Кто знает грех только по словам, тот и о спасении ничего не знает, кроме слов.
Уильям Фолкнер — американский писатель, прозаик, лауреат Нобелевской премии по литературе

Художник, мечтавший о польско-украинском примирении

К 124-летию со дня рождения Яна Генрика Юзевского (1892-1981)
5 августа, 2016 - 14:55
Фото из открытых источников

Фигура Яна Генрика Юзевского мало известна в Украине. Хотя родился он в Киеве (6 августа 1892 года) и преданно работал на дело польско-украинского взаимопонимания, до сих пор в украинской столице нет улицы, названной в его честь. Из-за своей компромиссной позиции имел немало врагов: советские агенты безуспешно пытались убить его в 1934 году, украинские националисты – в 1932-м, польские националисты – в 1942-м, а коммунисты - в 1943-м. Весной 1953 года он все же попал в руки спецслужб польской «народной демократии». К своему большому удивлению коммунисты открыли интересную страницу жизни неприметного заключенного - в декабре 1928 года маршал Пилсудский направил Юзевского на Волынь бороться с большевистскими агентами и организовывать польскую разведсеть. Казалось, расстрел был неизбежным, однако по воле случая ему удалось уберечь жизни - после смерти Сталина и дальнейшего потепления политического климата в коммунистической Польше суд ограничился пятилетним тюремным сроком.

Поляк из Киева

С молодых лет Генрик увлекался живописью. Его отец - богатый киевский инженер - интересовался искусством, поэтому семейный дом украшали сотни картин. Это была идеальная возможность для развития художественных вкусов юноши. К слову, на одной из своих первых работ молодой польский художник изобразил... украинского крестьянина как жертву польского землевладельца.

Картина Генрика Юзевский "На сельской дороге" (1924) / Библиотека Варшавского университета

«Большая война» принесла шанс на обретение независимости наций, которые в течение столетий были покорены империями. Юзевский понимал ценность момента, поэтому активно взялся за революционную деятельность. Как член возглавляемой Пилсудским Польской военной организации (ПВО), он выполнял важные поручения маршала, помогал создавать Третье (Восточное) управление этой тайной организации и уговаривал неравнодушную польскую молодежь приобщаться к антироссийской конспирации. Активность молодого революционера не осталась незамеченной Пилсудским, который в своей деятельности всегда опирался на «людей доверия». Поэтому Юзевский довольно быстро вошел в узкий круг доверенных лиц маршала.

После окончания войны в 1918 году на обломках прежних империй в Центральной Европе возник ряд независимых государств. В отличие от поляков и чехов украинцам повезло меньше - мощный натиск большевиков и деникинцев, а также распри среди собственных элит быстро снесли хрупкую украинскую государственность. Когда в конце 1919 года большевистская армия вошла в Киев, а войска Директории начали «зимний поход», преследуемый чекистами Юзевский бежал в Варшаву. Вскоре он по просьбе Пилсудского возьмется за очередное важное для Польши дело - на этот раз войну с большевиками.

Контакты Юзевского среди украинцев (в частности знакомство с Сергеем Ефремовым и Симоном Петлюрой), знание украинского и русского языков делали его эффективным представителем польско-украинского соглашения 1920 года. Наряду с другим поляком в правительстве Петлюры - Станиславом Стемповским (министром сельского хозяйства), Генрик был назначен вице-министром внутренних дел и стал почти «своим» человеком в петлюровской среде. Однако польско-украинская кампания 1920 года завершилась неудачей, а идеям Пилсудского о создании независимой Украины, как буфера перед угрозой коммунизма, не суждено сбыться. Заключенный за спиной Петлюры польско-советский договор в Риге (18.03.1921) не без оснований воспринимался украинской стороной по-предательски. Маршалу оставалось только просить прощения у интернированных воинов УНР, вместе с тем Юзевский временно отошел от активной политической деятельности.

Несмотря на это, он не порывал старые контакты с украинцами. После заключения Рижского мира помог Петлюре найти жилье в Варшаве, был членом созданного в 1921 году петлюровскими эмигрантами Украинского Центрального Комитета, но большую часть времени проводил в небольшом имении под Кременцем на Волыни. Вернуться в «большую политику» Юзевского заставил бывший патрон - Юзеф Пилсудский в мае 1926 года совершил военный переворот и почти на 10 лет стал хозяином Бельведера.

«Волынский эксперимент»

Межвоенная Польша была страной парадоксов. В государстве, которое по общей доле национальных меньшинств (31,4%) уверенно удерживало лидерство в Европе, доминировал откровенно антиукраинский подход так называемой «эндеции».

Здесь не место подробно описывать ошибки государственной политики относительно украинцев в межвоенной Речи Посполитой. Историк Анджей Сулима-Каминский вполне справедливо писал о «моральной и политической слепоте польских элит». В то же время в политическом «мейнстриме», где преобладали сторонники Дмовского, находились одиночные голоса, призывавшие к польско-украинскому примирению. Одним из таких был Генрик Юзевский.

В 1928 году Пилсудский сделал его волынским воеводой. За этим назначением стояло несколько связанных между собой соображений: с одной стороны необходимость примирения с местными украинцами, с другой - попытка разыграть «украинскую карту» в шпионской игре на польско-советском пограничье. Юзевский стремился превратить Волынь в своеобразный «украинский Пьемонт» для вырывания Украины из большевистских рук и создания независимого государства.

В чем заключался «эксперимент»? В административных зданиях воеводства портреты Петлюры висели рядом с изображениями Пилсудского. Юзевский всячески поддерживал украинскую культуру - отмечал национальные праздники, пел народные песни, в конце концов - говорил по-украински во время официальных визитов и отвечал на этом языке на письма волынян. Государство финансировало читальни, кооперативное движение, театральную деятельность, не оставаясь в стороне от религиозной жизни большей части православных жителей Волыни. Именно по инициативе энергичного воеводы священников поощряли вести литургию на украинском (не следует забывать, что Волынь более века входила в состав Российской империи). В конце концов Юзевский организовал украинскую политическую партию - Волынский Украинский Союз, члены которой избирались в Сейм.

Волынскому воеводе были чужды ассимиляторские интенции эндеков, которых он критиковал за «темный инстинкт зоологической ненависти ко всему, что не было национально польским». При этом он отвергал мышление в узких национальных категориях, считая модерность мультинациональной. А Волынь, собственно, такой была - преимущественно украинской в селах, еврейской в городах, со значительным вкраплением польского элемента (17%).

Президент Игнаций Мосцицкий и воевода Генрик Юзевский, Волынь, июнь 1929 / Архив механической документации, Варшава
(Фото взято из книги Snyder T. Sketches from a Secret War)

«Волынский эксперимент» Генрика Юзевского стал частью более широкой концепции «прометеизма» - международного антикоммунистического движения, направленного на развал СССР и создание на его месте независимых республик. Координировал эту инициативу директор Восточного департамента МИД Тадеуш Голувко - еще одно доверенное лицо Пилсудского и сторонник взаимопонимания с украинцами. По его убеждению, эксперимент Юзевского мог бы стать моделью национальной политики для всей Польши. Однако этого не произошло: Голувко застрелили в конце августа 1931 года члены ОУН, откровенно опасаясь его проукраинской политики, тогда как Юзевский добровольно отказался от правительства волынского воеводы в знак протеста против уничтожения православных церквей (так называемая «акция ревиндикации») на Подляшье и Холмщине в 1938 году. После смерти Пилсудского (1935) проукраинские жесты воеводы наталкивались на все более жесткую критику эндекских кругов, поэтому свертывание «волынского эксперимента» было только делом времени.

Попытка найти понимание с украинцами на Волыни для Юзевского была элементом внешней политики. В этом компоненте он был настоящим прагматиком и небезосновательно считал, что войну с советами можно выиграть на национальной почве, заручившись поддержкой украинцев по обе стороны границы. Впрочем, неудача «волынского эксперимента» показала также наивность некоторых польских украинофилов (в том числе Юзевского), которые недооценивали силы украинского национального движения и ограничили свободу для украинцев культурной автономией. В конце концов такая компромиссная политика не устраивала ни польских, ни украинских радикалов и довольно быстро сошла с повестки дня польско-украинских отношений. Далее нацистский и советский тоталитаризмы спровоцировали мировой конфликт, а на Волыни имели место этнические чистки гражданского населения.

Вместе с тем деятельность Юзевского имела важное значение в широкой перспективе диалога. Каждая, даже самая маленькая, попытка понимания подводила польские и украинские элиты к осознанию неизбежности компромисса перед лицом империи. Со временем традиционные польские идеалисты-украинофилы уступили место прагматикам (в частности из парижской «Культуры»), а Украина стала полноценным, совсем не молчаливым партнером. Свою роль в этом сложном процессе сыграл Генрик Юзевский - художник, который стремился примирить два народа.

Александр АВРАМЧУК, «День»
Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments