Музыка - почти единственное, что еще не стало для людей яблоком раздора.
Рэй Чарльз, американский певец, музыкант, один из самых известных в мире исполнителей джаза

О «кривых зеркалах» российской истории

Вторая мировая война и Украина
19 сентября, 2014 - 10:04
ВЕТЕРАНЫ УПА С ПОЛНЫМ ОСНОВАНИЕМ ВЕРЯТ, ЧТО ИХ БОРЬБА БЫЛА СПРАВЕДЛИВОЙ, А ЖЕРТВЫ — НЕ НАПРАСНЫМИ / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Сегодня для российской государственной пропаганды слова «бандеровцы» и «украинцы» стали синонимами. По крайней мере, тех украинцев, которые говорят и пишут на украинском языке, иначе как бандеровцами в Кремле не называют. И с точки зрения Путина и его команды, на Донбассе сейчас сражаются не российские и украинские войска («колорадов» постепенно истребили и почти вывели из игры), а русскоязычные патриоты «Русского мира» и фашисты-бандеровцы. Такая картина сегодняшнего дня щедро подкрепляется историческими мифами.

Вот что говорит о Степане Бандере, например, популярная российская телеведущая: «Завербованный германской разведкой Абвер, на деньги немецкого командования, он будет создавать из бойцов ОУН отряды. Именно они составят костяк будущих карательных украинских батальонов «Роланд» и «Нахтигаль», устроивших массовые еврейские погромы во Львове и еще 26 городах по всей оккупированной фашистами  Украине. Это его бойцы будут стоять за пулеметами во время  расстрелов евреев в Бабьем Яру. Это «бандеровцы» устроят массовую резню на Волыни, жертвами которой станут десятки тысяч  поляков». (http://russia.tv/brand/show/brand_id/57921).

Правда тут только то, что бойцы УПА действительно устроили геноцид поляков на Волыни, что заслуживает безусловного осуждения.  Но справедливости ради надо сказать, что был и ответный польский геноцид украинцев. Наряду с не менее чем 60 тыс. поляков из числа мирного населения было уничтожено также около 15 тыс. украинцев из числа гражданских лиц. Эти этнические чистки были следствием давнего противостояния ОУН Польскому государству, но в данном случае УПА действовала не в союзе с немцами. Наоборот, местная полиция, из которой в начале 1943 года массово дезертировали украинцы, была пополнена поляками, искавшими у немцев защиты от оуновских «чисток». И, кстати сказать, подобные этнические чистки, к несчастью, были обычным делом после того, как ко власти в бывших колониях приходили национально-освободительные движения.

Что же касается дивизии СС «Галичина», то активисты ОУН вступали в нее главным образом для того, чтобы получить оружие. Во время окружения под Бродами большинство украинцев дезертировали из дивизии и присоединились к УПА. А заново сформированная дивизия «Галичина» участвовала в боях лишь несколько дней в конце апреля 1945-го, прикрывая свой отход в западные зоны оккупации Австрии.

Идеализировать ОУН, УПА и Бандеру не следует. Но точно так же нельзя их демонизировать, как это делает кремлевская пропаганда. Сторонники Бандеры в принципе не отличались от большинства национально-освободительных движений той эпохи. Эти движения не были белыми и пушистыми. Они выступали не за демократию, а за авторитарный режим во главе со своим лидером. И, как правило, они активно сотрудничали с державами Оси, хотя и не являлись их наемниками или марионетками. Так, «Свободные Офицеры» Гамаля Насера рассчитывали на помощь Германии и Италии, а первый президент Индонезии Сукарно — на помощь оккупировавшей страну Японии. Кстати сказать, с японцами сотрудничал и лидер вьетнамских коммунистов Хо Ши Мин. Однако никому из названных лидеров подобный коллаборационизм против держав-метрополий не ставится в вину. А вот украинским лидерам ставят в вину, да еще как.

И самый расхожий штамп обвинений в адрес Бандеры и его соратников — это их активное участие в гитлеровском «окончательно решении» еврейского вопроса и наличие антисемитизма в их программных установках. В действительности ни «Нахтигаль», ни «Роланд» к убийству евреев ни во Львове, ни в Киеве, ни в других городах и селах не имели никакого отношения. Можно вспомнить справку Второго управления КГБ от 16 ноября 1959 года, обнародованную в свое время СБУ, в которой говорится, как нужно готовить «лжесвидетелей злодеяний» батальона «Нахтигаль». Из Львова «Нахтигаль» убрали за несколько дней до начала еврейских погромов — чтобы не мешал арестовывать провозглашенное во Львове украинское правительство. «Роланд» же вообще не успел принять участие в боевых и действиях, и был расформирован вскоре после начала войны.

В Киеве за расстрел евреев в Бабьем Яру советские историки и публицисты возлагали ответственность на «бандеровцев» и конкретно на Киевский курень украинской вспомогательной полиции. Но, во-первых, в Киеве ОУН тогда была представлена не фракцией Бандеры, а враждебной ей фракцией Андрея Мельника. А, во-вторых, сам Киевский курень был сформирован только в октябре 1941 года, тогда как расстрел в Бабьем Яру случился 29 сентября. И в 1942 году в Бабьем Яру, как известно, были расстреляны 621 член Организации украинских националистов, выступавших за независимость Украины, в том числе поэтесса Елена Телига и ее коллеги по редакции газеты «Украинское слово».

После ареста Бандеры 5 июля 1941 года в Кракове, возглавляемая им фракция ОУН прекратила сотрудничество с нацистами на организационном уровне. Один из руководителей Абвера генерал Пауль Леверкюн после войны писал об упущенных возможностях сотрудничества с украинскими националистами: «Этот батальон, созданный Абвером-2 (2-м отделом, отвечавшим за разведывательно-диверсионную деятельность в тылу противника. — Б. С.), к сожалению, очень плохо оснащенный, был назван для маскировки «Нахтигаль» (Соловей), потому что он имел хор, который мог бы поспорить с лучшими, получившими международную известность, казачьими хорами. Он вошел в состав полка «Бранденбург» (солдаты и офицеры которого подчинялись Абверу и предназначались для разведывательно-диверсионной деятельности. — Б. С.), где уже был один батальон, и 22 июня 1941 года вступил на территорию Советского Союза. В боях за Львов разведчики батальона установили, что во Львове производятся массовые расстрелы украинских националистов, и побудили командиров обоих батальонов вступить во Львов в ночь с 29 на 30 июня 1941 года, за 7 часов до установленного срока наступления 1-й горнострелковой дивизии. В этом деле особенно отличился украинский батальон. Украинское командование батальона заняло радиостанцию Львова и передало в эфир прокламацию о создании свободной, самостоятельной Западной Украины. Вскоре последовал резкий протест ведомства Розенберга (министерства по делам восточных территорий. — Б. С.), и при дальнейшем продвижении на Украину, когда батальон особо отличился в боях за Винницу, происходило постепенное изменение настроения его солдат и офицеров. Только что созданное Восточное министерство изъяло Западную Украину... из украинского государства, создание которого планировалось украинским командованием, и включило эту область с особо надежным населением в состав генерал-губернаторства, т. е. остатков польского государства. В результате этого украинский батальон, который во Львове у десятков тысяч освобожденных западных украинцев зажег готовность к борьбе, стал ненадежным, в нем начались бунты, и его вынуждены были распустить. Здесь была упущена большая возможность. Капитан Оберлендер в то время попытался добиться аудиенции у Гитлера, и он добрался-таки до Гитлера. Гитлер прервал его доклад об Украине и сказал: «Вы в этом ничего не понимаете. Россия — это наша Африка, русские — это наши негры». Оберлендер позднее сказал командиру «Бранденбурга»: «С эти мнением Гитлера война проиграна»».

СТЕПАН БАНДЕРА. НИ К КОМУ ДРУГОМУ НЕ ИСПЫТЫВАЛИ ТАКОЙ ЛЮТОЙ НЕНАВИСТИ ВЧЕРАШНИЕ СОВЕТСКИЕ И НЫНЕШНИЕ КРЕМЛЕВСКИЕ ИДЕОЛОГИ, И ЭТО — ВОВСЕ НЕ СЛУЧАЙНО

 

Бандера и бойцы «Нахтигаля» рассматривали себя как союзников Германии, но Гитлер рассматривал Украину как свою колонию, а не как будущее независимое государство. Тем не менее, вплоть до конца 1942 года, пока сохранялись шансы на победу Германии, руководители ОУН допускали участие членов организации в немецкой оккупационной администрации на Украине и в полицейских формированиях, но при условии, чтобы они вели борьбу только против советских и польских партизан, а не против мирного населения. Немало оуновцев, в том числе из числа полицейских и служащих оккупационной администрации, были репрессированы немцами за публичное проявление украинского национализма.

Фракцией Бандеры была создана Украинская Повстанческая армия, которая должна была бороться против немцев, поляков и Советов. В реальности с немецкой армией УПА пришлось столкнуться только при отступлении немцев с Западной Украины в 1944 году, когда были совершены нападения на отдельные немецкие части с целью захвата оружия и боеприпасов. До этого борьба велась против советских и польских партизан и сотрудников оккупационной администрации, откуда члены ОУН ушли. В листовке, выпущенной УПА, утверждалось, что украинские повстанцы борются «за новый, справедливый лад и порядок в Украине, без господ, помещиков, капиталистов и большевистских комиссаров. За новый справедливый международный лад и порядок в мире, обеспечивающий права и независимость каждого народа. Против немецких и московских захватчиков, которые стремятся покорить и поработить украинский народ».

В постановлении III Чрезвычайного большого сбора Организации Украинских Националистов 3 августа 1943 года утверждалось: «Сам факт существования СССР представлял и представляет реальную угрозу возврата большевистского режима на Украине. Преследуя официально только отдельные слои населения, московско-большевистский режим создает для остального народа фикцию мирной и спокойной жизни и обманчивой перспективой счастья и пожеланий на будущее. Большевистская оккупационная система, в противовес немецкой, задерживает политическую активизацию целых масс и создание единого фронта всех народных сил. Характерно при этом то, что политическое наступление немецкого гитлеризма и московского большевизма на украинской территории не ликвидировали себя во взаимном ударе и даже не нейтрализовались. Продвигаясь отдельно и преследуя свои цели, они пополнялись и облегчали свою работу. Часть слабого элемента, испуганная большевистским поворотом, видела спасение в немецкой силе; другая часть, битая беспощадно немецким колониальным сапогом, избирала, по своему мнению, меньшее горе, т. е. ожидая спасения от большевиков. Когда на Украине, как и в других странах, часть народа и сегодня ориентируется на большевиков, то это в значительной степени заслуга немецкой колониальной системы». ОУН делала ставку на взаимное истощение сил СССР и Германии и переориентировалась на сотрудничество с США и Англией. Последнее осталось декларацией. Никаких связей с западными союзниками «бандеровцы» до конца войны при всем желании не могли установить, тем более что они воевали также и против польской Армии Крайовой.

Все сказанное выше не означает, что в расстрелах евреев не участвовали украинцы и даже бывшие члены ОУН, поступившие в германскую вспомогательную полицию или в айнзатцгруппы СД, но делали это они не в качестве членов подконтрольных ОУН и УПА структур. И точно также в «окончательном решении» участвовали отдельные советские партизаны, не говоря уже о царившем в советских партизанских  отрядах антисемитизме. Начальники Особых отделов в партизанских отрядах изобрели целую теорию, согласно которой гестапо специально засылало агентов-евреев в расчете, что никто не подумает, что они являются немецкими агентами. Несчастных регулярно заставляли признаться в этом, а потом отстреливали. 10 августа 1943 года командир Осиповичского партизанского соединения Королев докладывал в Москву: «В последнее время гестапо использует евреев в целях шпионажа. Так, при Минском и Борисовском гестапо были открыты 9-месячные курсы для евреев. Шпионы рассылались по квартирам в городе и засылались в партизанские отряды, последние снабжались отравляющими веществами для отравления партизан и командиров. В Минской зоне был разоблачен целый ряд таких шпионов». И подобные донесения приходили из партизанских отрядов не только в Белоруссии, но и на Украине, в Крыму, на Брянщине и в других регионах. Евреев-шпионов регулярно отлавливали, заставляли признаться в том, что они — агенты гестапо и расстреливали. При этом никто не задавался вопросом, как может гестапо использовать в качестве своих агентов людей, для которых возвращение на немецкую сторону представляло гораздо больший риск, чем если бы они остались в рядах партизан.

А бывший командир партизанского отряда НКВД имени Берия, действовавшего в Белоруссии, Кирилл Орловский вспоминал: «Организовал я отряд имени Кирова исключительно из евреев, убежавших от гитлеровского расстрела. Я знал, что передо мной стоят невероятные трудности, но я не боялся этих трудностей, пошел на это лишь только потому, что все окружающие нас партизанские отряды и партизанские соединения Барановичской и Пинской областей отказывались от этих людей. Были случаи убийства их. Например, «партизаны»-антисемиты отряда Цыганкова убили 11 человек евреев, крестьяне деревни Раджаловичи Пинской области убили 17 человек евреев, «партизаны» отряда им. Щорса убили 7 человек евреев.

Когда я впервые прибыл к этим людям, то застал их невооруженными, босыми и голодными. Они заявили мне: «Мы хотим мстить Гитлеру, но не имеем возможности».

После этого я не жалел ни своих сил, ни времени для того, чтобы научить этих людей тактике партизанской борьбы с нашим общим заклятым врагом. И я должен сказать, что затраченная мною энергия не пропала даром. Казалось бы, совершенно неспособные к вооруженной борьбе, бывшие спекулянты, мелкие торговцы, ремесленники и др. — эти люди, желая мстить немецким извергам за пролитую народную кровь, под моим руководством за 2,5 месяца провели не менее 15 боевых операций, повседневно уничтожали телеграфно-телефонную связь противника, убивали гитлеровцев, полицейских и предателей нашей родины. Постепенно они стали не только дисциплинированными, но и смелыми, как в проведении диверсий, так и при ночных переходах из одного района в другой».

Чувствуется, что и сам Кирилл Прокофьевич Орловский, кстати сказать, прототип героя Михаила Ульянова в фильме «Председатель», тоже был не чужд антисемитизма, раз евреи для него прежде всего были «спекулянты, совершенно неспособные к вооруженной борьбе».

Но ведь никому в голову не придет на основании этих фактов сделать ответственным за холокост советский Центральный штаб партизанского движения.

Публицист Марлен Кораллов, бывший узник Кенгирского лагеря, вспоминал, что «одним из руководителей восстания был Келлер. Не Михаил, как утвердилось в Кенгире, а Герш Иосифович, родившийся в Славском районе Дрогобычской области, в селе Аненберг, в 1924 году. Келлер — еврей, партизанивший в отрядах ОУН, начальный срок получил он 8 октября 1944-го. Вновь пишу о Келлере не из упрямства. В версию автора «Архипелага» не укладывалось, что Келлер по кличке «Жид» возглавлял оборону Кенгира. Что именно он вместе с уроженцем села Борки Шацкого района Рязанской области Энгельсом Ивановичем Слученковым — лагерное имя «Глеб» — был истинным руководителем восстания». Здесь самое интересное то, что еврей Келлер не только сражался в рядах УПА и в качестве «бандеровца»  получил свои 25 лет лагерей. Гораздо важнее, что в Кенгире Келлер не просто был одним из главных руководителей знаменитого восстания, подавленного с помощью танков, но и в штабе восстания был представителем от «бандеровцев» — бывших бойцов УПА и сочувствующих им. Значит, сторонники Бандеры ни в коем случае не были антисемитами по убеждению, и преследовали только тех евреев, которые являлись сторонниками советских коммунистов. Невозможно представить себе, чтобы заключенные в советском лагере германские эсэсовцы выбрали бы своим представителем еврея.

Путин не раз утверждал, что Украина в Великой Отечественной войне, так сказать, «сачковала», и основную тяжесть борьбы с Германией вынесли Россия и русские. Он опирался на данные официального российского справочника о потерях в Великой Отечественной войне «Гриф секретности снят», насквозь фальсифицированного. Там утверждается, что в РСФСР было централизованным образом призвано, с учетом служивших в армии до войны, 22,2%, в Закавказье, республиках Средней Азии и Казахстане этот показатель превышал 18%, тогда как в Белоруссии составил 11,7%, а на Украине — 12,2%.  И это действительно так. Но составители сборника, а вслед за ними и президент России забыли, что территория Украины и Белоруссии были полностью оккупированы немцами, и поэтому значительная часть мужчин после возвращения Красной армии была мобилизована непосредственно в части, а  эти люди, которых были миллионы, нигде централизованно не учитывались. Общее число мобилизованных за пределами официальной цифры централизованного призыва в 34 476,7 тыс. человек я оцениваю в пределах от 10,5 до 12,2 млн человек. Это — люди, призванные непосредственно в воинские части или в ополчение. А с добавлением 500 тыс. призывников, будто бы неприбывших в свои части, общее число мобилизованных составит от 45,5 до 47,7 млн человек, из которых 35,4 млн человек были призваны в централизованном порядке. Если вычесть отсюда 3,6 млн человек, откомандированных для работы в промышленности и в формирования других ведомств (хотя это число представляется нам завышенным), чистый призыв составит от 41,9 до 43,1 млн человек, а в среднем около 42,5 млн человек. Это вполне соответствует нашей оценке в 26,9 млн погибших и умерших в 1941—1945 годах советских военнослужащих. Число жителей Украины, призванных непосредственно в части или в ополчение, оценивается мной в 10% от общей численности населения Украины, или в 4,14 млн человек. А общее число мобилизованных в Украине в Красную армию — в 9,2 млн человек. По моей оценке, общие потери СССР в Великой Отечественной войне составили от 40,1 до 40,9 млн человек убитыми и умершими. Из этого числа 26,9 млн человек падает на Красную армию.

С учетом того, что население Украины накануне Великой Отечественной войны составляло 21,3% от всего населения СССР, можно предположить, что в рядах Красной Армии и в германском плену погибло примерно 5,7 млн жителей Украины. А число жертв среди мирного населения можно оценить в 2,8—3,0 млн человек. Сюда входят также бойцы УПА, погибшие в схватках с Красной армией и немцами до конца войны. Между прочим, многие солдаты Украинской Повстанческой армии были мобилизованы в Красную армию в последний год войны, а после ее окончания вновь вернулись в Карпаты и продолжили борьбу против советских войск. Так что некоторые «бандеровцы» внесли свой вклад в победу над Гитлером, воюя с немцами не только в рядах УПА, но и в Красной армии.

Борис СОКОЛОВ, историк, публицист, Москва
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments