А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

«Я всегда была уверена в своих силах и без допинга»

Оксана Цигулева о сиднейском дебюте, специфике батута и наших шансах на «золото»
2 марта, 2004 - 00:00


5 июля впервые в истории независимой Украины эстафета олимпийского огня пройдет через столицу нашей страны! Это событие стало возможным благодаря усилиям спонсоров Олимпиады в Афинах. Так, компания «Кока-Кола» инициировала всеукраинский отбор участников эстафеты. Главной особенностью отбора является то, что почетное право нести олимпийский огонь получат те, кто своим жизненным настроем и поступками является настоящим примером для всех граждан Украины.

«День», в свою очередь, решил не оставаться в стороне и начинает публикацию серии интервью с украинскими спортсменами-олимпийцами разных лет. С теми, кто по кирпичику возводил цитадель украинского спорта. Сегодня наш рассказ о батутистке из Николаева Оксане ЦИГУЛEВОЙ, которая на Сиднейской Олимпиаде в великолепном стиле выиграла «серебро», добавив его в украинскую копилку. Поговаривают, что могла Оксана составить компанию Клочковой и Мильчеву, но... Впрочем, все по порядку.

— Оксана, как вы пришли в этот вид спорта?

— В пять лет я была очень подвижным ребенком и родители меня решили отдать в спортивную секцию. Привели в нечто вроде группы здоровья, где в основном была гимнастика, батут, акробатика. Вскоре у меня заметили способности, и тренеры уже целенаправленно начали заниматься со мной батутом.

— Расскажите об этом виде спорта, насколько он сложен и травмоопасен?

— Ограничений нет ни в весе, ни в росте. Обычно в группу набирают детей шести-семи лет. Хотя были и случаи, когда приходили ребята из 6-7 классов, которые были вполне обучаемыми и многого добивались. Но в общем это сложный вид спорта, идет большая нагрузка на вестибулярный аппарат. Конечно, батут опасный снаряд. Можно вылететь и разбиться. Со мной, слава Богу, такого не было. При правильной подготовке во время исполнения упражнений такого не случится. За этим должен следить и тренер. Когда чувствуешь, что можешь вылететь, то страхуешь себя сам. Это идет изнутри. Тот, кто не умеет прислушиваться к себе и тренерам, конечно, падает, ломает руки, ноги. А вообще, в истории батута было два смертельных случая и несколько случаев инвалидности.

— В Сиднее первые два места в женских соревнованиях заняли выходцы из СССР. Когда вообще появился этот вид спорта в мире и у нас?

— Это достаточно молодой вид спорта, он появился на рубеже 60 — 70-х годов прошлого века. Поначалу батут использовался как тренажер для космонавтов. Также на нем занимались и акробаты и гимнасты, но в вид спорта он оформился только в начале 70-х.

— Как вы оцениваете готовность украинских батутистов к Олимпиаде в Греции?

— Несмотря на рождение ребенка, я интересуюсь спортивными новостями, слежу за работой Национального олимпийского комитета и считаю, что у наших спортсменов очень хорошие шансы на олимпийские награды. Как у мужчин, так и у женщин. Есть определенный рейтинг спортсменов, и, исходя из него, судьи и будут оценивать выступления батутистов. А у украинцев рейтинги высокие. Выделять пока никого не хотелось бы. Я уверена, что все ребята, которые получили олимпийские лицензии, могут бороться за «золото». Правда, в Афинах конкуренция будет еще более жесткая, чем в Сиднее. К примеру, на последнем Чемпионате мира удивили хорошие результаты китайской сборной. А ведь когда я уходила (2002 год. — Авт. ), их даже не было на горизонте.

— Оксана, возвращаясь к Сиднею. Были ли у вас шансы на «золото». Потому что я слышал много мнений специалистов о том, что ваше выступление было лучше, чем у россиянки Ирины Караваевой?

— Скажем так. Батут — субъективный вид спорта. У каждого человека свое мнение. Пока будут судить судьи, будут и недовольные спортсмены. Ведь у каждого из батутистов своя определенная техника, у кого-то более женственная, у кого-то более силовая. А предпочтения судей угадать непросто. Но, кстати, сложностью современные программы не перегружены, более важную роль играет техника. С этой точки, зрения в моем выступлении придраться было абсолютно не к чему. Я сама неоднократно смотрела повтор и пришла к такому выводу. Но Караваева была тогда больше на слуху, больше побеждала на турнирах перед Олимпийскими играми.

— Переживали перед стартом?

— Да, очень сильно. Во-первых, потому что это был олимпийский дебют для прыжков на батуте. Исторический момент, можно сказать. Переживала ведь я не только за себя, своих тренеров, но и за всех, кто за меня болел и кого я боялась подвести. В Сиднее было очень много отвлекающих факторов: огромный зал, тысячи зрителей, при исполнении программы кто-то кричал из зала. Нужно было полностью отключиться и прыгать как на тренировке, а это сделать очень непросто. Кстати, разминались мы в зале на батутах с одной сеткой, а выступали совсем на других сетках и снарядах. А ведь все батуты даже одной фирмы — разные. Одна сетка может быть жесткая, другая — вязкая, третья плохо пружинить.

— Следите ли вы сейчас за спортивной жизнью, дружите ли с другими спортсменами?

— Конечно, я слежу за спортивными событиями. Особенно за близкими мне спортивной и художественной гимнастикой. Общаемся с братьями Кличко, по возможности, когда они приезжают в Киев. К сожалению, происходит это не так часто.

— Рискнете спрогнозировать количество «золотых» медалей в Афинах?

— Помимо Клочковой, я думаю у нас хорошие шансы в художественной и спортивной гимнастике, в батуте — однозначно. К сожалению, в программу этих Олимпийских игр по-прежнему не ввели синхронные в моем виде спорта. Если бы в этой дисциплине разыгрывались медали, то я, наверное, до сих пор прыгала бы.

— А если бы в Сиднее разыгрывались медали в синхронных прыжках, то у нас было бы еще одно золото...

— Да, конечно. Еще с 93-го года мы с землячкой Еленой Мовчан были первой парой в мире. И, объективно говоря, равных нам не было. У нас было много всевозможных рекордов по исполнению, по сложности, по сумме балов. Но в этот раз добиться включение синхрона так же не удалось. А прыгать до 40 — 50 лет, как вы понимаете, я не буду.

— Расскажите о ваших увлечениях вне спорта.

— Наше с мужем главное увлечение — это ребенок. Богдану сейчас полгода. Когда он появился, все остальное отошло на второй план. А с мужем мы познакомились два года назад в США.

— Как вы относитесь к проблемам допинга, которые в последнее время сотрясают мировой спорт?

— Я лично за спорт без допинга. Мой вид спорта в этом плане специфический. Нужно постоянно тренировать вестибулярный аппарат. Тут даже если что-то применишь, — не будешь знать, как себя поведет организм. Можно допингом не улучшить результат, а упасть и разбиться.

— А вот вы как профессиональная спортсменка можете сказать, действительно ли многие спортсмены, пойманные на допинге, искренне не знают, как он оказался в организме?

— У меня был случай перед соревнованиями, когда мне хотели ввести какую-то инъекцию под видом витаминов, которые употребляют спортивные гимнасты. Возможно, это было и так, но я не разрешила сделать себе укол, опасаясь за то, как поведет себя организм. К тому же, я всегда была уверенна в своих силах и без уколов. Правда, я на протяжении карьеры употребляла витамины. Например, С и Е, которые были необходимы для организма. А вообще, каждый доктор и тренер прекрасно знают, какие лекарства можно применять. И знает, что даже в цитрамоне содержится кофеин и нельзя пить кофе. Но честно говоря, сейчас действительно очень распространено применение допинга. Возможно, это связано с финансовым аспектом. Особенно ставки высоки в коммерческих видах спорта.

Юрий ЗЕЛИНСКИЙ Фото из архива Оксаны Цигулевой
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments