Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

Портрет в интерьере «Триптиха»

Одной из старейших столичных галерей исполнилось двадцать лет
24 декабря, 1996 - 20:23
В «ТРИПТИХ» ПРИХОДЯТ ХУДОЖНИКИ, РЕЖИССЕРЫ, МУЗЫКАНТЫ, АКТЕРЫ, ПОЛИТИКИ. И ЗДЕСЬ ЕДВА ЛИ НЕ ВСЕХ ГОСТЕЙ ЗНАЮТ ПОИМЕННО (УЧРЕДИТЕЛЬ ГАЛЕРЕИ ЮРИЙ КОШЕЛЬКОВ И КОМПОЗИТОР АЛЕКСАНДР ЗЛОТНИК) / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День» ТАТЬЯНА САВЧЕНКО УМЕЕТ «ПОДАТЬ» ХУДОЖНИКА (НА ОТКРЫТИИ ВЫСТАВКИ ВАЛЕРИЯ ШКАРУПЫ, НА ФОТО — СЛЕВА) ФОТО МИХАИЛА МАРКИВА

С днем рождения принято поздравлять. Что я с большим удовольствием и делаю в настоящий момент. Хотя, честно говоря, очень хотелось бы снять об этой уникальной — я бы сказала, изящной — галерее фильм. Не документальный — игровой. Потому что, «Триптих» — не просто место, куда можно прийти на вернисаж знакового современного художника, а живой организм — не чуждый интриг, любовных историй, сплетен, трагедий, эпикурейских праздников, болезней, бытовой рутины, глубоких споров об искусстве, зависти, подвижничества, предательства, ставших нормой современной жизни и не актуальной ныне преданности... «Триптих» — это маленький живописный остров, населенный характерными и необычными персонажами.

Позволю себе пофантазировать...

Жанр фильма — психологическая мелодрама (аналитики киноискусства говорят, что сегодняшнее время дает отставку откровенно развлекательным картинам и детективам, и на линию огня выпускает кино содержательное, предполагающее сочувствие и сопереживание зрителей).

Место действия — Андреевский спуск, 34, галерея «Триптих».

Действующие лица: учредитель галереи — Юрий Комельков, директор — Татьяна Савченко, сотрудники — Валерий, Марина, Ксения.

Художники — Александр Животков, Алексей Малых, Борис Егиазарян, Слава Шерешевский, Андрей Блудов, Борис Быстров, Леня Бернад и другие.

Посетители, друзья галереи — писатель Андрей Курков, кинорежиссер — Роман Балаян, искусствовед — Лариса Божко, телеведущий — Юрий Макаров, галерист — Сандро Муджири.

Время действия — декабрь 2008 года.

А поскольку идея снять подобное кино возникла буквально только что, буду знакомить вас с его героями поэтапно, по мере разработки сценария.

Итак, она звалась Татьяной... В детстве хотела стать геологом, ездить в дальние края «за туманом и за запахом тайги». Не случилось, потому что на геологический факультет принимали с 18 лет, а ей не было еще и семнадцати, когда окончила школу. Поступила в инъяз, стала учительницей французского языка. Но в среде коллег чувствовала себя белой вороной, и когда на экстренном педсовете ей инкриминировали «непотребный внешний вид» (кокетливый шейный платочек!), цинично плюнула на «разумное, доброе, вечное», и подалась в стюардессы... Шесть лет романтической и тяжелейшей работы в «Аэрофлоте», первое место на республиканском конкурсе стюардесс, и три аварийных посадки, которые, слава Богу, состоялись... Стало страшно летать, потому что дома ждали мама и маленький сын, и в тот момент судьба благосклонно подкинула очередную авантюру — Таня Савченко освоила профессию переводчицы. Ненадолго. Личные обстоятельства сложились так, что вышла замуж и уехала в Брюссель. Однако, «золотая клетка» оказалась слишком гламурной для энергичной Татьяны, и она сбежала в Украину, где — по причинам, понятным любому, кто жил в стране Советов, — устроиться на работу по профессии не смогла. Выучилась на парикмахера, и в новом для себя деле уже тогда находила удовлетворение творческим амбициям: «Приходит, к примеру, номенклатурная советская особа, а ты делаешь из нее привлекательную западную барышню!..» Затем несколько лет покоряла Париж... И, наконец, материализовалась в галерее «Триптих». Шел 1999 год...

— Татьяна, не могу не восхититься хитросплетенными перипетиями твоей биографии. Но там ведь и намека не было на профессию галериста? Каким ветром занесло в «Триптих»?

— В художнический мир меня ввел мой муж Боря и его дочь Яна (талантливый украинский скульптор Борис Быстров и художница Яна Быстрова. — Авт.). Еще когда я работала в Париже, познакомилась, благодаря им, с Александром Гнилицким, Сашей Харченко, Олегом Тистолом, Олегом Голосием и другими, известными сегодня всем живописцами, графиками, скульпторами. И с помощью председателя союза художников Авиньона вывезла талантливую молодую генерацию во Францию на ежегодный театральный фестиваль. На целый месяц. Поездку практически полностью субсидировала сама, настолько мне эта акция показалась интересной... Так случился мой первый арт-проект. Эксперимент удался, но ребята уехали в Украину, а я осталась в Париже. Вскоре меня нашла некая дама, наша соотечественница, вышедшая замуж за богатого немца и решившая неподалеку от Амстердама открыть украинско-немецкую галерею. Она предложила сформировать коллекцию работ художников и стать арт-директором галереи. Я с воодушевлением согласилась. Именно тогда и познакомилась с Сашей Миловзоровым, который в то время был художественным руководителем галереи «Триптих». Постепенно стало формироваться особое отношение к художникам. Меня всегда восхищали люди, умеющие делать то, чего не дано мне. Но в то время это были лишь эмоции — не успевшая родиться галерея лопнула, я переехала в Киев, занялась предпринимательской деятельностью, которая только-только начала развиваться. В один прекрасный вечер пришел из мастерской муж и сказал, что Неля Исупова (известный украинский скульптор, одна из первых учредителей галереи «Триптих». — Авт.) предложила мне стать директором галереи. Согласилась. Поначалу работать было нелегко: получала сто долларов, психологическая атмосфера в коллективе оказалась непростой, но я рьяно взялась за дело... С тех пор прошло уже девять лет. Сегодня «Триптих» — мощная институция, известный в Киеве бренд. Я считаю, галерея не находится — живет в этих стенах, которые после смены владельцев приобрели изысканную стильность. И мое существование здесь: не работа — образ жизни. Прости за патетику, но галерея «Триптих», действительно, дело моей жизни. Думаю, мою позицию чувствуют и художники.

«Триптих» — первая негосударственная столичная галерея, где (кстати, благодаря мне) был спонтанно организован клуб друзей галереи, которые регулярно собирались во внутреннем зале. Я бы сказал, что «Триптих» — краеугольный камень Андреевского спуска: со дня основания здесь возникло настоящее братство художников-прикладников: приезжая в Киев из других городов, они шли сюда прямо с вокзала — погреться, попить чайку, отдохнуть... Приятно, что и сегодня, через двадцать лет здесь сохраняется такая же теплая атмосфера».

Андрей КУРКОВ, писатель

— «Триптиху» — 20 лет. Формально говоря (и ты уже сама это обозначила), его существование делится на два этапа: первый — рождение галереи, которое состоялось благодаря четверым известным художникам — учредителям. Второй этап — смена владельцев галереи, когда в ее судьбе стал принимать активное участие бизнесмен и издатель Юрий Комельков...

— Я бы даже условно разделила жизнь галереи на три этапа. Первый — ее рождение и существование до меня. Второй, начавшийся с того момента, когда директору Татьяне Савченко дали карт-бланш, и из узко направленной галереи декоративно-прикладного искусства она постепенно начала ориентироваться на современное искусство. И — третий, ведущий отсчет со дня смены учредителей, когда «Триптих» стал по-настоящему расцветать: был сделан современный ремонт с перепланированием залов, установкой специального света и подставок для произведений искусства. Я очень рада этому. Скажу больше — счастлива. Однако не все так безмятежно в нашем королевстве, как может показаться с первого взгляда. Нынешние учредители — бизнесмены, люди, которые умеют считать деньги. Хотят, чтобы их бизнес приносил доходы. Эту цель преследуют и галеристы, но поступаться эстетическими требованиями к художникам, которые у нас выставляются, мы не можем ни при каких обстоятельствах. Галерея должна обладать хорошим вкусом и собственным стилем. Поэтому приходится кропотливо работать с клиентами, образовывать, воспитывать их. Создавать определенную атмосферу в галерее, чтобы потенциальным покупателям захотелось вернуться сюда и приобрести картину или скульптуру вместо, предположим, очередного «Мерседеса». Это не так просто, поскольку хорошо известно, что произведения искусства — вещи не первой необходимости. Отрадно, что в последнее время положение меняется в лучшую сторону. Могу это констатировать, поскольку у меня есть возможность сравнивать его с 1999-м, 2001-м и даже 2005 годами. В лучшую сторону меняется качественный состав клиентов: появляется много образованных людей, знающих, что именно они желают приобрести, а не так — купить абы что, лишь бы перед своим окружением в грязь лицом не ударить.

«Ассоциации, которые в первую же минуту вызывает «Триптих», — очаг настоящей столичной культуры, приют киевской интеллигенции, где в любой момент можно встретить друзей, выпить чашку кофе, поговорить о каких-то истинных проблемах, а не только о политике и кризисе».

Лариса БОЖКО, искусствовед

— Известные клиенты в галерее есть?

— Очень много. Нередко приходят известный режиссер Роман Балаян, несравненный Богдан Сильвестрович Ступка, его сын Остап, Лариса Ившина, главный редактор газеты «День», актриса Лариса Смородина... Мне кажется им нравится в «Триптихе»: они проводят здесь немало времени, мы беседуем... Бывали и заезжие знаменитости — Лия Ахеджакова, Дмитрий Харатьян, Рената Литвинова. Заходят бизнесмены, политики, дипломаты.

«Мне нравятся люди, работающие в этой галерее. Здесь уютно и комфортно. Люблю, прогуливаясь по Андреевскому, просто заглянуть в «Триптих», посмотреть новую выставку, поболтать. Иногда покупаю подарки друзьям. Например, у Никиты Михалкова дома стоит оригинальное керамическое кресло Нели Исуповой, а у Рустама Ибрагимбекова — уморительный соломенный верблюд Ирины Контар...»

Роман БАЛАЯН, кинорежиссер

— Не могу не вспомнить в ваш день рождения, что учредитель галереи «Триптих» Юрий Комельков успешно издает и журнал «Аура», который за недолгое время существования занял определенную нишу среди художников, искусствоведов, ценителей искусства...

— И не только журнал. Изданы уникальная монография «Декоративное искусство Украины конца XX столетия. 200 имен»... (Кстати, когда ее впервые увидела Лариса Ившина, она не смогла сдержать восторга, воскликнув: «Мы сами не знаем порой, насколько украинцы — талантливая нация! Вот что нужно пропагандировать!..») Серия превосходных каталогов украинских художников: два — гениального Ивана Марчука и два — Анатолия Криволапа, Владимира Будникова, Леши Малых, Игоря Елисеева, Александра Бабака, Лени Берната. Удачным экспериментом оказался фотоальбом Константина Донина «Кадр за кадром: Кира Муратова» — документальное наблюдение за съемками нашумевшего фильма «Два в одном»... Все это, несомненно, увеличивает авторитет галереи в профессиональной среде, подстегивает амбиции художников на стремление участвовать в вернисажах и других акциях «Триптиха».

Кроме того, мы провели несколько творческих пленеров. Начали с Крыма, два раза выезжали в Болгарию, дважды — в нынешнем году — в Хорватию. До сих пор вспоминаем эти замечательные поездки. Такие акции объединяют галерею, создают ей индивидуальный имидж.

«Для меня «Триптих» — в первую очередь, галерея для художников. Эта тенденция бережно хранится со дня ее основания: художник — персона номер один. Здесь уютно: можно не только приходить на вернисажи, но и назначать встречи, вести переговоры. Сотрудники «Триптиха» всегда идут навстречу друзьям и очень доброжелательно (по европейским галерейным стандартам) принимают их».

Валерий ШКАРУПА, художник

— Татьяна, со многими художниками, и не только киевскими, тебя связывает личная дружба. Наверняка многие из них не могли отказать себе в соблазне написать портрет такой экстравагантной женщины. Что пришлось по душе?

— Насчет многих, ты погорячилась. Пока что у меня лишь три портрета. Первый, которым очень горжусь, получила в подарок от талантливого (к сожалению, ныне покойного) Юрия Луцкевича. Этот портрет — не фотографическое сходство, а то, что он увидел во мне. К сожалению, Юра не закончил работу (хотел еще дописать лицо и руки): я должна была последний раз заглянуть к нему в мастерскую позировать — и буквально в тот день он ушел. Но его работа все равно мне очень дорога... Света Лопухова написала портрет. Очень хороший. И как-то на день рождения Эмма Беглярова презентовала свою работу: правда, я не совсем узнала себя в изображении, но это личный взгляд художницы. Вот и все.

«Это самая первая галерея в Киеве, в которую я случайно зашел пять лет назад, приехав из Америки. На обратном пути заглянул еще пару раз... А уж как переехал в Украину, по-настоящему подружился со всеми сотрудниками «Триптиха». Обожаю Танечку Савченко — без ее шарма галерея вряд ли была бы такой, как сегодня. Чудесные Марина и Ксюша, с улыбкой решающие любую проблему! Безотказный Валера Шкарупа, к тому же — прекрасный художник. А какие секьюрити — Миша и Вася! Мужики! За их спинами совсем не страшно! Кроме того, с этой галереей сотрудничают самые лучшие, востребованные не только в нашей стране, а и за рубежом художники. Причем некоторые — со дня ее основания... Золотая галерея! Никогда не изменю ей!»

Сандро МУДЖИРИ, галерист

— Ой, лукавишь! А прелестная скульптура Бориса Быстрова, который по совместительству является твоим родным мужем?..

— Действительно, родной муж вылепил меня, и даже отлил скульптуру в бронзе, но, по слухам, ее закупило Министерство культуры Украины. А по другим сведениям, приобрел некий немец... Думаю, может быть, это был мой бывший муж?! (Смеется.)

— Кстати, как сосуществуют в одном доме два творческих человека — вечно занятая и ангажированная на различные светские мероприятия галеристка Татьяна Савченко и скульптор Борис Быстров, львиную долю времени проводящий в четырех стенах мастерской?

— Скажу, что Борис занимает огромное место в моей жизни. На первый взгляд, это не очень-то и заметно: я живу, якобы, сама по себе. И даже параллельно его жизни. На самом же деле, влияние на меня мужа — и моральное, и эстетическое — очень велико. Пожалуй, даже могу сказать, что за годы нашей совместной жизни он меня огранил, что ли. Я — холерик по темпераменту, человек крайностей, и, по-сути, была дикаркой в своих эмоциональных всплесках, в нетерпимости. В моем характере присутствует очень плохое качество: либо — черное, либо — белое. Примитивно до предела, но заложено в генах. А у Бориса — палитра эмоций. Он — очень спокойный, обстоятельный человек, с тонким чувством вкуса. Если графически представить нашу семейную жизнь: это — тихая гавань. Я целый день где-то мечусь, шарахаюсь из стороны в сторону, а лишь зашла домой — отдыхаю душой. Борис — чудесный человек, прекрасный художник. Очень любит меня и принимает такой, какая есть. Конечно, я не подарок. Он прощает мне пресловутую эмансипированность, от которой сама страдаю. Борис добился моего уважения именно тем, что не ломает меня, не приспосабливает к себе, а немного со стороны наблюдает за происходящим, деликатно корректируя мои поступки. А поскольку он — абсолютно честный и добрый человек, я привыкла прислушиваться к его мнению. Он, как чистый камертон: что бы ни сказал, на 150 процентов верно. И в отношении оценок людей, и моих действий. Могу сказать, не опасаясь суеверий: я счастлива с ним. В наших отношениях были очень сложные периоды, поскольку мы встретились уже в зрелом возрасте — сформированные личности: со своими привычками, друзьями, капризами, мировоззрением, этикой. Но у нас есть главные точки соприкосновения... Борис иногда говорит: «Ты — невозможна, неуправляема, но наше эстетическое восприятие мира совпадает...»

«Я так долго общаюсь с «Триптихом», что отношусь к нему, как к жене. Мне очень нравится приходить сюда: это — одно из самых приятных мест в Киеве, где чувствую себя, как дома. Здесь работают мои друзья, и очень хочется пожелать им, чтобы пресловутый кризис лишь слегка коснулся галереи, даже не зацепив ее. А нам всем — весело отпраздновать 40-летний юбилей «Триптиха»!»

Слава ШЕРЕШЕВСКИЙ, художник

— Можно было бы на этой возвышенной ноте и закончить интервью, однако не могу не спросить, каким образом галерея «Триптих» собирается отметить двадцатилетие?

— Трудовой вахтой, конечно же. (Смеется.) И это не шутка. 25 декабря, в канун католического Рождества в «Триптихе» открывается очередная, но не совсем обычная выставка под тематическим названием «Портрет художника». Когда-то мне пришла в голову идея предложить авторам галереи написать портреты художников. Но не идолов прошлого, а ныне живущих, своих друзей. Потому что, время, к сожалению, бежит очень быстро... А в «Триптихе» и через много десятилетий останется колосальная коллекция работ талантливых живописцев, графиков, скульпторов. Скажу по секрету, мне шепнули, что два весьма уважаемых мастера изъявили желание написать и меня. Правда, зная их, предполагаю, что один вряд ли осуществит задуманное, что же касается второго, может быть, может быть... Зато уже известно, что Матвей Вайсберг сделал портрет Бориса Егиазаряна, последний, в свою очередь — Алексея Аполлонова. Слава Шерешевский запечатлел для истории Вайсберга, а Леша Малых — Льва Маркосяна... Вот в такой теплой компании галерея «Триптих» встретит и Новый, 2009-й год...

«Триптих»?.. Мать родная!.. Более того, брат, и сестра!.. И даже жена! (Тем более, что она здесь работает! — Смеется.) Дом, иными словами... Дом родной...»

Алексей МАЛЫХ, художник

Ирина ГОРДЕЙЧУК, журнал TELECITY, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments