен к женщинам и сладостям, и вообще он не отравлял Моцарта, он был таким себе легкомысленным итальянцем и одновременно первым капельмейстером империи, поэтому я очень хотела, чтобы Сальери сыграл Богданович (который, надо сказать, именно таким, как я описала, и представил Сальери).

— Не значит ли это, что герой истории «Наедине с Моцартом» — Сальери?

— Я бы так не сказала, потому что герой истории — несмотря ни на что, Моцарт. Его нет на сцене, зато есть интрига вокруг него, которую раскручивает барон Готфрид ван Свитен (Олег Треповский), именно он — автор демонического замысла заказать реквием, и именно он подталкивает великого композитора к краю бездны, потому что только при таких обстоятельствах Моцарт пишет хорошую музыку. И это выглядит особенно странно на фоне слов Леопольда Моцарта, отца гениального музыканта: «Когда у моего сына всего вдоволь, Бог оставляет его музыку».

— Вы синхронизировали в своих спектаклях музыку и литературу?

— Синхронизацию музыки и литературы мы осуществляли вместе с дирижером. Когда я писала текст, передо мной была партитура, я постоянно делала расчеты. Да, работа музыкального режиссера особая. А вот этот, филармонический, жанр музыкальных сцен начал мой учитель Владимир Лукашов. Он поставил спектакль «Сон» (1997) и «Гайдамаки» (1998) по Т. Шевченко, кроме того, «Трубит Трубиж» по Б. Олийныку и в ближайшее время планирует поставить «Думы мои, думы» тоже по Т. Шевченко на музыку Н. Лысенко по случаю 165-летия со дня рождения композитора, а также к Шевченковским дням в марте. Работа «Думы мои, думы» станет третьей частью трилогии Шевченкианы, премьера, по всей вероятности, состоится в феврале—марте. Так что до меня этот жанр уже был в филармонии. По-видимому, я немного дополнила его, создав свое ответвление.

— Жанр музыкального спектакля, на ваш взгляд, как долго может оставаться актуальным?

— В драматическом театре экспериментировать намного проще, в том смысле, что отсутствует зависимость от музыкального произведения, и эти эксперименты втягивают неизвестно куда. Опера также попала под власть экспериментаторов. Но нельзя издеваться над великими произведениями, вместе с тем, не надо подходить к ним, как к раритету, — нужно только быть духовно подготовленными к работе с ними. Насочинять всего — это, вообще, легкий путь, профанационный, другое дело — сделать то или иное представление, спектакль достоянием культуры, а это куда сложнее.

СПРАВКА «Дня»

Ирина Нестеренко — музыкальный режиссер. В 1984 году закончила Московскую государственную консерваторию имени П. И. Чайковского, профессия — музыковед, в 2003 — Национальную музыкальную академию Украины (мастерская В. А. Лукашова), профессия — музыкальный режиссер. Осуществила постановки: монооперы «Нежность» В. Губаренко (Национальная филармония Украины), оперы «Тоска» Дж. Пуччини (совместная работа с В. А. Лукашовим; Одесская опера), опер «Моцарт и Сальери» М. Римского-Корсакова (Оперная студия Национальной музыкальной академии Украины) и «Самсон и Далила» К. Сен-Санса (Харьковская опера), оперы-оратории «Киевские фрески» И. Карабица (Национальная опера Украины), музыкально-драматических сцен по повести «Метель» А. Пушкина и на музыку Г. Свиридова, симфонии для действующих лиц с оркестром «Наедине с Моцартом» по произведению Э. Радзинского и на музыку В. А. Моцарта (Национальная филармония Украины).

Лилия БОНДАРЧУК
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments