Общество, которое равенство ставит выше свободы, не получит ни того, ни другого.
Милтон Фридман, американский экономист, лауреат Нобелевской премии

По ком «плачет» Гаага-2

Насколько удачно наступление Украины на юридическом фронте?
20 апреля, 2017 - 19:44
ФОТО УНИАН

Дискуссии по поводу решения Международного суда ОНН по делу Украины против России набирает обороты. Внимание — это решение не по сути дела, а в рамках временных мер по иску Украины. Агрессор в своем стиле уже заявил, что «суд без голосования признал, что претензии Украины к России безосновательны и, соответственно, условия для применения предварительных мер отсутствуют». В Украине намного больше мнений по этому поводу. Для начала — что принял суд?

Напомним, 16 января МИД Украины направила в Международный суд ООН в Гааге иск по поводу нарушения РФ двух Конвенций ООН: по противодействию финансирования терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации. В результате Гаагский суд отказал Украине в утверждении временных мер против РФ по конвенции относительно запрета финансирования терроризма. Однако во второй части суд постановил, что Россия должна воздержаться от действий, которые не позволяют крымским татарам иметь свои репрезентативные органы, включая Меджлис, кроме того, Россия должна предоставить доступ к образованию на украинском языке в Крыму. А также обязал Украину и Россию выполнить все пункты Минских договоренностей.

19 АПРЕЛЯ 2017 ГОДА / ФОТО РЕЙТЕР

Представители власти в один голос заявили, что это победа Украины. В частности, в реакции МИД подчеркивается решение суда в части ликвидации расовой дискриминации, а вот относительно финансирования терроризма разъясняется: «Суд подтвердил наличие споров между Украиной и Российской Федерацией относительно применения Конвенции; суд признал соблюдение Украиной необходимой досудебной процедуры; суд признал наличие своей предварительной (prima facie) юрисдикции по этому спору». В МИД также подчеркивается, что своим решением в части необходимости выполнения Минских договоренностей суд фактически признал Россию стороной процесса. «Следующий этап — рассмотрение дела по сути, в рамках которого Украина представит все необходимые доказательства для привлечения России к ответственности за нарушение своих международно-правовых обязательств», — говорится в сообщении.

Стоит ли ожидать, что Россия выполнит решение суда ООН относительно ликвидации расовой дискриминации в рамках временных мер по иску Украины? «Нет, конечно, она не будет выполнять», — заявил уполномоченный президента Украины по делам крымскотатарского народа Мустафа Джемилев (ru.krymr.com). «Несмотря на это, решение суда имеет очень большое значение. Однозначно это — моральная поддержка для тех крымских татар, которых преследуют», — прибавил Джемилев.

Первый заместитель председателя Верховного Совета Ирина Геращенко привела аргументы МИД и раскритиковала фб-сообщество: «Главная тема ленты фб — суд. Господствующие настроения традиционны для украинского сегмента фб-прокленания, предательство, всепропало, всеприограли, гады, подали иск через три года, плохой иск подали, ну и все такое прочее. Все как всегда». Конечно, позитивные решения для Украины нужно поддерживать и не кричать об измене там, где нет оснований. Но таких случаев, к сожалению, немного. В данном случае есть как плюсы, так и минусы (о них ниже в комментариях экспертов).

Ранее законодатели уже отмечали, что автоматическое согласие Москвы на ее подсудность в Гааге возможно лишь по двум конвенциями, которые, собственно, Киев и использовал. В других случаях в данном суде Россия имеет право не дать согласия на начало арбитража. Однако проблема заключается в том, что главная претензия Украины к России должна быть не терроризм и дискриминация, а военная агрессия, которая привела к захвату Крыма и части Донбасса. Правда, следует отметить, что привлечь Россию к ответственности за агрессию сложнее. Эксперты утверждают, что по уставу ООН этим занимается исключительно Совет безопасности, в котором, как известно, Россия может заблокировать любое решение. Другой вопрос, что сама украинская власть официально так и не признала войну России против Украины. У нас никогда не вводилось военное положение, а до сих пор действует антитеррористическая операция. Более того, если Крым Верховная Рада признала оккупированной территорией, то Донбасс — нет.

Итак, предварительное решение Гаагского суда — проигрыш или победа? Аргументы экспертов.

«Я БЫ ВСЕ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ, НАЗВАЛ МИНСКИМ ТУПИКОМ-3»

Андрей СЕНЧЕНКО, председатель общественной организации «Сила права», народный депутат V, VI, VII созывов:

— С одной стороны, решение МС ООН является предварительным, но оно задает определенный вектор. На мой взгляд, этот вектор не в интересах Украины. По Уставу Суд ООН может рассматривать споры лишь тогда, когда стороны согласны на их рассмотрение. В данном случае страны, которые ратифицировали соответствующие международные Конвенции, в самих текстах Конвенций согласились с юрисдикцией МС ООН по рассмотрению подобных вопросов. Поэтому Украина и подала иск в МС ООН относительно финансирования РФ терроризма и этнических притеснений. Но, на мой взгляд, уже на этом этапе была допущена стратегическая ошибка. Я несколько раз пытался с нашими руководителями на эту тему говорить о том, что нужно было подавать и иск об оккупации Крыма, и иск, который связан с нарушением РФ Устава ООН, как страны, развязавшей войну против Украины. Но позиция нашего внешнеполитического ведомства, которая является, по сути, позицией Порошенко, заключается в том, что подобные иски подавать не стоит, ведь РФ откажется от участия в рассмотрении этих вопросов. Конечно, РФ отказалась бы, но при этом сама подача подобного иска свидетельствовала бы о том, что Украина четко оценивает все, что случилось, как нарушение РФ Устава ООН, международных отношений и тому подобное. Второе. В таком случае РФ самим фактом отказа подтверждала бы свою неправоту. Это нужно было делать обязательно, но сделано не было.

Далее. Порошенко заявляет, что у нас АТО, и не признает фактически войну, чем помогает тем, кто утверждает, что в Украине продолжается внутренний конфликт. Такая линия поведения завела нас в очередной тупик. То, что МС ООН отказал нам в части мер по сдерживанию РФ, которые связаны с финансированием терроризма, объясняется тем, что у нас идет война, а не финансирование терроризма. Если в Украине Порошенко преднамеренно навязывает термин АТО, то на Западе у него нет для этого сил, а поэтому существует отсутствие аргументов. В итоге, это выглядит как серьезный проигрыш.

Еще один момент касается того, что МС ООН вспомнил Минские соглашения, и это заставляет РФ и Украину выполнять Минские соглашения. Это очень странно, ведь, опять же, данный суд может рассматривать без согласия двух сторон лишь то, что было предварительно определено как юрисдикция МС ООН. В Минских договоренностях не было согласия РФ и Украины на то, что споры, которые связаны с выполнением минских протоколов, должны рассматриваться в Суде ООН.

У меня есть подозрение, что именно украинская сторона в очередной раз педалировала тему Минских соглашений. Поскольку некоторые пункты из этих соглашений не проходят через украинский парламент, то Порошенко решил продавить его через суд в Гааге. Это не приведет к тому, что состоятся выборы на оккупированных территориях, ведь общество этого не позволит сделать. Но возникнет проблема, потому что получится так, что, мол, Украина не выполняет решение Гаагского суда. Возникает еще один вопрос. Если суд вышел за пределы Конвенций относительно финансирования терроризма и этнических чисток и пошел по пути принятия промежуточного решения, которое обязывает выполнять Минские соглашения, то почему тогда этот суд не пошел по пути, например, решения, которое бы обязывало страны-гаранты выполнять Будапештский меморандум? Думаю, это потому, что в иске Украины в МС ООН либо ничего не было написано на эту тему, или намного менее настойчиво и менее убедительно, чем посылы относительно выполнения Минских соглашений. Я бы все, что случилось, назвал Минским тупиком-3.

«#ПРЕДАТЕЛЬСТВО ИЛИ #ПОБЕДА, ИЛИ ЧТО СКАЗАЛ СУД В ПЕРЕВОДЕ НА ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ЯЗЫК»

Андрей ПАСИЧНЫК, советник Посольства Украины в Соединенных Штатах Америки (facebook.com):

1. «Обе стороны должны воздержаться от действий, которые могут привести к усугублению спора», — это значит, что и Украине, и РФ запрещено совершать любые действия, которые могут считаться нарушениями конвенции. Это включает обязательство и по Конвенции о борьбе с финансированием терроризма (ФТ), и Конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации (КЛРД).

2. «Обе стороны должны выполнять Минские договоренности», первым пунктом которых является прекращение огня. С прекращением вооруженного противостояния автоматически прекратятся и массовые жертвы среди гражданского населения, которые вызваны противоправными поставками оружия из РФ.

3. «РФ обязана не создавать преграды для деятельности органов самоуправления крымских татар, в том числе Меджлиса». При этом суд сослался на доклад международных наблюдателей, которые отметили, что ни один из марионеточных крымскотатарских органов не является ни репрезентативным, ни легитимным. Теперь РФ должна придумать, как возобновить деятельность Меджлиса.

4. «РФ обязана возобновить возможность обучения на украинском языке на Крымском полуострове». В этой части суд отметил, что уменьшение украиноязычного обучения и изучения украинского языка происходит под давлением со стороны органов РФ, что представляет угрозу нанесения непоправимого ущерба правам этнических украинцев.

Так все же #предательство или #победа»? Зависит от реалистичности ожиданий и специфики данной стадии процесса. Уже, кажется, выяснилось, что у суда нет собственной армии, а международные организации, которые гарантируют выполнение решений суда, иногда пробуксовывают. Но временные меры назначены, дополнительные обязательства на РФ возложены. А главное — Украина является на данное время ЕДИНЫМ государством в мире, которое смогло заставить РФ отвечать за свои деяния, причем не в стиле «в глаза мне смотри», а ровным голосом и без лишних эмоций. И победила, хотя и не с разгромным счетом. Поэтому, однозначно #победа.

П.С. относительно фантомного #предательства по временным мерам за ФТ, которое разгоняется в прессе. Я могу поставить себя на место репортеров, которые пытаются подать новости поскорее, но неназначение специфических временных мер против РФ, связанных с ФТ, не значит, что никакие меры не введены. В решении суда КАЖДОЕ слово имеет значение, и за КАЖДОЕ слово идет серьезная международно-правовая баталия. Поскольку часть описанных выше решений суда касаюется ФТ, я не буду повторяться. Поэтому #предательство_отменяется.

П.П.С. Что далее? Суд примет процессуальный график — кто, когда и что подает, когда будут проходить следующие заседания. На ближайших лет 1,5—2 устных слушания завершены, наступает стадия подачи письменных документов. Хронологически Украине дадут 8—10 месяцев на подачу своего Меморандума (так называется исковое заявление), скорее всего, РФ выдвинет возражение относительно юрисдикции, что повлечет еще одну предварительную стадию процесса — рассмотрение и решение вопроса, существует ли спор, касается ли спор конвенций и выполнили ли стороны все необходимые досудебные процедуры. Именно на этой стадии завершилось дело по иску Грузии против РФ. Сегодня, как и по делу Грузии, суд установил, что на первый взгляд (prima facie), можно дать позитивный ответ на все три вопроса. Но детальное рассмотрение этого вопроса еще впереди. Фактически как за кулисами суда, так и между юридическими командами сторон идет битва за каждую букву и каждый знак препинания.

«ОБРАЩЕНИЕ К МС ООН — ЭТО ТАКТИКА. А СТРАТЕГИЕЙ ДОЛЖНА БЫТЬ ПОДГОТОВКА КОНСОЛИДИРОВАННОЙ ПРЕТЕНЗИИ К РФ КАК ГОСУДАРСТВУ-АГРЕССОРУ»

Владимир ВАСИЛЕНКО, юрист-международник, судья Международного уголовного трибунала из бывшей Югославии (2002-2005 гг.):

— Рано и нецелесообразно говорить о данном решении суда в алгоритме — победа или поражение, поскольку оно является промежуточным, а не решением по сути дела, а также потому, что МС ООН принимает правовые решения на основе общепризнанных норм международного права. Это решение касается только временных мер, призванных ограничить последующие нарушения и исключить ухудшение ситуации.

В целом решение МС ООН можно оценить в позитивном плане, ведь РФ вообще требовала суд отклонить просьбу Украины о введении временных мер. Эти временные меры никоим образом не будут влиять на последующее рассмотрение дела по сути. Украина будет иметь возможность предоставить дополнительные доказательства для обоснования своей позиции. Я лично предполагал, что решение МС ООН на этом этапе будет приблизительно таким.

Подавая иск, Украина действовала по программе-максимум. Но очевидно, что для ее реализации нужно проделать серьезную работу по усилению доказательной базы.

Относительно вопроса, не является ли решение МС ООН угрозой для, так сказать, признания Крыма российским, ведь требование МС ООН к РФ по сути признает власть Кремля на полуострове? Я не думаю, что подобная угроза существует, поскольку вполне понятно, что МС ООН обращается с требованием к РФ как к государству-оккупанту, которое осуществляет общий эффективный контроль над оккупированной территорией. Относительно того, что МС ООН вспомнил о Минских договоренностях, то здесь стоит отметить, что Суд только обратил внимание на необходимость выполнения Минских договоренностей сторонами, а не установил их обязательства их выполнять. Эти надежды не касаются части временных мер.

Грузия в 2008 году подавала иск о нарушении РФ Конвенции относительно всех форм расовой дискриминации. Украина использовала ее опыт, и это дало свой позитивный результат. Но Грузия обратилась прямо к МС ООН и не выполнила условия Конвенции относительно применения всех возможных мер мирного урегулирования перед обращением в МС. Она не предложила РФ, в частности, начать переговоры. Нужно осознавать, что Суд не рассматривает вопрос об агрессии, а о нарушении Конвенции.

Также стоит отметить, что формирование консолидированного иска против РФ как против агрессора и оккупанта не пересекается с исками о нарушении РФ упомянутых Конвенций. Обращение в международные судебные инстанции касается нарушений только отдельных Конвенций. Это тактика. А стратегия должна заключаться в том, чтобы подготовить консолидированную претензию к РФ как к государству-агрессору. Это должен быть солидный объемный документ. Его подготовкой должен заниматься специально созданный координационный орган. Одному ведомству это не по силам. Этот координационный орган или межведомственная комиссия должен собрать все доказательства, которые свидетельствуют о том, что действительно имеет место агрессия РФ против Украины. Необходимо юридически оформить эти показания, документы, доказательства. Потом должен быть подсчитан тот убыток, который нанесен РФ Украине. Должны быть подсчитаны убытки, которым подверглось государство Украина от причиненного ему вреда и потери в результате ликвидации этого вреда. Нужно зафиксировать все военные преступления, которые совершила российская сторона, с указанием личного состава российских войск. К потерям, которые обязана компенсировать РФ, должны относиться и потери самой Комиссии на свою деятельность. Нужно приобщить наших западных партнеров, которые ввели против РФ санкции и которые понесли потери в результате этих санкций. Все это лежит в общепризнанных принципах определения убытков и соответствующей суммы компенсации, которую должно выплатить государство-агрессор.

Подчеркиваю, что наши западные партнеры должны понять опасность, которую составляет поведение РФ, направленное на подрыв международного правопорядка. В конечном итоге должна быть создана антипутинская коалиция вроде антигитлеровской коалиции с тем, чтобы не допустить тех последствий, к которым привели в свое время попытки умиротворить Гитлера.

 

Иван КАПСАМУН, Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments