Музыка - почти единственное, что еще не стало для людей яблоком раздора.
Рэй Чарльз, американский певец, музыкант, один из самых известных в мире исполнителей джаза

Историческая правда против имперского обмана

Украинцы, белорусы, россияне: три народа — три истории
9 октября, 2015 - 11:01
МОСКОВСКИЙ КРЕМЛЬ, НАЧИНАЯ СО ВРЕМЕН ИВАНА ІІІ (1462-1505), БЫЛ И ОСТАЕТСЯ ДЛЯ ПРЕДАННЫХ СЛУГ ИМПЕРИИ СИМВОЛОМ ЕЕ «ВЕЛИЧИЯ». В СООТВЕТСТВИИ С ЭТИМ ПЕРЕПИСЫВАЛАСЬ ИСТОРИЯ. ВОИСТИНУ, КАК НАПИСАЛ (БЕЗ ИРОНИИ!) СОВЕТСКИЙ ПОЭТ, «НАЧИНАЕТСЯ ЗЕМЛЯ, КАК ИЗВЕСТНО, ОТ КРЕМЛЯ» / ФОТО С САЙТА TRIARENT.RU

Проблемы этно- и глоттогенеза, то есть происхождения народа и его языка, актуальны для каждого цивилизованного человека и для любого общества в целом. Ведь каждый народ имеет свою генетическую память, интересуется своим прошлым, своими предками, их историей, взаимоотношениями с соседями, а также тем, как возник и развивался его родной язык.

Для украинцев эти проблемы издавна имели не только большое научное, но и политическое значение, которое особенно заострилось в наше время, когда политическая и церковная элита России во главе с ее президентом настойчиво ставит под сомнение существование нас как отдельного народа, вообще существование украинской истории, языка, культуры и даже оснований для самостоятельной государственности. В. Путин взял курс на возобновление Российской империи и, к сожалению, имеет в этом поддержку не только со стороны подавляющего большинства российских политиков, но и свыше 80 % российского общества. Этой абсурдной, но настойчивой и опасной для нас цели сегодня подчинены все российские средства массовой информации, действующие не только в самой России, но и в Украине и во многих странах Европы, Азии, Америки.

При таких условиях задача украинских научных работников, журналистов, всех национальных средств массовой информации — решительно и последовательно противопоставлять московской лжи, фальсификациям, злостным выдумкам и клевете историческую правду. И нам надо прилагать максимум усилий к тому, чтобы эта правда дошла до нашей широкой, в значительной мере дезориентированной и охладевшей общественности, чтобы у нее активнее вырабатывался иммунитет против враждебной антиукраинской и антигосударственной пропаганды наших недругов.

Мы должны понимать, что в великодержавной имперской риторике Президента РФ и его окружения нет ничего нового. Это — очередная попытка повернуть колесо истории назад, в эпоху империй и колоний, время которых давно прошло, и никто в мире уже не мечтает к нему возвращаться. Только российская элита и российское общество никак не могут, или не хотят, избавиться от имперского синдрома и навязчивой идеи своего величия, миссионерства, «третьего Рима», «русского мира», стремления всеми командовать и всем навязывать свои ценности. Все это в течение нескольких веков крепко вошло в их гены, стало частью их ментальности. Александр Солженицын когда-то сказал, что у России никогда и нигде не было и нет друзей, у нее либо враги, либо холуи.

Идеи величия, всемогущества, «богоизбранности» и вседозволенности зародились в Московии еще в начале XVI в. в период княжения Василия ІІІ (1505—1533), а во времена царствования Ивана ІV (Грозного) (1533—1584) аппетиты московских правителей уже разгорелись настолько, что они стали претендовать на наследие не только Киевской Руси, но и бывшей Византийской империи, а сам московский царь, к удивлению всей Европы, провозгласил себя наследником византийских императоров. Однако это были голословные, ничем не подкрепленные декларации, которые в европейских государствах никто серьезно не воспринимал. Чтобы развеять сомнения скептиков и вызвать доверие европейских политиков к фантастическим выдумкам московских властей предержащих, нужна была обстоятельная и убедительная фактологическая база.

Особенно актуальной эта проблема стала для царя-реформатора Петра І, который пытался «прорубить окно в Европу». Ведь в то время еще не было целостного письменного изложения истории Московского государства. Для создания престижной, хотя и фальшивой версии этой истории Петр І в 1701 г. велел своим указом изъять из архивов и библиотек Украины и Беларуси все древние первоисточники — древние памятник письменности (летописи, хронографы, хроники, древние исторические записи, архивы, церковные документы) и перевезти их в Москву и Санкт-Петербург, что и было сделано. Однако до создания самой истории дело так и не дошло.

Даже после провозглашения Петром І 22 октября 1721 г. Московского царства Российской империей, а московитов — россиянами и возникшей в связи с этим неотложной необходимостью обосновать преемственность названия «российская» от древнерусского Киевского княжества в тогдашней поголовно неграмотной России не нашлось кандидатуры для написания истории Российской империи. Неоднократное обращение новоиспеченного императора к образованным украинцам — выпускникам Киево-Могилянской академии — с этим предложением не дало желаемого результата. Настоящие причины этого провала точно неизвестны, но они, несомненно, были предопределены не нехваткой исторического материала, а скорее нежеланием тогдашних мыслителей его фальсифицировать.

После Петра І об идее написания полной истории Российской империи на время забыли, и только по-европейски образованная императрица Екатерина ІІ блестяще претворила ее в жизнь.

Царствование Екатерины ІІ, продолжавшееся 34 года (1762—1796), ознаменовалось многими трагическими для Украины событиями: внедрением крепостничества, разрушением Запорожской Сечи, усилением национального гнета, ассимиляционным наступлением на украинскую культуру и т.п., а также тотальной фальсификацией украинской и российской истории.

Историей своего государства Екатерина ІІ заинтересовалась только через 20 лет своего правления — после завершения всех основных государственных дел, и для этого у нее были достаточно веские основания. По ее мнению, великое государство, которым она правила, должно было иметь и величественную историю. Конечно, самонадеянную царицу не могло удовлетворить единственное на то время пособие по истории восточных славян — «Синопсис Киевский» («Синопсис, или краткое описание о начале русского народа»), авторство которого приписывают архимандриту Киево-Печерской Лавры Иннокентию Гизелю. Хотя этот «Синопсис», впервые изданный в 1674 г., потом выдержал 30 изданий и к началу ХІХ в. использовался в качестве школьного учебника по истории, в действительности он излагал не установленные исторические факты, а компилятивно использованные популярные этногенетические мифы и легенды, начиная от древних славян и до второй половины XVII в. (например, прародителями московитов он называет библейского Масока — шестого сына Иафета, внука Ноя и т.п.). Правда, в «Синопсисе» говорится и о значительно более серьезных вещах, в частности о единстве Великой и Малой Руси, о едином «православно-русском народе», прославляется Киев как самый древний центр всей Руси, из чего вытекало, что Киевская Русь была первым этапом российской государственности и т.п. Все эти утверждения в «Синопсисе» не аргументированы и не подкреплены никакими историческими документами.

Екатерина ІІ пыталась постичь историю своего государства на основе предоставленных ей письменных источников — летописей и других документов московской древности, а также тех, которые были свезены в столицу еще при Петре І. Кроме того, по приказу царицы изъяли все старые документы  с Урала и Сибири. Правдивая российская история ее шокировала, потому что показалась непривлекательной, достаточно короткой и очень бедной. Фактически она начиналась только с XII ст. —  от князей Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского. Особенно императрицу поразило то, что могучее государство Киевская Русь, слава которого в течение трех веков гремела на весь мир и с князьями которой считали честью породниться короли Франции, Венгрии, Швеции и других государств, как оказывается, к России не имеет никакого отношения, то есть Россия к нему вовсе непричастна. Конечно, такая история не могла удовлетворить самовлюбленную и властолюбивую императрицу и побуждала ее создать свою версию российской истории. Этому она посвятила 10 лет своей жизни.

10 декабря 1783 г. Екатерина ІІ выдала указ, которым велела создать «Комиссию для составления записок о древней истории, преимущественно российской» под руководством преданного ей графа А.П. Шувалова. В эту комиссию вошло около 10 важных лиц, в частности самые известные в то время историки И. Болтин, А. Мусин-Пушкин, Н. Бантыш-Каменский и др. Она была обязана «совокупными трудами» составить «полезные записки о древней истории, преимущественно же касающиеся России, делая краткие выписки из древнейших русских летописей и иноземных писателей по известному своеобразному плану»1.

Комиссия работала под патронатом Екатерины ІІ почти девять лет и создала новый основной каркас истории Российской империи, связав ее истоки с Киевской Русью. Вопреки исторической правде комиссия доказывала родство Киевской и Суздальской земель и этим самым утверждала право россиян на политическое и культурное наследие Киевской Руси, все славянское население которой считалось «единым народом». В создании новой версии истории Российской империи принимала непосредственное участие и сама императрица. Она перечитывала все наработанные комиссией материалы, вносила исправления, писала и свой текст истории, лично составила родословную русских князей.

Вполне понятно, что новая официальная, но фальшивая версия российской истории была создана вопреки свидетельствам древних рукописных первоисточников, прежде всего древних летописей. Поэтому по указанию Екатерины ІІ была проведена ревизия этих источников: многие старые оригиналы, которые стали лишними, нежелаемыми и даже вредными, комиссия подправила, переписала заново, засекретила или преступно уничтожила. Самые ценные из них были собраны в специальный фонд закрытого типа, доступ к которому имел только весьма ограниченный круг исследователей.

Новая фальшивая версия российской истории была опубликована в 1792 г. и стала образцом и даже обязательным эталоном для будущих историков ХІХ в. В частности она легла в основу «Истории государства Российского» в 12 томах Н.М. Карамзина в первой половине ХІХ в., а также фундаментальной «Истории России с древнейших времен» в 29 томах С.М. Соловьева во второй половине этого же века.

В конце ХІХ — начале ХХ вв. появились в печати лекции профессора Московского университета В.О. Ключевского «Курс русской истории» в пяти томах — от самых древних времен и до правления Екатерины ІІ включительно. Его история также написана преимущественно с официальных позиций, но историю России он начинает со второй половины ХІІ в. и справедливо считает первым сугубо российским князем сына Юрия Долгорукого Андрея Боголюбского.

После октябрьского переворота в 1917 г. на волне революционного экстаза уничтожили все «старое», «буржуазное» среди прочего отбросили и царскую версию истории Российской империи. Новая официальная советская историческая школа академика М.Н. Покровского в 20-30-х годах прошлого века начинала российскую историю со второй половины ХІІ века, то есть от А. Боголюбского. Так преподавали историю и в советских средних и высших школах. Однако этот процесс продолжался недолго.

Летом 1934 г. за подписями И. Сталина, А. Жданова и С. Кирова были опубликованы «Замечания по поводу конспекта учебника по «Истории СССР»». Эти авторы считали недопустимым рассматривать историю Великороссии отдельно от истории «других народов СССР», имея в виду в первую очередь украинцев и белорусов, и этим самым историки получили прямое указание выводить происхождение россиян из Киевской Руси. Таким образом советская историография вернулась к историческим стереотипам царской России. С тех пор в советской исторической науке постепенно создалось «убеждение, что прошлое можно конструировать на свой вкус и усмотрение, что исторической истиной является директива начальства»2.

Чтобы возвысить политический и общественный престиж россиян, в 1938 г. по заказу большевистских идеологов российский историк и компартийный функционер Борис Волин издал монографию «Великий русский народ». В ней впервые четко и однозначно был сформулирован тезис о миссионерской роли российского народа, на которого ориентироваться и с которого брать пример должны все народы СССР.

Вторая мировая война немного охладила шовинистические амбиции московских правителей, но после победы СССР они вспыхнули с новой силой. Компартийные идеологи требовали исторических трудов, в которых бы обосновывалась и развивалась сконструированная в Кремле концепция о приоритете россиян в истории восточных славян, о прямой связи Московского государства с Киевской Русью и о Москве как наследнице политического и культурного приобретения древнего Киева. Предложения на такой запрос не замешкались и полились бурным потоком. В корне переделали и учебники для школ и вузов.

В 1948 году появилась монография «Великий русский народ» известной общественной деятельницы и популярного в то время историка А. Панкратовой («первая женщина-академик среди русских историков»). Вскоре вышло и второе, дополненное издание этого труда тиражом в 100 тыс. экземпляров3. Как отмечено в аннотации, это — очерк «славной истории русского народа, который создал могущественное централизованное государство, самую передовую науку и культуру, военное искусство; ...показано ведущую роль великой русской нации в борьбе за свержение помещичье-капиталистического строя, в создании советского государства, в разгроме фашизма, в борьбе за победу коммунизма, за мир и демократию». Хотя в нем освещается роль Москвы «в собирании русских земель», претензий на древнекиевское наследие нет, Киев и Киевская Русь не упоминаются совсем. Этот пробел успешно заполнил ленинградский историк В. Мавродин.

Еще в 1946 г. вышла работа В. Мавродина «Древняя Русь (происхождение русского народа и образование Киевского государства)», в которой без надлежащей научной аргументации автор провозгласил, что «Киевская Русь — это начальный этап в развитии всех трех братских славянских народов Восточной Европы, имеющих одного предка —  русский народ киевских времен, древнерусскую народность» (с. 309).

Этот же тезис В. Мавродин повторил и в следующей работе: «Образование единого древнерусского государства» (1951 г.), где четко сказано, что «во времена Киевского государства восточнославянский мир сложился в единый русский народ, или, конкретизируя, в единую русскую народность» (с. 215). Это считалось очень позитивным фактом. А если так, то более поздний распад этой «русской народности» и возникновение вместо нее трех народов — россиян, украинцев и белорусов — можно рассматривать как досадный исторический зигзаг, как негативное явление, предопределенное злой волей монголо-татар, литовцев и поляков, которые разрушили общее восточнославянское государство и единый древнерусский народ. Поэтому любое объединение россиян, украинцев и белорусов в едином государстве должно приниматься ими как восстановление исторической справедливости, а стремление к самостоятельности расценивалось как антинародная реакционная прихоть4.

Концепция В. Мавродина была одобрена ЦК КПСС и официально провозглашена в «Тезисах ЦК КПСС к 300-летию воссоединения Украины с Россией», опубликованных в газете «Правда» за 30 января 1954 г. Непризнание предложенной руководителями компартии доктрины расценивалось как политическая незрелость, а ее критика приравнивалась к государственному преступлению. Такая ситуация продолжалась фактически вплоть до распада СССР, а сегодня еще в более нахальной форме возрождается в российских имперско-шовинистических кругах.

Конечно, все эти политические выкрутасы не имеют ничего общего с исторической правдой. А она общеизвестна, логична, проста и понятна. Ведь современная мировая славистика имеет в своем распоряжение надежные и апробированные методы исследования далекого прошлого, которые дали позитивные результаты, четко воспроизведя общественную и языковую историю древних славян и их потомков, среди которых и нынешние восточнославянские народы — украинцы, белорусы и россияне.

Как установлено научными исследованиями, славяне появились на исторической арене не раньше конца ІІІ тысячелетия до н. э., то есть приблизительно четыре тысячи лет назад. Об их ранней истории мы знаем очень мало, потому что с тех времен не сохранилось никаких достоверных и однозначно трактованных артефактов их материальной и духовной культуры, однако известно, что еще в начале н.э. они заселяли огромную территорию от Висло-Одерского бассейна и Южной Балтики на западе до Днепра на востоке и от Припяти на севере до Карпат и зоны степей на юге. Вне этого ареала нигде славян еще не было. Севернее Припяти и Десны жили Балты, а на северо-востоке, в частности и в бассейнах Оки и Волги, — финно-угорские племена.

Важно отметить еще и тот факт, что почти половину из своей 4-тысячной истории славяне прожили общей жизнью. Хотя славянская людность издавна состояла из многих племен, которые жили в разных природно-климатических условиях, имели определенные отличия в материальной и духовной культуре, но все-таки общего у них было намного больше, чем разнящего. Все они разговаривали на близкородственных диалектах со многими общими чертами, что дало ученым основание назвать их «праславянским языком».

Общеславянский (то есть праславянский) период длился до середины І тысячелетия н.э. Но еще в его начале наметилось разделение праславянской этноязыковой территории на две подгруппы — западную и восточную с разграничением их по Западному Бугу. В первых веках н.э. славяне перешли через Припять и стали заселять ареал современного Белорусского Полесья. Определенные миграционные процессы на север происходили и в бассейне Десны.

В V-VI ст. н.э. праславянская этноязыковая общность окончательно распалась, и в обеих ее подгруппах стали формироваться отдельные славянские этносы и их языки (в западной подгруппе — поляки, чехи, словаки, верхние и нижние лужичане, в восточной подгруппе — украинцы, белорусы и значительно позже россияне, а также сербы, болгары, македонцы, словены и др., которые во время так называемого Большого переселения народов в VI ст. н.э. эмигрировали на юг и заселили Балканский полуостров и смежные земли.

Следовательно, самые древние этногенетические процессы у восточных славян, начиная еще с праславянского периода, происходили в пределах современной Украины и полесской части Беларуси. Этот ареал еще издавна, во II—VI вв. н.э., выразительно разделялся на две части: Полесье заселяли славянские племена склавинов, а лесостепь — анты. От этих группировок берет начало становление украинцев как отдельного этноса.

Формирование украинского этноса с середины І тыс. н.э. обосновывается тем, что с этого времени наблюдается культурно-историческая непрерывность развития славянских племен в этом ареале (именно она считается определяющим показателем зарождения любого этноса со всеми его характерными признаками)5. Благодаря такой непрерывности сохраняется генетическая связь между отдельными фазами развития культуры и языка данного этнического организма в течение всей жизни.

Формирование украинцев как отдельного этноса с середины І тыс. н.э. соотносится с общими закономерностями этногенетического процесса в тогдашней Европе. Как отмечают исследователи, именно в это время, то есть после падения в 476 г. Западной Римской империи, когда общественно-политическая ситуация в Европе стабилизировалась, «прослеживается непрерывное развитие не только украинцев, но и других народов, расположенных в зоне непосредственного влияния Римской империи — французов, испанцев, англичан, немцев, румын, чехов, поляков и др.»6.

Следовательно, самостоятельная история украинцев началась синхронно с зарождением и формированием других европейских этносов. Вместе с формированием этноса появляется и его язык — часто до появления у него письменности и государственности. Так было и в истории украинцев.

В течение VI—VIII веков н.э. в результате экономической, культурной и языковой консолидации местных славянских племен образовывались их союзы, которые, в сущности, стали отдельными феодальными княжествами. Их было где-то 9—14: волыняне, древляне, поляне, северяне, дреговичи, уличи, тиверцы, белые хорваты и др. В результате их последующего объединения на рубеже VIII—IX веков возникло могучее государство Русь, которую историки XIX века назвали «Киевская Русь».


1 Ключевский В.О. Исторические портреты. — М., 1990. — С. 564.

2 Брайчевський М. Працюю незалежно від перспектив публікації // Хроніка 2000. — Вип. 17?18. ? С. 369.

3 Панкратова А. Великий русский народ. — М., 1948. — 191 с.; вид. 2-ге, доп. : М., 1952. — 260 с.

4 Историю появления концепции древнерусской народности см. в работе: Залізняк Л. Від склавинів до української нації. Вид. 2-ге, доповнене. ? К., 2004. — С. 85?94. 

5 Залізняк Л. Від склавинів до української нації. — С. 59?60.

6 Там же — С. 58.

Окончание читайте в следующем выпуске страницы «Украина Incognita»

Григорий ПИВТОРАК, академик НАН Украины
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments