Один из признаков искусства - это его неудержимое влияние на развитый интеллект.
Николай Хвильовий, украинский прозаик, поэт, публицист

Молчание бывает преступным

почему историк Грицак должен уйти из украинско-немецкой комиссии
25 октября, 2019 - 11:56

Почти пять лет назад, в феврале 2015 года, по инициативе председателя Ассоциации историков Германии, профессора Мюнхенского университета Мартина Шульце Весселя была создана Немецко-украинская комиссия историков (DUHK), в которую вошли по семь ученых с каждой стороны.

С украинской стороны ее возглавил профессор Ярослав Грицак.

Еще тогда одним из главных направлений работы комиссия определила изучение «истории Украины в советский период и темы Голодомора». Задача, несомненно, важная, и тем более актуальная сейчас, когда Бундестаг наконец начал рассмотрение вопроса о признании Голодомора геноцидом украинского народа.

Как известно, петицию с призывом к такому признанию подписало более 50 тысяч граждан.

Однако комиссия, которая должна была делать все для этого исторического решения, решила просто игнорировать эту тему.

Но достаточно было мне выразить в публичном пространстве несколько критических мнений о деятельности (хотя, если быть более точным, то скорее бездействии) Немецко-украинской комиссии историков, как появилась гневная реакция ее сопредседателей — уважаемых профессоров Мартина Шульце Весселя и Ярослава Грицака.

Аж не верится, что хотя бы так мне удалось вывести из летаргического сна господина Грицака, который на протяжении последних четырех с половиной лет в упомянутом (чрезвычайно ответственном, а не только почетном!) качестве занял весьма комфортную для себя позицию стороннего наблюдателя по отношению к резонансным историческим темам, которые живо обсуждаются в немецком политикуме и обществе.

И речь идет не только о признании Бундестагом Голодомора как геноцида украинского народа.

О других деталях — несколько позже. Пока же хотел бы вернуться к истокам, а именно к февралю 2015 года, когда удалось реализовать замечательную инициативу председателя Ассоциации историков Германии, профессора Шульце Весселя (за что ему — особое уважение) и создать Немецко-украинскую комиссию историков.

Ведь дефицит базовых знаний об Украине в Германии — особенно с началом российской агрессии — просто зашкаливает.

Эту идею с энтузиазмом восприняли в Киеве.

Именно тогда министры иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер и Павел Климкин согласились взять комиссию под совместный патронат. Именно тогда я лично обивал пороги МИД Германии, причем на самых высоких уровнях, чтобы добиться финансирования этого уникального института.

Помню, как моей радости не было предела, когда общими усилиями нам удалось обеспечить необходимую поддержку DUHK.

Тогда мечталось, что объективное слово историков мощно зазвучит не только на закрытых научных коллоквиумах, но прежде всего в публичном пространстве и в СМИ. Прежде всего — в самой Германии.

Тогда я и в страшном сне не мог представить, насколько иллюзорными были эти ожидания.

Более того, комиссия, монополизировав эту нишу, сознательно или бессознательно, полностью самоустранилась из общественного дискурса, заняв (извините, господа профессора, за честность) страусиную позицию.

Поясню, что имею в виду.

В своем открытом письме ее сопредседатели рапортуют о «больших достижениях», которые безусловно заслуживают внимания, в частности, проведении пяти ежегодных конференций, выделении ежегодно пяти стипендий для юных ученых, а также планах создать информационный портал.

Это все важно (если закрыть глаза на то, что едва ли не единственной темой упомянутых симпозиумов почему-то стала проблематика Второй мировой войны и украинского коллаборационизма с нацистами). Впрочем, есть одно «но»: все это происходило и происходит в собственном академическом микрокосме, в комфортном научном вакууме, этакой теплой ванне.

При этом настоящие фундаментальные вызовы, волнующие общественность обеих стран, комиссия откровенно игнорировала.

Наиболее вопиющий случай — это даже не признание Голодомора, а инициированные нашими друзьями в Германии — фракцией Партии зеленых — публичные дебаты в Бундестаге об «исторической ответственности Германии перед Украиной». Они, напомню, состоялись еще 19 мая 2017 года на пленарном заседании немецкого парламента.

Это было действительно беспрецедентное событие.

Речь шла о том, что учитывая непростые страницы общей истории, прежде всего войну на уничтожение украинцев со стороны Третьего рейха, Берлин должен признать ответственность за поддержку Украины в будущем, особенно на фоне продолжающейся российской агрессии. К сожалению, депутатам тогда так и не удалось принять решение, а сам вопрос после бурных дебатов формально передали в комитет по иностранным делам.

Хотя как раз эти дебаты могли бы и должны были бы стать уникальным шансом для нашей исторической комиссии сказать свое веское авторитетное слово, она решила не заметить это — сорри за тавтологию — историческое событие.

Никакого интереса, никаких публичных обращений, комментариев, никакой реакции, никаких публикаций в немецких СМИ. Ничего! Как по мне, такая позиция не имеет ничего общего с настоящей научной ответственностью.

К сожалению, подобный сценарий повторяется и сегодня, когда благодаря титаническим усилиям украинских активистов в Германии и людям доброй воли по всему миру удалось собрать подписи под петицией к Бундестагу о признании Голодомора геноцидом.

Как уже упомянуто выше, 21 октября состоялось заседание петиционного комитета в Бундестаге. Как ранее, так и во время этого события в немецком парламенте неоднократно звучали прямые призывы к комиссии дать свою объективную оценку одному из крупнейших преступлений ХХ века. Но сама комиссия почему-то не считает, что эти призывы должны ее затрагивать.

А теперь — самое интересное.

Как выяснилось, они молчат сознательно и планируют молчать и дальше!

На мой запрос они официальным письмом сообщили, что после обсуждения, цитирую, «большинство членов комиссии склонились к мысли о том, чтобы не выражать свою позицию» (!).

В письме они привели также обоснование этого странного решения.

Одна из двух причин звучит так: «поскольку Голодомор является скорее вопросом украинско-российских, чем украинско-немецких отношений». Когда я это прочел, то чуть не упал со стула от шока!

С таким подходом мы категорически не можем мириться.

Именно поэтому комиссию с украинской стороны необходимо перезагрузить! Эта необходимость уже давно перезрела.

В конце концов, несколько странной выглядит ситуация, когда ни один (!!!) из уважаемых украинских членов DUHK не только не владеет немецким языком, но и глубоко не занимается исследованиями именно украинско-германских отношений.

Господин Грицак должен и сам сделать для себя вывод и передать эстафету тем ученым, кто больше не будет молчать.

Призываю отечественное сообщество ученых-историков приобщиться к обновлению Немецко-украинской комиссии.

P.S.: Выше я умышленно не упомянул о второй причине, по которой комиссия решила не участвовать в дискуссиях. Она звучит так: «потому что большинство членов комиссии считает Голодомор скорее «преступлением против человечности», чем «геноцидом» согласно дефиниции ООН».

В комиссии поровну немецких и украинских историков, а следовательно, «большинство» означает, что по меньшей мере часть ее украинских членов также придерживается такого «интересного» мнения о Голодоморе. По крайней мере, так утверждает ее немецкий сопредседатель. Ярослав Грицак мое письмо от 19 сентября проигнорировал, не дав никакого ответа.

(www.eurointegration.com.ua)

Андрий Мельник. Посол Украины в Федеративной Республике Германия
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ