Истории надлежит не судить, а объяснять. История не судья, а адвокат.
Бенедетто Кроче, итальянский интеллектуал, философ, политик, историк и литературный критик

Грязная игра...

Когда лозунг «О спорт, ты мир» срабатывает с «точностью до наоборот»
13 июня, 2018 - 18:06
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Мировая история последних ста лет, то есть времен существования тоталитарных и неототалитарных режимов, движется странными для сторонних наблюдателей зигзагами, кругами и эллипсами. На самом же деле она имеет четкую имманентную логику со своими правилами и алгоритмами. Скажем, 15 января 2014 года в Брянске во время эстафеты Олимпийского огня, которая уже несколько месяцев путешествовала по России, двигаясь захватывающими дух путями к Сочи, организаторы выложили три рушника общей длиной 156 метров; один из них изготовили в самом городе, два других привезли из Беларуси и Украины. «Единение народов трех славянских государств стало лейтмотивом всей эстафеты», — в один голос отметили российские информагентства. А уже в следующем месяце началась спецоперация по «возвращению Крыма на родину», а затем — «российская весна» по всему востоку и югу Украины. Лозунг «о спорт, ты мир» не сработал.

Интересно, что это был не первый подобный случай в истории. Потому что впервые лозунг «единения народов всех немецких государств» прозвучал при пересечении Олимпийским огнем границы Австрии и Германии в 1936 году, а через каких-то полтора года после берлинской Олимпиады войска Третьего Рейха вошли в Вену и произошел аншлюс Австрии. Еще через полгода с лишним Мюнхенское соглашение отдало Гитлеру значительную часть Чехословакии. Прошло еще полгода — и Вермахт вошел в Прагу. Еще полгода — и началась война.

Можно предположить, что и в 2014-м Кремль планировал не только захват Крыма и создание «Новоросии», но и «добровольное» присоединение всей Украины и всей Беларуси — где-то через год-два, однако на пути встала Революция Достоинства и вынужденный побег команды Януковича, в которой было немало не только агентов Москвы, но и просто российских граждан, особенно в силовых структурах.

Поэтому речь идет о вещах совсем не случайных. Для тоталитарных и авторитарных режимов Олимпиады и другие резонансные спортивные соревнования являются важными инструментами их легитимации, прежде всего геополитической, а еще — и гуманитарной. Мол, смотрите, у нас все как у людей, мы не страшные, а чем-то еще и лучше других. И потому имеем, в частности, право брать «братские» народы под свою опеку и отхватывать куски территории тех или иных государств. Ибо если Германия и Россия воспользовались позитивным впечатлением о себе, вызванным Олимпиадами (в которые были вложены безумные деньги и которые имели очень мощное пропагандистское сопровождение), то фашистская Италия сделала то же самое после чемпионата мира по футболу: он прошел там в 1934 году, а через год Муссолини двинул свои войска на Абиссинию, вскоре оккупировав ее, — и получил в ответ очень и очень символические санкции со стороны Лиги наций.

Кстати, в 1940 году и зимнюю, и летнюю Олимпиады должна была проводить Япония — с теми же приблизительно стратегическими целями. Однако в 1938-м она отказалась от этого, погрязнув в войне с Китаем, и потому зимние Олимпийские игры 1940-го были срочно перенесены (уже после аншлюса Австрии!) в гитлеровскую Германию. А зимняя Олимпиада-1944 должна была состояться в муссолиниевской Италии, которая аннексировала Абиссинию и развязала там террор, — на агрессивность этих режимов, на подавление политических свобод и уничтожение инакомыслящих «вожди» международного олимпийского движения внимания не обращали. Помешала лишь мировая война.

В послевоенное время руководство международного олимпийского движения довольно долго пыталось быть осторожным, чтобы не позволить использовать Олимпиаду в грязных политических играх. С другой стороны, Советский Союз до определенного времени даже не подавал заявки на проведение Олимпиады — в Кремле прекрасно понимали, что не имеют на это никакого шанса. Но когда Запад согласился на «международную разрядку», руководители СССР поняли, что они получили возможность повторить и преумножить геополитический и пропагандистский успех тоталитарного нацистского режима. Но заявка Москвы на проведение летних Игр 1976 года была отклонена (не в последнюю очередь потому, что незадолго до ее представления СССР подавил «пражскую весну»); тогда советское руководство на время несколько ослабило преследование инакомыслящих и позволило выезд в Израиль определенному числу евреев — и получило приз: Олимпиаду-1980.

Однако тогдашние кремлевские геронтократы не сумели использовать этот приз в свою пользу: вторжение в Афганистан за полгода до Игр сделало невозможным геополитический выигрыш от их масштабного проведения. Развернулось инициированное президентом США Картером международное движение за бойкот (и не символический, а полный) московской Олимпиады. Поэтому пришлось ограничиться пропагандистской кампанией «внутреннего разлива»: о колоссальных преимуществах советского образа жизни, следствием которого являются не менее колоссальные спортивные успехи. Действительно, при бойкоте игр со стороны целого ряда ведущих государств мира добиться этих успехов было несложно. А поскольку на запад в этой ситуации уже не нужно было оглядываться, то города, где проводились олимпийские соревнования, включая Киев, безжалостно «зачистили» от диссидентов и «нетрудовых элементов», а также поубивали в них бездомных животных.

Кроме СССР, из коммунистических стран добилась Олимпиады еще Югославия. Ее проведение было необходимо для самоутверждения президенту Иосифу Броз Тито, проводившему независимый от Москвы политический курс, — но состоялись эти зимние Игры в 1984-м, уже после смерти Тито. Кстати (опять зигзаг истории), в том самом Сараево, которое в 1990-х стало ареалом ожесточенных боевых действий.

Заметим, что и до, и после распада СССР заявки на проведение Олимпиад не раз подавали государства с диктаторскими режимами (скажем, Куба или Иран). Но эти заявки отсеивались еще на предварительной стадии рассмотрения. А вот заявка Китая на проведение Олимпиады-2000 в Пекине чуть не была принята Международным олимпийским комитетом, и только на финальной стадии голосования Сидней обошел китайскую столицу. Впрочем, та вскоре взяла реванш — и летняя Олимпиада-2008 состоялась в Пекине. На нее прибыли лидеры ведущих стран и миллионы западных туристов — несмотря на то, что накануне по всему государству были проведены масштабные облавы на правозащитников, диссидентов и сторонников духовной практики Фалуньгун, а число заключенных китайского ГУЛАГа — «архипелага Ляогань», — по оценкам независимых экспертов, достигало более миллиона человек. Но...

Такими же «принципиальными» оказались международное олимпийское движение и лидеры западных государств в случае с Олимпиадой в Сочи. Несмотря на то, что Путин пошел ва-банк, осуществив масштабную агрессию против Грузии через год после принятия решения о проведении Олимпиады в Сочи и во время Олимпиады в Пекине, практически весь мир это «проглотил». На мой взгляд, очень похоже, что субтропический город Сочи, расположенный на границе с оккупированной РФ Абхазией, был избран Путиным для проведения зимних (!!!) Олимпийских игр именно для того, чтобы в очередной раз уже «нагнуть» западных лидеров (так как присутствие этих лидеров на военных «парадах победы» в Москве, где был подписан Пакт Молотова—Риббентропа, который открыл шлюзы Второй мировой войне и дал возможность нацистам развернуть Холокост, — очень радовала «кремлевского карлика» и убеждала его в беспросветной тупости и продажности Запада. И война против Грузии была, скорее всего, запланирована заранее, но полным успехом не увенчалась, благодаря позиции США российские танки не вошли в Тбилиси.

Интересно, что Путин почти сразу после прихода к власти попытался заполучить для Москвы Олимпиаду-2012. Но не рассчитал, потому что практически одновременно с подачей заявки началось «дело Ходорковского», поэтому международная легитимация режима «управляемой демократии» благодаря Играм тогда не состоялась. Успешной стала вторая попытка, совершенная после тщательной подготовки с использованием наработанных спецслужбами методов влияния, — зимняя Олимпиада в Сочи. Правда, Путин едва не утратил и эту возможность, но не из-за агрессии против Грузии — главными факторами здесь стали запрет усыновления российских сирот иностранцами и «антигейский» закон. Зазвучали призывы бойкотировать Олимпиаду, заявили об отказе приехать на нее некоторые известные западные политики. Однако в последний момент Кремль успел дать задний ход. Амнистия для Ходорковского и части политзаключенных, смягчение давления на политическую оппозицию и остатки независимых СМИ, фактическая отсрочка введения «антигейского» законодательства — все это дало результат. Но Запад опять остался в дураках — после сочинской Олимпиады репрессии в России возобновились с новой силой, а в придачу началась война против Украины.

Неужели же Запад не видит угрозы, которую несет современной цивилизации сам факт проведения чемпионата мира по футболу в путинской России, что послужит легитимации российской агрессивного неототалитаризма, уже готового воевать со всем миром? Видит. Но прибегает к символическим акциям бойкота, и то это делают не все западные лидеры. Действительно, история движется кругами и зигзагами.

Сергей Грабовский
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments