Музыка - почти единственное, что еще не стало для людей яблоком раздора.
Рэй Чарльз, американский певец, музыкант, один из самых известных в мире исполнителей джаза

Лариса Ившина: «Телевидение воплощает политику апартеида по отношению к интеллектуальному зрителю»

Интервью 2012-го года, которое до сих пор не потеряло актуальности
13 апреля, 2018 - 21:27
Открытие фотовыставки «Дня» в Чернигове (фото Руслана Канюки)

«Гламурные тети и дяди собираются то в Ялте, то в Давосе и решают, куда идти бедной Украине. А потом телеканалы, владельцами которых они являются, делают все, чтобы она никуда не пошла», – говорит главный редактор «Дня».

Главный редактор газеты «День» Лариса Ившина – об информационной политике государства, деле Гонгадзе, основных трендах в украинской журналистике.

Лариса Ившина уверена, что журналистика должна не просто более точно диагностировать состояние общества, но и реагировать на него соответствующим образом.

По ее мнению, сейчас в Украине гораздо больше возможностей говорить, но качество этого «говорения» недостаточно высоко. Газета «День» своими статьями, своими известными круглыми столами, своей библиотекой, своей Летней школой журналистики пытается поднять интеллектуальную дискуссию на более качественный уровень. В отличие от украинских телеканалов, «День» приглашает к разговору не только представителей оппозиции, но и лидеров общественных организаций.

«Гламурные тети и дяди собираются пару раз в год то в Ялте, то в Давосе и решают, куда идти бедной Украине. А потом телеканалы, владельцами которых они являются, целый год делают все, чтобы она никуда не пошла», – говорит редактор «Дня ».

Лариса Ившина знает, как оживить что-то здоровое в обществе. «Для меня это означает прежде всего заниматься историей. Ведь проекция большого прошлого, которое мы имеем, предопределяет совсем иное видение современности», – убеждена она.

– Лариса Алексеевна, «День» был одним из первых украинских газет, в которых системно начали проводиться и публиковаться дискуссии экспертов из разных сфер. По сути, именно «День» сделал редакционные круглые столы одним из трендов украинской журналистики. Поэтому у вас есть прекрасная возможность оценить уровень и качество дискуссии в Украине – начиная с 1997 года и по сей день. Какими они были изначально? Как развивались? Каким качественным изменениям подверглись?

– Недавно мы проводили в редакции круглый стол к 200-летию первого европейского мыслителя России «Герцен и украинская свобода». Пригласили украинских интеллектуалов – Ивана Дзюбу, Мирослава Поповича, Оксану Пахлевскую, Владимира Панченко, Сергея Грабовского, а также авторитетного российского ученого Лилию Шевцову. Кстати, никто из наших коллег на этот круглый стол не отреагировал. Хотя он был в определенной степени новаторским.

А до этого: «Оппозиция - обществу». Собрали политиков, которые, по нашему мнению, способны сказать обществу что-то новое (Виталий Кличко, Валентин Наливайченко и Андрей Сенченко), а также лидеров общественных организаций, которые говорят осмысленные вещи и успели доказать, что имеют лидерский потенциал (это Игорь Луценко, Светлана Залищук, Игорь Когут, Владимир Вятрович и Остап Крывдык). Получилась очень интересная беседа, в которой нуждается общество и которую мы транслировали в Интернете.

Экспертная среда вокруг газеты развивалась часто не только от того, что мы хотели углубить разговор. Однажды большой наплыв экспертов на страницы «Дня» произошел после очередного кризиса журналистики. Иногда бывает, что журналисты, вместо самостоятельного осмысления какой-то темы, просто записывают на диктофон чьи-то мысли. Это, возможно, также необходимый, но самый простой, абсолютно арифметический уровень журналистики. Так, экспертная среда должна развиваться, но она не должна подменять необходимость самостоятельного журналистского мышления. Основное русло любой национальной журналистики – это набор ценностей и позиция журналистов по ключевым для общества вопросам. Его дополняют огромная блогосфера и новые медиа. Мне кажется, сейчас мы имеем гораздо больше возможностей говорить, но все же качество этого «говорения» недостаточно высоко. Зато в начале восстановления государственности были периоды, когда велись значительно более глубокие и содержательнее диалоги. Затем последовал ряд волнообразных подъемов и спадов.

К примеру, всем запомнился 2004 год. Но и тогда было очень много претензий к эфирам. Ведь тот момент подъема СМИ использовали не для того, чтобы оценить, с какими историями люди пришли на Майдан, и закрепить их на этой высоте.

Казалось бы, это так просто: отведите свои камеры от тех, кто на трибуне и рассмотрите людей ... Но нет. А это, между прочим, советская привычка – неоправданное внимание к начальству.

В представлении многих 2004 год был определяющим. А для меня Рубиконом стал 1999-й. И история, по-моему, уже доказала это. В 1999 г. был президент, не было народа, а в 2004-ом был народ, не было президента. Журналистика должна не просто более точно диагностировать состояние общества, но и реагировать на него соответствующим образом. Журналисты обладают многими возможностями, но мало кто подходит к осмыслению важных тем: какие ключевые проблемы в течение 20 лет независимости остаются нерешенными? Почему мы видим такой вал насилия в обществе? Как остановить процесс «самоликвидации»?

Недавно в эфире 5-го канала сказала, что мы не должны позволить Партии регионов плохо кончить... И было бы хорошо, чтобы у них возникла «демократическая платформа».

– Реально научить их демократии?

– Думаю, что в Партии регионов есть крыло, которое чувствует опасность. Чем дальше, тем больше ошибок, которые в перспективе угрожают не только партии, но и им персонально. Но общество не должно злорадно потирать руки: вот, наконец, партия власти «накроется»... Риск заключается в том, что это может касаться всей страны ... Условно говоря, если мы зависли на сучке над пропастью, то, выдернув его, скорее всего мы не полетим вверх... Вопрос альтернативы.

 «Высококачественные» граждане, конечно, мешают определенному типу власти. Нынешняя, возможно, и хотела бы управлять страной так, как Кучма, но уже время другое. Нет для этого ни ресурса, ни возможностей. И парадокс заключается в том, что именно им таки придется приблизиться к образу патриотов. Хотя сейчас это и звучит как несуразица. Или ...

Надо говорить прежде всего о реакции на ситуацию в стране журналистского сообщества, участники которого все еще почти не общаются между собой. Как мы можем при этом помочь обществу осмыслить процессы в государстве? Я убеждена, что журналистика должна (давно должна была!) сформировать определенную повестку дня, важную для нас, для общества и придерживаться его.

Гуманитарная политика нынешней власти нас не устраивает, но почему оппозиция в это время говорит исключительно о технологии получения власти, а не о модели развития страны? А если у тебя нет собственного видения, то почему идешь в политику?

Важно следить за дискуссией в среде гражданского общества: как в нем эволюционирует восприятие страны и ее будущего. Гражданская позиция для украинской журналистики – это императив.

Владельцы телеканалов будут кипеть в аду

– Вы упомянули недавний интересный форум – встреча представителей оппозиции и активистов общественных движений и организаций. Чем лично для вас была интересна эта встреча? Есть ли у политиков готовность не только слышать, но и опираться на общественные движения, деятельность организаций гражданского общества?

– На этом круглом столе «День» попытался перемешать интеллектуальные поля – гражданское общество и оппозицию. Оппозиционеры были искренне удивлены направленной на них экспрессии, увидели, что сейчас они рискуют еще до «установки» выглядеть «морально устаревшим оборудованием». Оппозиции нужно очень быстро учиться, потому что новые люди – на подходе. Как сказал Валентин Наливайченко, оппозиции сейчас нужно активно обновлять списки, набирать в них новые лица, это позволит ей эволюционировать. Виталий Кличко, например, считает, что увидеть лидера в конкретном округе можно будет после праймериз. На что некоторые наши переполненные скепсисом журналисты, еще ничего не осмыслив, сразу начали говорить, что это невозможно, потому что требует много денег. Такая реакция опять-таки камуфлирует нежелание ... На самом деле, вопрос заключается в том, нужны праймериз или нет. Если да, то (как бы это не сложно было) их нужно проводить. Дело не в том, кто или что кому-то нравится или не нравится (такой подход уже «потерял» не одни наши выборы), дело в том, какая работа должна быть сделана и кто может сделать ее качественно.

Мы забываем, что являемся налогоплательщиками, а значит нанимаем власть на работу. Чтобы народ это вспомнил, нужно не развращать его популизмом, не опускать, а наоборот, тем, кто понимает опасность деградации, надо консолидироваться и активнее действовать.

Когда меня спрашивают, вижу ли я украинскую элиту, я отвечаю: да, вижу. Наша элита – из тех, кто умеет высокопрофессионально делать свою работу. Наши политики в основном, к сожалению, не относятся к элите, по той простой причине, что свою работу они делают плохо ... Конечно, надо с благодарностью помнить о людях, которые были в политике еще с начала 1990-х и принимали основные государственные решения. Они были в разных лагерях и на них, в принципе, все эти годы держался каркас государственности.

– А видите ли вы качественные изменения в самих экспертах? Что ими движет сейчас?

– Мало. Немного подвинулись политики, уступив место экспертам, на 5-м канале. Ранее же схема была очень просто: свести самых скандальных спикеров из разных лагерей, которые обеспечат рейтинг грязью и мордобоем. Но проблема в том, что Украина уже давно не может позволить себе такую картинку ... Нужно восстанавливать репутацию. Телевидение должно предлагать что-то качественное, ведь в течение многих лет – и я об этом уже не раз говорила – оно реализует политику апартеида по отношению к интеллектуальному зрителю. Знаете, мне кажется, что владельцы наших телеканалов будут кипеть в аду за игнорирование социальной ответственности. Они ведут абсолютно циничную заробитчанскую политику. Но наибольшие каналы и вообще национальное информационное пространство по ценности своей аналогичны недрам. И никто не берет на себя ответственность за то, чтобы упорядочить это пространство. К тому же многие журналисты повторяли и продолжают повторять, что телевидение должно развлекать, а не развивать, это, мол, всего лишь бизнес. Мне кажется, этот подход абсолютно неправильный, ведь мы – страна, которая восстанавливала свою государственность в муках. И для того чтобы прийти в сознание и вернуть память после сложных процессов ХХ века, в социальной и гуманитарной политике нужно принимать во внимание такой факт как постгеноцидность. Социальная ответственность владельцев телеканалов – это вопрос национальной безопасности и стратегии будущего ...

... Недавно вся страна говорила о шокирующей истории теперь уже покойной Оксаны Макар. Находились люди, которые говорили: она была легкого поведения, так ей и надо. Это что? Мы в «Дне» посвятили отдельную тему детонаторам насилия в обществе: как они возникают и как их обезвредить. Почему-то никто не хочет говорить о том, а были ли у этой девушки, ровесницы независимости, духовные альтернативы? Имела ли она шансы встретиться с качественным кино, литературой, качественными СМИ? Каким она видел свое будущее?

В газете «День» сменился председатель правления. Газета «День» переехала в новый офис. Газета «День» выпустила собственные марки (ФОТО). Газета «День» запустила сайт «Украина Incognita». Лариса Ившина: «Я ничего не знаю красивее по своей тв-природе, чем мышление онлайн». Газета «День» назовет первого лауреата Премии имени Джеймса Мейса. Лариса Ившина: «Журналистика, безусловно, ответственна за создание искаженной системы координат».

 Это – одна судьба. А сколько их?

... И на этом фоне мы видим, как гламурные тети и дяди собираются несколько раз в год то в Ялте, то в Давосе и решают, куда идти бедной Украине. А потом телеканалы, принадлежащие им, целый год делают все, чтобы она никуда не пошла. Просто потому, что их владельцев это устраивает. Они, видимо, этого не замечают, но через их гламурные образы непременно проступает несовременное, неевропейское.

– Расширился ли у экспертов горизонт осмысления процессов в стране и мире?

– Сначала мы привлекали к обсуждению людей, известных только в узкой экспертной среде. В свое время мы открыли для своих читателей светлой памяти Сергея Борисовича Крымского, а постепенно он стал открытием для всей страны. Кто-то мог бы сказать: философы – это не газетная публика. Возможно, но с таким подходом Крымского вообще никто бы не знал. А он – Сократ наших дней, он проложил путь новому мышлению. По крайней мере, для нас. Софийность – это только одно из его «авторских» слов, которое он ввел в употребление. Другой наш любимый автор – Евгений Головаха, который несколько лет назад появился и на телеэкранах. Петр Кралюк, Оксана Пахлевская, Ирина Ключковская ...

К сожалению, со многими выдающимися украинцами, которые уже покинули этот мир, телеканалы и не записали полноценных интервью. К примеру, с Джеймсом Мейсом, с Атеной Пашко.

Возникает вопрос: неужели нашим коллегам из телеканалов приглашать умных людей в эфир запрещают владельцы? Это сомнительно ... Мы не можем требовать чего-то чрезвычайного от политиков или общества, пока наша журналистика будет оставаться лицемерной. Собственные непривлекательные черты не стоит оправдывать сложными обстоятельствами. Есть один «высококлассный журналист», чей голос звучит за кадром в отвратительном фильме, который был показан в прошлом году на ICTV... Так вот, участие в этом проекте – выбор этого журналист. Его же не пытали, правда? А выбор этот – аморальный. И пока общество не научится на это реагировать, говорить об этих вещах прямо, до тех пор мы не избавимся от своих проблем.

Слава Богу, от такой информационной политики наш народ еще не сошел с ума, остался при сознании, еще и с, хоть и неполным, но набором моральных установок. Неужели он заслуживает того, чтобы каторжными усилиями искать, куда податься, чтобы услышать что-то разумное?

Нам есть кем гордиться. Я, между прочим, уже давно прошу Николая Княжицкого показать фильм «Норильское восстание». Пока жив Евгений Степанович Грицак, этот невероятный человек, украинец, возглавивший восстание в ГУЛАГе. Личности такого масштаба обществу очень необходимы. Потому что мы уже пропустили своих де Голля, Вашингтона ...

О пропорциях мира

Я не считаю, что у украинцев плохой менталитет. Я не считаю, что украинцам мешают шаровары. Ведь туркам не мешают? ..

Чтобы воссоздать страну, надо работать «реставратором». С другой стороны, чтобы проектировать будущее, надо быть смелым, мужественным визионером ... Если вы действительно хотите этим заниматься, то найдите людей, которые будут помогать вам в этом.

Мы создали Библиотеку газеты «День». Первой книге, которая дала название целой серии, «Украина Incognita», в этом году 10 лет. Она у нас именинница. Шесть переизданий. Хорошо, что несколько вузов отважились включить эти книги в программы спецкурсов.

Когда я поняла, что коллеги-журналисты не спешат сообщать о наших проектах, то решила, что мы применим технологию «от дома к дому», от университета к университету ... И это дало свои плоды. Я вижу это в нашей Летней школе журналистики «Дня». В этом году ей тоже – 10 лет.

Мы ищем независимых экспертов в регионах, прислушиваемся к региональным журналистам, которые отчасти бывают интереснее столичных. У нас был уникальный случай сотрудничества с жителями села Левки, которые буквально бросили вызов Руине. Представьте себе: в селе, где осталось несколько десятков домов, решили заложить ландшафтный парк. Я увидела в этом зерно этического сопротивления упадку. Мы сделали несколько материалов о Левках, их жители стали героями нашей фотовыставки, которую увидели тысячи людей. А потом канал СТБ (спасибо им) тоже сделал о Левках несколько сюжетов. Эта история вот о чем: имея такие возможности коммуникации, страна остается разрозненной. Почему? Потому что она не связана добрыми смыслами. Общенациональные каналы не делают прямых включений из Луганска, Севастополя, Луцка по принципиальным вопросам, зато в большинстве своем ежедневно зачитывают в эфире хронику катастроф. А зрители из-за этого теряют представление о пропорциях мира. Конечно, если людей постоянно «придавливать» информацией о катастрофах и чрезвычайных ситуациях, у них опустятся руки ... Наша terra сегодня – еще больше incognita, чем была до информационной эры. Именно поэтому многие люди называют наши фотовыставки альтернативным телевидением. Дожили ... А это свидетельствует о том, что состояние национального информационного пространства, даже в лучших его проявлениях, пока не отвечает потребностям общества, которое стремится к развитию. И это показывает интерес зрителей к собственному производству телеканала ТВi.

Как оживить что-то здоровое в обществе? Для меня это означало прежде всего заниматься историей. Ведь проекция большого прошлого, которое мы имеем, предопределяет совсем иное видение современности. Одно дело, когда вам 20 лет, и вы делаете ошибки. И совсем другое – ответственность за 1160 лет истории, эта цифра требует совершенно иного поведения.

– Как вы относитесь к тому, что сейчас происходит в деле Гонгадзе?

– Тогда, когда многие считали, что Кучму нужно посадить, я публично говорила: о Кучме надо забыть. В конце концов, забвение – это тоже наказание. Я точно знала, что Ющенко не способен на такие поступки, как окончательное раскрытие дела Гонгадзе. Хотя он якобы и хотел этого, и декларировал.

Но одно дело – забыть о Кучме (и пусть бы он себе сидел на Сардинии), а другое – позволить, чтобы это трагическую историю перевирали, подключая телевизионные возможности, возлагая вину на невиновных, и вели на глазах шокированного общества абсолютно грубую кампанию.

А журналистское сообщество, которое в начале требовало раскрытия дела Гонгадзе, сейчас почти полностью притихло – разлезлось как мыши по норам. И даже после последних скандальных судебных процессов наше журналистское сообщество не смогло занять принципиальную позицию или хотя бы сказать: хорошо, мы понимаем, что в судах сейчас справедливости не добьешься, но мы вас презираем и накажем руконеподаванием и уж точно не будем брать дешевых подачек из ваших фондов. Но для того чтобы так говорить и так поступать, обществу нужны моральные силы. Новые силы. Их еще нет, но, думаю, они зреют.

Как бы ни относились к сегодняшней власти, но она подняла дело убийства Гонгадзе. И вокруг сразу начались разговоры о том, что из этого все равно ничего не получится, что его достали для того, чтобы «заставить Пинчука делиться» ... Эта бытовая версия имела бы право на существование, но впереди, на мой взгляд, все- таки должны были идти объективные, справедливые требования к расследованию этого дела. И здесь прав замгенпрокурора Ренат Кузьмин, который в закрытии уголовного дела против Кучмы видит вину в том числе журналистов.

Когда это дело только разгорелась в 2001 году, я, давно зная и Кучму, и Литвина, и Георгия Гонгадзе (с которым некоторое время работала на канале СТБ), на первых порах сомневалась ... Но увидев впоследствии, как Кучма, Литвин и «компания» «защищаются», поняла: раз они ТАК защищаются, ТАКИМ ОБРАЗОМ, значит они могли быть причастны.

– Газета «День» все больше становится газетой для элиты – то есть, развивается, по сути, в обратном направлении от почти полного тренда до желтизны ... Аудиторию при этом не теряете? И нет ли ощущения, что ваш читатель стареет?

– Мы – по-настоящему народная газета. Разумного народа. И стремимся все живое в украинском обществе собрать в своеобразные «магниты». Я с огромным уважением отношусь к отважным в своем самостоятельном думании украинцам, независимо от возраста. Моим любимым героям часто за 80, но это совсем молодые люди – Валерий Степанков, Анатолий Свидзинский, Лина Костенко ... Разве не так? Возможно, потому, что я воспитывалась в среде взрослых, категорически отказывалась ходить в детский сад. У меня всегда было ощущение, что я – вне колхозов.

В то же время мы убеждены, что «День» – газета для тех, кто хочет развиваться, и неслучайно студенты – наша целевая аудитория.

Мы ведем очень неравную борьбу с инерцией – за качество, ум, повышение общественных стандартов. А союзниками в издании наших книг в разные времена становились люди, на которых мы иногда и не надеялись. В свое время, например, фонд Рината Ахметова выкупил тираж двух наших книг для всех школ Донецкой области. Вместе с тем «партия победителей на Майдане» за 5 лет ни одной собственной книги о Джеймсе Мейсе не издала, и нашу не поддержала.

В Острожской академии. На фото - ректор Игорь Пасечник, профессор Анатолий Свидзинский, Лариса Ившина. (Фото Ярослава Мизерного)

Привычка к «халяве» порождает зависимость

 – Как в этом смысле вы работаете в интернете? Чувствуете разницу между читателем бумажной и веб-версии газеты? Какая аудитория решительнее готова к обратной связи с редакцией, что, собственно, было еще одной «фишкой» «Дня»?

– Мы активно наращиваем свое присутствие в интернете, социальных сетях. Хотя я до определенного момента не только искусственно сдерживала это, но считала, что подходить к сети следует осмысленно. Потому что интернет - это «девятый вал» информации, и надо четко понять, на какую аудиторию мы хотим выйти и какими инструментами пользоваться. Сначала мы просто выкладывали газету в интернет. Для разогрева аппетита это, наверное, абсолютно правильно. Сейчас мы думаем о том, чтобы некоторые материалы только анонсировать в сети, а полную версию публиковать в газете. Думаем также о том, должен ли контент быть на века бесплатным... Я понимаю, это рискованная тема, но когда-нибудь придётся начать с украинским сообществом разговор о том, что качественное свое надо поддерживать гривной. Я думаю, этот разговор назрел. Мы еще как-то не осознали, что привычка к «халяве» порождает зависимость. Ответственные граждане всегда заинтересованы в том, чтобы платить и, следовательно, быть независимыми. Другое дело, что у нас в достаточной степени еще не развиты рыночные механизмы в интернете. Но мы их активно осваиваем.

Мне было приятно узнать, что по просьбе моих знакомых, которые были в отелях в Швейцарии и странах Африки, им приносили распечатанную на украинском языке газету «День». Есть компании, которые так услуги обеспечивают. И это не просто чтение в интернете, это полноценная бумажная газета «День» за завтраком. А в свое время мы получали письма с островов в Индийском океане (газете «День» на английском – 13 лет), в которых люди писали, что не знают, где Украина, не могут найти ее на карте, но читают газету «День» на английском в интернете и им очень интересно.

Возможно, когда-то бумажная газета будет средством массовой информации для привилегированных людей, которые понимают ценность бумаги. Я имею в виду не только средства, но ценность другого ощущения, другой композиции. А интернет будет чем-то вроде всемирного «МакДональдса».

– А бумажная газета – как ресторанная еда?

– ... Как проверенная, авторская, со своими звездами Мишлен и наконец домашняя ... И везде будет написано «Экопродукт без ГМО». По форме и по сути.

Безусловно, затраты на производство бумажных газет во всем мире растут, требования к ним меняются. Конечно, бумажные и интернет-издания находятся в неравных условиях. И все-таки, мне кажется, что читатель, сформированный вне интернета, глубже. Потому скорость и вал информации, присущий сети, не всегда стимулирует к углублению. Впрочем, и «бумажного», и «электронного» читателя мы любим и уважаем.

Подсайт «Украина инкогнита», который мы запустили в прошлом году, довольно успешно развивается. Для своего молодого возраста он обладает очень неплохими показателями посещаемости.

Я могу перечислить набор рубрик, успешно показывающих, что моделирование аудитории можно перенести с бумажной газеты в интернет. Например, «Интеллектуальная карта Украины». Если вы живете в каком-то небольшом городке, знаете интересную информацию от краеведов, учителей, историков, родителей о том, какие в вашем населенном пункте проводились важные и интересные исторические события, вы вносите ее на сайт, как в банковский сейф. С той разницей, что она будет открыта для всех. Эта «капсульная технология» помогает показать, сколько всего интересного есть в Украине, какими историческими, краеведческими, культурными богатствами она «нафарширована».

– Это интерактивно? Сами читатели готовят и выкладывают информацию?

– Именно так. В этом и фокус.

Рубрика «Семейный альбом Украины» – наша давняя идея, которая существовала задолго до появления сайта, в бумажном виде. «Семейный альбом Украины» делает историю теплой и семейной. Когда у нас не было нормальных исторических книг, многим в жизни повезло иметь умных родственников, рассказали, как оно было на самом деле. Впрочем, в истории украинских родов пустыми остаются еще очень много страниц. Заполнению этих страниц служит и новая рубрика – «2012 - Список Сандармоха», посвященная 75-летию трагедии массового расстрела украинской интеллигенции в карельском урочище. Мне приятно, что коллеги из «Радио Свобода» тоже движутся тем же курсом. Ценность этой работы я почувствовала, когда встречалась со студентами Волынского национального университета. Многие из них сказали, что благодаря газете впервые услышали слово «Сандармох».

Итак, несмотря на значительные объемы доступной информации, людям необходимы лоции. У каждого в этом информационном море должна быть собственная лоцманская карта, которая подскажет, без какого знания вы не сможете обойтись. Ведь именно понимание ключевых поворотов национальной истории формируют «порядок» в голове.

В рубрике «Маршрут №1» столько интересного! Когда-то наш прекрасный автор, профессор Киево-Могилянки Владимир Панченко благодаря своему исследовательском маршруту пришел в Харьков, где познакомился с еще живой дочерью Николая Хвылевого. А недавно он сообщил, что, оказывается, в Киеве живет дочь нашего великого энциклопедиста Николая Бажана, которая откликнулась, прочитав в «Дне» публикацию о своем отце. Удивлена. Может быть, и не думала, что кто-то в сегодняшней Украине помнит Николая Бажана ...

А настоящая жемчужина нашего сайта – это «Музей онлайн». Любой человек в мире может зайти на наш сайт и просмотреть виртуальную экскурсию, например, Музея волынской иконы, увидеть чудотворную Холмскую икону Божией Матери XI-XII века. Таких виртуальных музеев на сайте уже тринадцать. И их количество будет увеличиваться. Я считаю, что это и есть разумное и культурное освоение нового пространства.

Веб-редактор газеты «День» Артем Жуков – выпускник Острожской академии и Летней школы журналистики «Дня». Мне очень интересно с ним сотрудничать.

С гибелью Деревянко и Александрова украинская журналистика потеряла «мужской характер»

– Какие основные тренды вы наблюдаете в украинской журналистике в целом? Как она изменилась в разрезе 1991-2011 годов?

– В советское время после ХХ съезда Коммунистической партии сформировался ключевой тренд – курс на десталинизацию, который украинская журналистика до сих пор не взяла. «Санитарная норма», программа минимум для школьников, студентов и особенно журналистов – это литература антисталинского характера, которую должны прочитать все. Это не вопрос только личности Сталина, это проблема ключевого переворота в мозгах, который состоялся в советское время, и освобождение от этого наследия. Ведь сталинизм пронизывает и сегодняшнюю политику. И только те, кто понимает это, знают, как пройти между Сциллой того всего, что было сформировано в совдепии, и Харибдой хищного, потребительского, по-новому люмпенского, бездушного и циничного, сформированного в новой Украине.

 Мы выбрали этот узкую неудобную дорогу, чтобы протянуть нить здравого смысла от советского времени в XXI век, и показать, как можно обойти все эти ужасы. Идти вперед. Кто хорошо читал украинские сказки, тот знает, как в «нашем лесу» себя вести. Как бы ни было страшно, нельзя оглядываться назад.

Ключевая необходимость для Украины – понимать историю, знать ее, слышать, иметь историческое мышление и видение. К сожалению, пока это не стало общей платформой украинской журналистики. Очень рада, что к истории обратился ресурс «Украинская правда», на основе которого Вахтанг Кипиани создал «Историческую правду». Все больше на исторические темы пишет «Майдан», УНИАН, авторы «Детектор медиа», есть проект «Устная история Украины» ... То есть этот тренд постепенно прокладывает себе дорогу, но не на телевидении. Хотя именно там, мне кажется, абсолютно четкий, сформированный запрос. Есть, правда, программа с Андреем Охримовичем, постоянно бродит по сетке 5-го канала, ее нужно больше раскручивать, есть «Гра долі», но это – единичные случаи. Тем временем мы помним, какой резонанс несколько лет назад вызвал беспрецедентный проект «Великие украинцы», который продемонстрировал огромный запрос на подобные программы. Украинская история – пока в подполье. Хорошо, что уже не в изгнании ...

Презентация Библиотеки «Дня» в Дипломатической академии (Фото Руслана Канюки)

Продолжая тему трендов и их признания ... Журналистские знаки отличия, которые должны эти тренды удостоверять, пока остаются явлением сомнительным. Отношение изменится тогда, когда будут вручаться тем, кого мы действительно признаем авторитетами. Либо в журналистике, которая расследует, либо в журналистике, освещающей экологические вопросы, либо в журналистике, которая защищает права людей. Последняя обязательно будет формироваться в Украине, потому что она отвечает насущным потребностям общества. Пока мы не имеем серьезных журналистов, которые хорошо знают право. Но существует большой запрос на профессиональные, человеческие качества журналиста.

В нашей журналистике люди слова и действия, которым можно верить, были. Достаточно вспомнить покойного Бориса Деревянко. С расстрелом Деревянко, с гибелью Игоря Александрова украинская журналистика потеряла «мужской характер». Возможно, он возродится?

В российской журналистике тем временем грохочет настоящая гражданская война: погибли Анна Политковская, Юрий Щекочихин ... Сколько теперь нужно времени, чтобы выросли новые личности такого уровня? Последние события в России показали: как не хватает журналистов именно такого уровня, как Политковская. Но ее журналистика была несовместима с жизнью в российской действительности.

– Чего не хватает украинской журналистской аналитике? А что она приобрела за годы независимости?

– Кое-что приобрела: оперативность, информативность (Мустафа Найем, Сергей Лещенко, Константин Усов ...), но ... Думаю, украинской журналистике не хватает по-настоящему интеллектуального разнообразия. Существует группа разумных, хороших публицистов, но их должно быть больше. И думаю, со временем и количество, и качество будет расти. Мы также этому немного поспособствовали, основав премию памяти Джеймса Мейса «Гражданская позиция», лауреатами которой стали Игорь Лосев, Игорь Сюндюков, Сергей Грабовский – уже, можно сказать, признанные авторитеты. Публицистика требует системности. Таким образом можно понемногу намывать и укреплять «интеллектуальную дамбу».

Нужно, наконец, сформировать представление в обществе о конкурентном мире, где все хорошо в отношении нас настроены. Помните недавние сюжеты о немецком историке-аспиранте, приехавшем в Киев читать лекции, не слишком тщательно подготовившись? Он очень хорошо почувствовал на себе, что украинское общество уже не покорно беззубое, как раньше. И это благодаря в частности тому, что все эти годы мы «накачивали мышцы». У многих людей не было желания объективно разобраться с тем, кто такие Бандера, Коновалец – они пользовались пропагандистскими клише, а мы пропускали это, потому что нечего было противопоставить. А сейчас, благодаря интеллектуальной работе наших авторов, мы имеем мощный набор аргументов.

В последние годы украинская журналистика приобретает явные черты гражданственности, в частности в правозащитной, экологической тематике, защите животных. Теперь от того, как к этому тренду будут присоединяться все медиа, будет видно, как быстро украинские СМИ могут лишиться вторичных вещей и сосредоточиться на живых, настоящих поисках. Тогда у них не будет вопросов, где искать украинскую элиту. Она там, где поступки. Новая среда, соответственно, станет заказчиком новой политики.

– Вам не кажется, что слишком мало молодых журналистов занимаются аналитикой? Как бы вы оценили ее качество?

– Сложно им. Они должны глубоко нырнуть, чтобы всё это освоить, иметь адекватное видение. У нас же сейчас каждый политтехнолог или эксперт приписан к какому-то «двору» – просто «крепостные театры» ... И они очень часто выступают с, мягко говоря, ангажированными подходами. Кто должен рассказать молодому человеку о ключевых проблемах, возникавших перед Украиной за последние 20 лет? Тогда как они могут адекватно анализировать современность?

– Кого из украинских журналистов вы обязательно читаете? Расширяется этот круг или сужается?

– Этот круг расширяется за счет людей из блогосферы и Фейсбука. Обязательно читаю Игоря Сюндюкова, Дмитрия Десятерика. Раньше и теперь читаю Виталия Портникова. Также Сергея Грабовского, Александра Палия, Александра Музычко, Андрея Клименко ...

А вообще я охочусь на мысли. Кто именно и в каком издании их выражает – второстепенное. Последний пример, когда я почувствовала «нападение» духовного единства – впечатления от интервью с Ириной Прохоровой (мы его публиковали), редактором российского издательства «Новое литературное обозрение». Она говорила о недопустимости такого положения вещей, когда «благодаря» медиа масса народа оказывается отрезанной от культуры. Как это решать? Методом интеллектуальной корпорации. Что мы в «Дне», впрочем, и делаем все эти годы.

– Каковы основные вызовы, на которые сейчас нужно ответить украинской журналистике? Каких опасностей нужно избегать?

– Опасностей много. Прежде всего научиться отвечать на вызовы конкурентного мира. Для этого – ... кое-что прочитать. И, конечно, усвоить духовный опыт шестидесятников – любви и солидарности.

Светлана Остапа

Источник: Detector.media

 

Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments