Люди, у которых есть свобода выбора, всегда выберут мир.
Рональд Рейган, 40-ий Президент США

«Ностальгия» останется в Киеве

12 июня, 2002 - 00:00


Живущая в Канаде представительница «украинской волны постмодернизма» художник Татьяна «Эва» Гершуни передала в подарок Музею культурного наследия свое полотно.

Работа «Ностальгия» стала бесспорным хитом прошедшей в минувшем году выставки «Женское дело» (куратор Юрий Мацюк), представившей в музее экспериментальное творчество художниц украинской эмиграции. А сама выставка, к радости столичных потребителей искусства, ознаменовала обращение муниципальной музейной среды к contemporary art.

Благодаря открытости актуальным эстетическим поискам со стороны руководства Музея истории города Киева и энтузиазму сотрудников, в его филиале — Музее культурного наследия — ведется работа по созданию первой в Украине постоянной музейной экспозиции современного искусства. Ее концепция, исходя из специализации филиала, ограничивается творчеством представителей украинской диаспоры. «Ностальгия» Гершуни займет в ней достойное место, а пока научные сотрудники изучают ее искусство, «Эва» отвечает на вопросы «Дня».

— Как вы оказались в Канаде и чем заняты там сейчас?

— Поиски новой, в смысле — отличной от киевской на тот момент, арт-ситуации — это, наверное, главное, что подтолкнуло меня как художника уехать из родного города пять лет назад. И еще ряд вопросов чисто экзистенциального характера, над которыми приходится работать по сей день.

Сейчас я преподаю рисунок и дизайн в колледже классической анимации, изобразительных искусств и дизайна и работаю над новой серией цветовых абстракций после вынужденно долгого перерыва.

— Пригодился ли вам опыт учебы на факультете искусствознания Украинской академии искусств?

— Академическое образование — как портативная персональная библиотека, навечно вмонтированная в голову. Систематические знания в области теории и истории искусства, полученные в киевской Академии — это кредитная карточка с неограниченным лимитом в моей преподавательской деятельности, где необходимы исторические референции, ссылки на старых мастеров и современных классиков. И по собственному опыту должна сказать, что уровень образования в Украинской академии искусств не уступает самым престижным высшим учебным заведениям мира. А как художнику мне посчастливилось встретить своего мастера-учителя вне стен академии — Александра Георгиевича Полуянова, благодаря которому и по методу которого я сейчас учу рисунку своих студентов. Ну а остальному, как правило, учит жизнь.

— Чьи произведения — художественные и критические — оказали на вас наибольшее влияние?

— Реализм и сюрреализм — два основных течения, которые для меня сосуществуют как вечная и нераздельная алхимическая субстанция. Пол Дельво: его миры, наэлектризованные внутренним желанием и страстью и внешним эмоциональным вакуумом, где по улицам бредут женщины в «лунатическом» экстазе, наверное, больше всего импонируют мне. Моя инсталляция, представленная в киевском проекте куратора Марты Кузьмы «Sugar Plum Vision» несколько лет назад имеет прямую визуальную и эмоциональную ссылку к Дельво.

— Какие из художественных проектов, в которых вы принимали участие в последнее время, кажутся вам наиболее интересными?

— Один из самых непредвиденных проектов, в которых мне довелось участвовать в Канаде, был групповой проект «Revolutions». Его результатом стал выпуск CD, где представлены индивидуальные звуковые работы каждого из участников. Организовал проект саскатунский художественный центр «Video Verite». Работа со звуком и цифровыми программами, где звук можно редактировать, была новым художественным опытом для меня и эту работу в каком-то смысле я считаю уникальной в моей художественной практике. Помимо этого были и другие проекты — видео, фотографии и живописи — в городах Канады.

— Как вы восприняли идею выставки с участием ваших работ в филиале Музея истории города Киева?

— Я была очень тронута и не менее удивлена предложением от Музея культурного наследия выставить мои работы. Мне было очень приятно, что меня еще не забыли в родном городе. А сам факт, что меня представлял филиал Музея, где я начинала как дизайнер, подтверждает: никогда не знаешь, что с тобой произойдет и как прошлое может проникнуть в настоящее.

— Сегодня вы видите себя украинским художником или канадским?

— Хм… Внутренней геополитики не существует. Есть только внешняя. Для меня достаточно и того, что я пока еще считаю себя художником.

— В канадском обществе вы ощущаете себя космополитом, или есть вопрос самоидентификации, корней?

— В космополитическом обществе, как ни парадоксально, вопрос самоидентификации и корней — это вопрос номер один. Мои корни — это Киев и уникальная алхимия этого города, в котором живы тени прошлого. Я особенно это прочувствовала, побывав дома после двух лет жизни в Канаде.

— С этим связан и ваш интерес к полумифической истории Хазарского каганата?

— Хазария для меня — зов утерянных во мгле тысячелетий корней, но живой мистики и мифологии. И это живет во мне скорее как тайное знание вопреки всякой логике.

— Что же такое современное искусство?

— Для меня искусство — это постоянный поиск и личная Одиссея. Все остальное — политика.

Константин ДОРОШЕНКО, специально для «Дня»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments