У государей нет места для философии.
Томас Мор, английский писатель, философ, государственный деятель, лорд-канцлер, Святой Римско-католической церкви

Станет ли Гитя-Петринский «украинским Босманом»?

17 августа, 2000 - 00:00

Для непосвященных в тонкости футбола напомним, что футболист
по фамилии Босман вошел в историю футбола не своими спортивными достижениями,
а тем, что сумел защитить право европейских футболистов на труд, обратившись
не в футбольные, а в нормальные судебные инстанции. Результатом многолетнего
судебного процесса стала отмена лимита на количество иностранцев из стран
Евросоюза в составах европейских футбольных команд. Сам Босман от этого
ничего не выиграл, поскольку из-за этих судов окончательно потерял спортивную
форму. Зато выиграли футболисты, которые теперь без препятствий путешествуют
из страны в страну. Украинцев это не касается, на что недавно во всеуслышание
пожаловался Андрей Шевченко, который постепенно «входит в авторитеты» у
футбольной Европы.

На самом деле, до того, как заявлять о своих правах в Европе,
нашим футболистам следует научиться защищать себя дома. Символом такой
защиты и стал несколько лет назад футболист по фамилии Гитя- Петринский,
который умудрился одновременно заявиться под разными фамилиями в чемпионатах
России и Украины. За это Гитю лишили права играть в украинских профессиональных
футбольных командах. Однако интересует нас не сам Гитя, который является
столь же посредственным игроком, как и голландец Босман. Нас интересует
прецедент защиты футболистом своего права на труд. Эта отрасль правоотношений
в нашей стране практически никак не урегулирована. Так недавно очередной
скандал взорвался вокруг профсоюза футболистов, организованного в Днепропетровске.
При попытке профсоюза заявить о себе прозвучал дружный залп из выступлений
лояльных к нынешним футбольным руководителям средств массовой информации,
которые единодушно обвинили днепропетровских защитников прав футболистов
во всем, в чем могли.

Не собираясь вмешиваться в этот конфликт или становиться
на ту или иную сторону, нельзя не остановиться на вопросе, который гениально
поставил не гениальный футболист Босман: если футболист — это профессия,
то и регламентироваться взаимоотношения между футболистом и работодателем
должны общепринятым, а не «футбольным» законодательством. Другие бы спорили,
мы же примем за основу именно тот факт, что правила футбола действуют только
на футбольном поле во время игры, во всем другом футболисты являются такими
же гражданами, как и все мы. Отсюда и возникают вопросы, на которые у наших
футбольных руководителей пока нет четкого ответа. Почему эти вопросы возникли
только теперь?

Известно, что до недавнего времени профессионального футбола
у нас не существовало, а игроки команд считались студентами, инженерами,
рабочими, военнослужащими на различных предприятиях, в учреждениях и организациях,
где имели те же права и обязанности, что и остальные работники. В частности,
футболисты армейских и милицейских команд (в том числе и киевского «Динамо»)
были офицерами и прапорщиками, что давало определенные льготы и привилегии.
И сегодня эта система до конца не разрушена, футболистам, как и когда-то,
продолжают «делать армию», зачисляя либо студентами стационаров, либо военнослужащими.
Вот и первый вопрос, на который никто не даст компетентного ответа: когда
и где служил в армии тот же Андрей Шевченко? Если он является «офицером»,
как когда-то Блохин, то уволился ли он со службы, уезжая в Италию, и вернется
ли на службу, когда завершит выступления за границей?

«Законы» нашей Профессиональной футбольной лиги переписаны
из соответствующих документов зарубежных лиг с поправкой на местные особенности.
Подавляющее большинство постоянно создаваемых у нас фирм и организаций
относятся к собственным уставам и положениям как к документам, нужным для
регистрации, а в работе полагаются не так на уставы, как на здравый смысл.
Так же и руководители ПФЛ не всегда заглядывают в свой же устав, не говоря
уже о согласованности этого устава с трудовым законодательством. Бесспорно,
Лига хочет как лучше. Однако, когда на месяц дисквалифицируют футболиста-любителя,
который имеет основное место работы, а в футбол играет для удовольствия,
это одно, а если человек работает, собственно, футболистом, то дисквалификация
— это лишение его права на труд. Каким пунктом Кодекса законов о труде
предусмотрен запрет играть в футбол или «выставление игрока на трансфер»,
то есть его продажа? Скажете, что это записано в контракте? Тогда назовите,
пожалуйста, известные вам примеры, когда фирмы торговали бы между собой
инженерами или водителями, которые тоже нынче имеют контракты с работодателями.
Если организация не платит работнику зарплату, тот может подать в суд и
требовать выплаты задолженности. Беззарплатные футболисты вместо этого
в основном стонут через прессу, что с ними «не рассчитались». А в суд подать?
Для этого следовало бы для начала знать о каких зарплатах речь идет. Размеры
заработков футболистов у нас почему-то засекречены еще более тщательно,
чем настоящие имена-по-отчеству учредителей некоторых футбольных клубов.
О зарплатах Шевченко, Реброва и Лужного мы узнали сразу после того, как
они начали играть в зарубежных клубах. Некоторые футбольные руководители
выступают за то, чтобы не предавать огласке заработки ведущих футболистов
Украины, дабы не дразнить народ. И действительно, легко возмутиться или
возмутить кого-то, спросив, из каких средств покупают себе джипы и мерседесы
футболисты, играющие на полупустых стадионах.

Как правило, разговор о необходимости восстановить справедливость
мы слышим от тех футболистов, которые временно или навсегда отлучены от
щедрых зарплат «черным налом». Как и все мы, футболисты молчат, пока им
хорошо. А когда плохо, защитить бывшего кумира практически некому. Не говоря
уже об обычных игроках, которые по десять—пятнадцать лет подряд без лишнего
шума «защищают честь» различных команд от колхозной до высшей лиги. Возвращаясь
к Гите-Петринскому, которого поймали на обычной подставке, т.е. на выступлениях
под чужой фамилией, давайте вспомним, что подобные примеры известны каждому,
кто мало-мальски играл в футбол даже на самом низком уровне. Разве не были
когда- то подставками наши «военнослужащие» и «инженеры», которые выступали
в пятидесятые — семидесятые годы на Олимпийских играх как «любители»? Разве
не являются подставками нынешние наши команды, выступающие на Универсиадах
под видом «студентов»? Тот, кто хоть раз сам нарушил спортивные законы,
может не надеяться на всенародное сочувствие в случае травмы или конфликта
с тренерами.

Вместе с тем спортивный профессионализм уже существует
у нас, хоть в уродливой и нецивилизованной форме. Не уродливым и цивилизованным
наш профессионализм станет тогда же, когда таким станет и сам наш спорт.
Хорошо было бы, чтобы эти процессы происходили одновременно. Чтобы уже
сегодня футболист, который подписывает контракт с «крутым» президентом
клуба, не боялся и не стеснялся проконсультироваться с юристом, дабы привести
этот контракт в полное соответствие с действующими законами. После чего
останется совсем немного — не нарушать эти законы. Так делают в странах
Евросоюза, куда нас с нашими контрактами и законами еще долго не будут
принимать, как бы ни протестовал наш лучший футболист Шевченко. Это ж надо
— поиграл год в Италии и увидел ущемления и несправедливость по отношению
к футболистам с официальными зарплатами по сто тысяч долларов в месяц.
А у нас играл — ничего не видел. Но есть еще у нас такие футболисты как
Гитя-Петринский, которых никто и никогда в Италию не пригласит, а поэтому
свои права они будут отстаивать здесь и отвечать за нарушение наших, самых
справедливых, законов тоже здесь.

Николай НЕСЕНЮК  ФОТО МИХАИЛА ПАЛИНЧАКА, Ужгород  ТРЕНЕР ЧЕМПИОНОВ  Для непосвященных в тонкости футбола напомним, что футболист по фамилии Босман вошел в историю футбола не своими спортивными достижениями, а т
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments