Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

Этап великих испытаний

Дальновидно ли ведут себя европейские политики по отношению к Украине?
23 июля, 2018 - 19:10
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Казалось бы, только стихли баталии вокруг моратория на экспорт леса-кругляка, как тут же в информационном пространстве появляются новости, что Министерство экономического развития и торговли вынуждено воевать с ЕС за доступ украинских металлов на европейский рынок. Сразу относительно 11 позиций товаров украинской металлургии ЕС вдруг решил защититься квотами. Все, что сверх квот, — обложить пошлиной в 25%.  И это несмотря на то, что мы имеем действующее Соглашение о Всеобъемлющей зоне свободной торговли. И это несмотря на то, что ЕС выражает обеспокоенность и декларирует поддержку — финансовую в частности — Украине в вопросах выхода из кризиса. Правда, финансовая поддержка — это преимущественно кредиты или же грантовые средства, распорядителями которых выступают европейские институты и эксперты, и они же «съедают»  часть этих грантов на заработные платы их же экспертов. И еще важный нюанс — практически всегда в пакетах с «финансовой помощью ЕС» упакованы требования, касающиеся тех или иных вопросов государственной политики. В последнее время популярностью у европейцев пользуется тема борьбы с коррупцией. Практически каждый европейский политик не упускает случая упрекнуть украинцев в тотальной коррумпированности и предложить свой совет, как он считает стоит от этой беды избавиться или еще лучше — поставить ультиматум: или вы боретесь так, или мы вам денег не дадим. И ничего страшного, что при такой широкой осведомленности о масштабах и причинах (ну, потому что как иначе они бы могли определить алгоритм борьбы) коррупции в Украине, европейские политики не брезгуют обниматься, принимать приглашения на публичные выступления и брать за это гонорары от тех украинцев, которые были если не соавторами, то точно соучастниками схемы коррупции украинской политики.

Последний раз, когда мы сказали ЕС громко «нет», — это был вопрос об отмене моратория на экспорт леса-кругляка. В сухом остатке месяцы острых дебатов и ультиматумов со стороны ЕС принесли одно понимание: Европа по отношению к себе и Европа по отношению к Украине — это две разные Европы. От такой политики и саму Европу штормит, и в Украине поднимаются антиевропейские настроения.

Аргументов украинцам из «еврооптимистов» превратиться в «евроскептиков» только за последний месяц стало существенно больше.

Следовательно, вероятность реванша пророссийских сил на очередных парламентских выборах в Украине уже не выглядит такой призрачной. И причина этого не только  несостоятельность украинских политиков, которые транслируют прозападный курс, но и неоколониальность в поведении европейских публичных лиц в вопросах, касающихся Украины.

Системный кризис в Украине потому и называется системным, что вопросы, которые нуждаются в немедленном решении, сыплются со всех сторон: экономика, политика, демография. А вопрос из вопросов — геополитика.  И хоть это может прозвучать немного пафосно, но сегодня отношения ЕС и Украины проходят этап великих испытаний. Что мы получим на финише, практически в равноценных пропорциях зависит как от преданности европейским ценностям европейских политиков, так и  от принципиальности и чувства интересов своего государства — украинцев.


Помогут ли Украине иллюзии о «благородном Западе»?

или «Заколдованные круги» истории

Сергей ГРАБОВСКИЙ, Игорь ЛОСЕВ

Генерал Павел Скоропадский в начале 1918-го пытался привлечь к обороне Правобережья от наступления большевиков польские военные части и Чехословацкий корпус. На их командование имели решающее влияние официальные представители стран Антанты: представитель Великобритании в Украине Пиктон Баге и генеральный комиссар Франции при правительстве Украины генерал Жорж Табуи. Сам Скоропадский позже так вспоминал о своих переговорах с представителями французской миссии в Киеве: «Французы очень просили меня зайти к ним. Встреча была на конспиративной квартире, поскольку украинская власть следила за французами и за мной. На этом заседании ничего существенного с французами выработано не было. Это было между 15-м и 17-м января. Помню, они мне тогда говорили, что никогда Самостоятельная Украина признана Антантой не будет». Британская позиция была фактически тождественной. Максимум, на что и тогда и позже соглашались Франция и Британия, — на областную автономию части (лишь части!) Украины в составе России, но под контролем российских правительственных чиновников и военных. Но ни Корнилов, ни Деникин, ни Колчак не согласились даже на это. А Чехословацкий корпус (который мог самостоятельно разгромить войска Антонова-Овсиенко и Муравьева) и польские части в итоге решили «соблюдать нейтралитет»...

Этот сюжет стоило бы сегодня вспомнить лидерам всех западных стран, так или иначе задействованных в событиях вокруг Украины и в самой Украине или причастных к ним. Тем более — украинским политикам. Так как речь идет об определенной модели, определенном стандарте, который постоянно выходит на первый план в западной политике, идет ли речь о так называемых «крупных государствах», о некоторых западных соседях или Украине. Поэтому украинским политикам не стоит упражняться в красноречии: мол, Европа наш друг и учитель, союзник и, не побоимся этого слова, наш воспитатель, который постоянно обращает внимание на наши изъяны и грехи и борется с нашими недостатками на основе собственных добродетелей. К сожалению, не раз Европа оказывалась не на высоте исторических задач — и когда речь шла о ней самой, и — особенно! — когда речь шла об Украине. По нашему мнению, за сто лет было достаточно времени, чтобы избавиться от иллюзий...

В 2014 году неожиданно для многих украинцев оказалось, что демократический Запад как-то очень странно ведет борьбу с мировым злом. С одной стороны, объявленные санкции против Российской Федерации, которые ее, конечно, раздражают, но не влияют серьезно на российский политический курс. Но с другой стороны, товарооборот между западными странами и РФ растет. А «северные потоки» №1 и №2 превращают все эти санкции в чистую формальность, обогащая Москву и обеспечивая ее деньгами для новых военных авантюр. Судя по тому, как активно определенные круги Германии лоббируют энергетические интересы Кремля, в ближайшее время у него проблем с валютными поступлениями не будет. Западные инвестиции в российскую экономику идут и идут. А фирма «Сименс», хитренько поставив турбины в оккупированный Крым, показала, как это можно делать, притворяясь наивными простаками. И вслед за ней, как на днях сообщили СМИ, тронулись еще две немецких компании.

«Таким образом меры, на принятии которых так шумно настаивали, не были реальными санкциями, способными сковать агрессора. Это были лишь нерешительные санкции, которые агрессор стал бы терпеть, потому что они, хоть и создавали трудности, на деле разжигали его воинственные настроения». Правда, звучит актуально? Но это не фрагмент статьи современного автора, это — цитата из классического многотомного труда сэра Уинстона Черчилля «Вторая мировая война», и касается она фашистской Италии, которая ворвалась в 1935 году в Абиссинию, и тех санкций, которые демократические государства Запада на нее наложили...

Но вернемся в настоящее. Никакой дипломатической изоляцией Путина и не пахнет. Европейские лидеры наперегонки ездят к нему в Москву, Питер, Сочи, как будто паломники к святым местам. Теперь вот и президент США собрался встретиться с кремлевским диктатором. Политические игры с РФ ради «диалога» и «нормализации отношений» не прекращаются. Теперь осталось только одно препятствие для успешного западного бизнеса с Россией: Украина.

Кстати, то же самое было и в 1918-м: признание независимой Украины и военная помощь ей для отражения агрессии российских большевиков, по мнению мудрых лидеров Антанты (исключением здесь был президент США Вудро Вильсон, но его не поддерживал даже американский Конгресс), существенно помешало бы будущим экономическим сделкам с «белой» Россией. Собственно, и с «красной» тоже, к которой многие на Западе были благосклонны. А если бы лидеры Запада прислушивались к Черчиллю, который был тогда одним из британских министров, и внедрили реальные санкции против большевиков, не ограничившись несколькими символическими десантами и снабжением оружия и боеприпасов «белым» армиям, то первый в мире тоталитарный режим пал бы в начале 1920-х — и нашествие тоталитаризма могло не разойтись по миру. Но... Запад сначала толерантно относился исключительно к «белым», несмотря на то, что значительная часть поставленного им добра реально шла на войну не с большевиками, а с украинцами, чеченцами, грузинами и другими народами, которые хотели жить самостоятельно, а не быть и дальше «грязью Москвы», а затем алтынничал с большевиками, щедро снабжая их не только промышленной продукцией и оборудованием для строительства заводов, но и новейшими военными технологиями. В обмен на намытое зеками золото, на заготовленный ими же лес, на украденные в музеях древности и художественные шедевры и, главное, на отнятый у украинских крестьян хлеб. Это все, как и сейчас, делалось под аккомпанемент разговоров о демократии...

Похоже, Европе деньги сегодня опять важнее любой демократии, и это та почва, на которой она найдет общий язык с каким угодно диктаторским режимом. Запад, если бы хотел, уже давно мог бы поставить Путина на место. Но не хочет. А зачем, если от любого тоталитарного «крокодила» можно получить хорошую копеечку? Дерзость и нахальство Путина — это отображение слабости, продажности и беспринципности западных политиков. Не Путин сильный, а современные европейские лидеры в своей массе слабые, робкие и жадные, Черчилля среди них нет, и их политика, естественно, не может не вызывать у Путина ничего, кроме глубокого презрения.

Похоже, «заколдованные круги» истории ХХ века повторяются в ХХІ. Позволим себе еще одну цитату — теперь из статьи одного из авторов этого текста: «Политика западных государств, направленная на распространение и поддержку демократических ценностей, не всегда связана с последовательной защитой и проявлениями солидарности с теми, кто в весьма тяжелых условиях такие ценности добывает в борьбе. Достаточно часто Запад считает лучшим достичь взаимопонимание с диктатором, договориться с ним за счет какой-то далекой молодой демократии, угодить авторитарному или тоталитарному режиму во имя крайне важной цели-умиротворения еще одного Гитлера, Сталина, Муссолини или Мао. И тогда демократическое общество, которое одним лишь фактом своего существования раздражает «большого брата», становится объектом продажи или обмена, когда его судьба решается без консультаций с ним, без его согласия, в кулуарных заговорах «фюреров», «вождей мирового пролетариата» и западных демократических политиков, которые в такой момент не считают какую-то там чехословацкую демократию ценностью, достойной отстаивания, что ярко подтвердил год не только 1938-й, но и 1968-й. Это происходит в виде иногда достаточно жестокого побуждения жертв «больших братьев» к «компромиссам» с ними, уступок, одностороннего разоружения, прекращения сопротивления. Фактически, Франция и Британия помогли Гитлеру «без эксцессов» захватить Чехословакию. Чем это закончилось для самих «миротворцев» за чужой счет, общеизвестно. Как правило, такие действия обслуживаются не слишком принципиальными журналистами, которые стремятся доказать, что жертва сама во всем виновата. Казалось бы, феномен Мюнхена, пресловутый «мюнхенский заговор», который отдал на растерзание Гитлеру единственное демократическое государство восточной Европы и способствовал разжиганию Второй мировой войны, должен был бы чему-то научить. Но, как известно, «история учит лишь тому, что ничему не учит». Ведь после «мюнхенского заговора» был еще заговор ялтинский, потсдамский и т.п. Даже теперь. западные политики очень часто предпочитают уступать широко разрекламированные идеалы демократии, прав человека, гражданского общества, чтобы не раздражать то ли Москву, то ли Пекин, то ли какого-то экзотичного генерала из «третьего мира».

Эти строки были опубликованы в газете «День» 26 января 2005 года. И что же изменилось к лучшему за прошедшие 13 с половиной лет? Слишком мало. А к сдаче Западом Чехословакии Гитлеру в 1938-ом и Брежневу — в 1968-ом добавилась сдача Грузии в 2008-ом (в этом году третий «юбилей»). И хотя США не позволили россиянам войти в Тбилиси, однако Запад приложил все усилия, чтобы заменить грузинскую власть на новую, куда более лояльную к Кремлю. Поэтому и выходит, что замечательные западные идеи на практике нередко оказываются лицемерием, блефом и пустой болтовней. За высокопарными фразами скрывается банальный политический и финансовый гешефт. Мюнхен 1938 года — это архетип одной из ведущих линий западной демократической политики, которая время от времени становится безоговорочно доминирующей. Конечно, тогда был не только «миротворец» (то есть капитулянт) Чемберлен, но и Черчилль, но не стоит забывать, в Палате общин коллеги-депутаты засвистали Черчилля, когда он стремился не заключать никаких компромиссов с Гитлером, а студенты Оксфорда и Кембриджа не давали ему читать лекцию об угрозах со стороны диктаторов.

Какой вывод? Украина должна рассчитывать прежде всего на себя. А еще — уметь привлекать на свою сторону тех деятелей Запада, которые, несмотря ни на что, предпочитают не врать ни себе, ни миру. Особенно тогда, когда мир скатывается к очень опасным вещам. Так как так называемые гарантии ведущих стран мира после Будапешта-1994 подверглись катастрофической девальвации (впрочем, оказывается, в англоязычном варианте текста меморандума слово «guarantees» отсутствует, а вот в украиноязычном оно почему-то есть — неужели не было консультантов у западных лидеров, чтобы объяснить им это вопиющее расхождение?). Все больше стран понимают, что настоящей гарантией может быть только собственное ядерное оружие. И они будут его создавать, обходя все санкции и запреты.

Что ж, нам, наверное, следует исходить из печальной реальности и строить государство-крепость в центре Европы. И не играться в смертельно опасные игры «демократии без берегов», когда страна висит над пропастью. Хватит, поиграли во времена УНР. И тут нам есть чему поучиться у Израиля. Когда Запад в ходе ближневосточных «перезагрузок» едва не сдал Израиль его тоталитарным арабским соседям, тогдашний израильский премьер, генерал Ариэль Шарон прорычал на весь мир, что не позволит сделать с его страной то, что сделали с Чехословакией в 1938-ом. И не позволил! Так как Израиль перед этим вопреки всему разработал ядерное оружие и был готов за несколько часов смонтировать ядерные боеголовки. К сожалению, сегодня на Западе доминируют политические силы лицемерные, эгоистичные и склонные к политическим сделкам за чужой счет, к тому же самодовольные и недальновидные. Так что фразу литературного героя советских сатириков Ильфа и Петрова «Запад нам поможет» не стоит понимать слишком буквально. Возможно, и поможет, если мы сами себе поможем и не будем излишне наивными.


Хотим выжить – должны строить Европу в Украине

Пока мы такие, как есть, а не такие, какими хотелось бы быть, мы вынуждены прислониться к более сильному и перспективному соседу

Руслан ГАРБАР

Закончился чемпионат мира по футболу в России. Прошел в целом успешно. И это — победа Путина и поражение попыток изоляции России.

Успешно прошел очередной Петербургский международный экономический форум. На нем присутствовали президент Франции Эммануэль Макрон, премьер-министр Японии Абе, директор МВФ Кристин Лагард и другие.

Во время встречи Трампа и Путина в Хельсинки в адрес России не было сказано ни одного негативного слова.

26-27 июля в Йоханнесбурге (ЮАР) состоится следующий саммит стран-членов БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР ).

Есть и другие факты, которые говорят о крепких международных позициях России. И с этого следует отношение Путина к критике в его адрес относительно агрессии в Украине. Из этого нужно исходить, анализируя политику Запада относительно Украины. Путин хорошо понимает позицию Европы и удачно использует ее в свою пользу. Понимаем ли это мы, украинцы?

РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Сотни лет, сквозь 30-летние, 100-летние войны, сквозь революции, сквозь две мировые войны  европейцы, наконец, зажили спокойно, сыто, гарантированно. Заинтересованы ли они в том, чтобы какие-то события где-то там, на задворках  Европы, нарушали их покой? Выразить обеспокоенность — хоть миллион раз. Но не втягивайте в конкретные дела. Тем более, что одна вполне конкретная проблема уже вошла в их ежедневную жизнь — миграция. А где Украина? Эту позицию сытого европейского мещанина без всякой дипломатии отобразил А. Олесь в знаменитом стихотворении «Пам’ятай» (август, 1931 год! ):

«Коли Україна життя прокляла

І ціла могилою стала,

Як сльози котились і в демона зла,

Європа мовчала»

Они живут при капитализме, где главная цель всевозможной деятельности в итоге — деньги, прибыль и сверхдоход. Только мультимиллиардеры могут позволить себе еще что-то. Именно деньги диктуют их политику; это объективный закон капитализма. Равно как и у нас. Европейские ценности — это то, что гарантирует существование их мира. Но проливать за них кровь они уже не хотят. Если это делает за них Украина — благодарим, вот вам еще один транш то ли от МВФ, то ли от ЕС. В реальность «Заграница нам поможет» не верил сам автор этого известного высказывания. Победные реляции Президента Петра Порошенко вполне понятны накануне выборов (особенно с ударением на «я»).

Когда мы стремимся в Европу, то нужно хорошо понимать, в какое общество мы хотим войти. То, что они — европейцы, это факт. А вот мы европейцы ли, не географически, а по уровню своей цивилизованности, своей культуры? Было бы полезно прочитать Тараса Шевченко «І мертвим, і живим, і ненародженим», Леси Украинки «Товаришці на спомин», Ивана Франко «Дещо про себе самого» (1897 год), Александра Довженко «Щоденник». Тогда мы бы лучше поняли объективный характер сопротивления ЕС вступления в него Украины. Когда каждый хозяин собаки во время прогулки будет за ней убирать, вот тогда мы станем европейцами.

Означает ли это, что мы не должны стремиться к вступлению в ЕС? Отнюдь.

Во-первых. У нас есть другой вариант? В Африканский союз нас не примут: цвет кожи не тот. В ЕАЗС? А для чего ж тогда мы опираемся России? Быть нейтральной страной, как некоторые настаивают? Так кто ж нам даст? Или «полезные идиоты» уверены, что Россия будет уважать этот статус Украины? Провозглашенная на заре независимости внеблоковость Украины была мечтой идеалистов, далеких от реальной политики и от ее цинизма. Слишком лакомый кусок Украина, чтобы оставить ее ничьей.

Во-вторых. В этом контексте все говорят, что нужно, наконец, опираться на собственные силы. Оригинальное мнение. Кто против? Если бы только те, кто с умным видом его провозглашает, назвали страну, которая придерживает другого принципа. 

Это банальная истина, так же, как упрямо утверждать, что солнце должно всходить именно на востоке. Разница между странами в другом. В цели, которую ставит перед собой руководство государства. Классическая цель — неуклонное улучшение уровня жизни своих граждан, обеспечение их безопасности, утверждение достойного места среди других стран. Но есть и другие примеры. КНДР: идеология «чучхе» — крайнее проявление опоры на собственные силы. У них она имела государственническое направление — заставить считаться с собой большие государства. Доведя до обнищания свой народ, путем шантажа они  достигли своей цели. Украина: украинское «чучхе» направлено на обогащение определенной группы людей. Наши олигархи, большие и малые, замечательно воспользовались этой идеологией. Но мне кажется, что и они были бы согласны жить по правилам, если бы кто-то гарантировал, что закон будет один и для всех.  

А какие у нас на сегодняшний день те же собственные силы, на которые мы должны рассчитывать? Природные и интеллектуальные ресурсы? Так они все годы независимости уничтожались и продолжают уничтожаться. Реально уже и кичиться нечем. Все еще никак не могут разграбить ее до конца. Богатая Украина. Но надолго ли ее хватит? Интеллектуальные ресурсы?  Молодежь не только выезжает сама, но ее и сманивают кто может. Потихоньку погибает мощная когда-то наука — нет финансирования, молодежь не идет, погибают научные школы. А чего стоит страна XXI века без науки? Она отстанет даже от средней африканской страны. На что еще мы можем рассчитывать? На географию? Да, она остается. Но ее тоже нужно уметь использовать. Что еще? И что кроется за словами «на себя»? Это на кого конкретно? Кому адресуются подобные призывы? Любые, даже красивые призывы без механизма их реализации превращаются в голый популизм.

В этом плане часто ссылаются на пример Израиля. Красивый, вдохновляющий пример. Но для того, чтобы в сплошном окружении враждебных государств построить и развить державу-крепость, у них был только один ресурс — сцементированный единой верой в свою правду, в свое будущее еврейский народ. Народ известен и своей национальной солидарностью: еврей всегда поможет еврею. Бен-Гурион, один из тех, кто создал Израиль, говорил: «Я не знаю, чего хочет мой народ, я знаю, что ему нужно». Он не только знал, но и делал то, что нужно народу. И сделали страну, которую воинственные соседи,  отбрасывая ее право на существование,  боятся трогать.

А как украинцы? Посмотрите на ежевоскресные политические ток-шоу: война всех против всех. В ЮАР около 5000 украинцев, а в Ассоциации украинцев всего лишь около 150 человек. Украинцы в Африке не желают общаться между собой. Игнорируются любые мизерные просьбы из Киева. Можем ли мы при не сплоченном обществе, при абсолютном недоверии народу ко всем ветвям власти, при отсутствии вдохновляющей национальной идеи построить государство-крепость в центре Европы?

Итак, пока мы такие, как есть, а не такие, какими хотелось бы быть, мы вынуждены прислониться к более сильному и перспективному соседу. Именно в Европе человек стоит в центре всей политики. Я три года жил в Германии, в городе Шверин. Могу это засвидетельствовать. Но не стоит ждать, пока нас пригласят в ЕС. Нужно строить Европу здесь, в Украине. Тезис не новый, но справедливый и единственно возможный. Хотим выжить — должны это сделать. Иначе — съедят. Кто-то должен возглавить этот проект.

Когда-то в Древнем Риме один из их политиков Катон каждый из своих выступлений заканчивал словами: Карфаген должен быть разрушен. Я тоже заканчиваю свои размышления одним: первым нашим реальным шагом в Европу в 2019 году должно быть неизбрание на должность президента Украины олигарха. Ищем Президента-гетмана. Одного желания мало. Если не предлагаются реальные механизмы его реализации, то это превращается в голый популизм.

Алла ДУБРОВЫК-РОХОВА, «День», Сергей ГРАБОВСКИЙ, Игорь ЛОСЕВ
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments