Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Тот, кто открыл украинскую Москву

Владимиру Мельниченко — 70
25 февраля, 2016 - 15:32
МОСКОВСКИЙ СТАРЫЙ АРБАТ (ФОТО) ТЕСНО СВЯЗАН С РАЗЛИЧНЫМИ ЭПИЗОДАМИ ЖИЗНИ ТАКИХ ВЫДАЮЩИХСЯ УКРАИНЦЕВ, КАК ТАРАС ШЕВЧЕНКО, НИКОЛАЙ ГОГОЛЬ, МИХАИЛ МАКСИМОВИЧ, МИХАИЛ ГРУШЕВСКИЙ, СИМОН ПЕТЛЮРА... / ФОТО С САЙТА RUTRAVEL.NET

Уже восьмой месяц подряд Национальный культурный центр Украины в Москве — без руководителя. Не так-то просто найти достойную замену Владимиру Мельниченко, который за несколько десятилетий работы и проживания в Москве настолько хорошо изучил действие механизмов власти российской столицы в частности и государственного функционирования самой России в целом, что новому человеку, новому руководителю, который прибудет из Украины на эту должность, особенно в период продолжающейся агрессии России против Украины, придется очень долго и вряд ли успешно преодолевать сложную науку сотрудничества с российской властью.

Мое, более того, наше, украинское, сожаление по поводу увольнения Владимира Мельниченко усиливается еще и тем, что выдающийся историк, доктор исторических наук, лауреат Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, автор более сорока книг не будет иметь возможности в дальнейшем так интенсивно исследовать московские архивы с целью открытия неизвестных страниц украинского присутствия в Москве.

— Моя московская украиника началась с Арбата, — признался Владимир Ефимович, когда мы рассматривали фасад дома №9 на Арбате, на котором развевались на ветру два украинских флага. — Меня заинтересовал и сам дом, и земельный участок, на котором он появился, соседние здания... И я начал «копать» в архивах.

Владимир Мельниченко докопался-узнал, что в этом легендарном доме бывали Лев Толстой и Антон Чехов, Владимир Маяковский и Сергей Есенин, Андрей Белый и Борис Пастернак... Исследовал историю строительства этого оригинального архитектурного сооружения и занялся изучением прошлых и нынешних времен самого Арбата. От первого упоминания названия «Арбат» в летописях, появления возле Арбатских ворот выпускника Острожской академии, гетмана Войска Запорожского Петра Сагайдачного с 20-тысячным казацким войском, описания Арбатского дворца гетмана Кирилла Розумовского до подробного рассказа о выдающихся украинцах на Арбате — Николае Гоголе, Тарасе Шевченко, Михаиле Щепкине, Михаиле Максимовиче, Иосифе Бодянском, Михаиле Грушевском, Симоне Петлюре, Владимире Винниченко... Одно за другим появляются фундаментальные исследования Владимира Мельниченко, кстати, опубликованные в Москве на украинском языке, посвященные великим украинцам. Это — «Україна на Арбаті, 9», «Прапор України на Арбаті», «Тарас Шевченко і Михайло Грушевський на Старому Арбаті», «Українська душа Москви (Михаил Максимович, Михаил Щепкин, Иосиф Бодянский, Николай Гоголь»), «Гоголівська Москва»...

Придумал для своих исследований, базированных на богатейшей родниково-архивной основе, оригинальный жанр — авторская энциклопедия-хроноскоп. Таких авторских энциклопедий-хроноскопов появилось уже несколько: «Арбат очима українця», «Гоголівська Москва», «Москва Михайла Грушевського», «Шевченківська Москва». Кстати, не c поиска ли дома, в котором Михаил Грушевский проживал с женой и дочкой по возвращении в сентябре 1916 года из ссылки, началась московская украиника Владимира Мельниченко.

Я благодаря Владимиру Мельниченко побывал в квартире по адресу, который Михаил Сергеевич указал в письме к Сергею Ефремову 26 сентября 1916 года: «Арбат, 55, кв. 4 (угол Денежного)». Из этой квартиры политический ссыльный Михаил Грушевский, избранный заочно председателем парламента Украинской Народной Республики, в марте в 1917 г. отправился из Москвы в Киев.

Историк обнаружил не только адреса проживания в Москве Михаила Грушевского в каждый из трех периодов его пребывания в этом городе, но и исследовал круг его знакомств, места встреч и общений с «московскими украинцами», определил, где и в каких московских архивах и библиотеках работал ученый, уточнил адреса таких интеллектуальных центров украинства, как редакции журналов «Украинская жизнь», «Промінь»...

Владимир Мельниченко неоднократно обращался с ходатайством к правительству Москвы о мемориальном увековечении памяти выдающихся украинских деятелей культуры и искусства, активных участников украинской интеллектуальной и политической жизни в Москве. Прежде всего В.Мельниченко предлагал установить в Москве памятник Тарасу Шевченко и Михаилу Щепкину, открыть мемориальную доску, посвященную Тарасу Шевченко, на здании Российской академии живописи, скульптуры и архитектуры по улице Мясницкой, 21, в котором поэт-художник дважды бывал в марте в 1858 г. Некоторые инициативы генерального директора Культурного центра Украины таки были реализованы. Владимир Ефимович нашел дом, в котором вынужден был жить Михаил Грушевский после своего ареста 23 марта 1931 года, допросов и издевательств в Харькове, переезда в Москву и категорического отказа от своих «признаний» о существовании подпольной организации «Украинский национальный центр». 22 августа 2003 г. была открыта мемориальная доска на этом доме 3/2 по улице Погодинской, в котором проживал выдающийся ученый и политический деятель вместе с женой и дочкой до отъезда на лечение в Кисловодск, где он преждевременно скончался 24 ноября 1934 года.

Украинское духовное, культурное и интеллектуальное присутствие в Москве особенно аргументировано обозначено Владимиром Мельниченко исследованием жизни и деятельности таких «московских украинцев», как Михаил Максимович, Иосиф Бодянский, Михаил Щепкин. До сих пор никто так скрупулезно и всесторонне не интересовался «трудами и днями» этих сознательных украинских деятелей в Москве, их ролью и значением в интеллектуальной жизни первопрестольного города. Ученый с максимальной полнотой собрал и осмыслил найденные им материалы, которые касаются пребывания и деятельности в Москве прежде всего Тараса Шевченко, Николая Гоголя, Михаила Максимовича, Иосифа Бодянского, Михаила Щепкина, Михаила Грушевского, их связей, контактов с московскими литераторами, учеными, общественными деятелями, профессорами Московского университета, московскими славянофилами. Важно и то, что Владимир Мельниченко впервые по документальным историям воспроизвел конкретный историко-культурный контекст и живую атмосферу, которая окружала и Шевченко, и Гоголя, и Грушевского, и «московских украинцев» в Москве. Исследователь собрал фактически энциклопедическую информацию о российской столице всего девятнадцатого столетия с экскурсами в века предыдущие с углубленным «заглядыванием» в век двадцатый. С особой скрупулезностью историк описал одну из самых знаменитых улиц России — Арбат. Старый и новый Арбат настолько подробно исследован Владимиром Мельниченко, что невольно начинаешь удивляться, откуда у него такая невероятная настойчивость в подборе в архивах разного рода документальных свидетельств, такая скрупулезность в познании деталей, фактов, событий, имен и названий...

Поле исследований ученый расширил на весь Арбатский ареал — на выявление и обнародование информации обо всех домах этого «Арбатского мира», а также более 70 храмов, 110 улиц, переулков и площадей. Везде Владимир Мельниченко искал украинский след.

Вспоминаю, как мы вдвоем, символично ступая в следы Тараса Шевченко и Михаила Щепкина, «обходили по крайней мере четверть Москвы» (Шевченко) — повторили их пешую прогулку ради того, чтобы возродить в воображении этот мартовский день 1858 года, когда приятели-земляки не спеша шествовали по улицам Москвы, по пути посетили книжный магазин сына Михаила Щепкина — Николая, осмотрели храм Христа Спасителя, строительство которого еще продолжалось, хотя Шевченко не воспринял показного величества и официально ритуальной помпезности этого, по его же словам, «очень неудачного огромного творения».

Владимир Мельниченко сверил каждую улицу и переулок, название, каждую деталь, каждое имя в дневниковых записях Шевченко, как говорят, на местности и создал своеобразный путеводитель-справочник пребывания Тараса Шевченко в Москве. Ученый понимал, что эту исследовательскую работу в России не сделают, да и надеяться на объективное изложение российскими исследователями места, роли и значения украинцев в московской истории не приходилось. Мельниченко убедился, исследуя москвоведческую литературу, в частности, путеводители по Москве и справочники, указатели и таблицы, монографические и мемуарные труды российских деятелей культуры, литературы и искусства в том, что Шевченко почти полностью отсутствует в современном москвоведении. Ничего странного в этом нет, потому что Тарас Григорьевич, который напишет в феврале 1844 г. в Москве одно-единственное стихотворение «Чигрине, Чигрине...» с его «За що скородили списами московські ребра??», в этом первопрестольном городе остро почувствовал уничтожение и унижение Москвой фактически столицы Украины — гетманской резиденции Чигирина, а следовательно, вину имперской России в бездержавности Украины.

Благодаря пану Мельниченко, этому неимоверно трудолюбивому и продуктивному ученому, значительно углубились наши знания и представления об украинском культурном, духовном, научном присутствии в России, в первую очередь — в Москве, о глубоком историческом укоренении украинских культурных ресурсов в российской культуре. И здесь, дома, в Киеве, Владимир Мельниченко не сидит сложа руки. Опубликовал несколько шевченковедческих статей, углубил исследования похода гетмана Петра Сагайдачного на Москву, в который раз перечитывает комментарии к «Дневнику» Тараса Шевченко и молитвой подбадривает свой дух словами Кобзаря: «Но, братія, не вдавайтесь в тугу, а молітесь Богу і работайте разумно, в ім’я матері нашої України безталанної. Амінь».

Микола ЖУЛИНСЬКИЙ, академік НАН України
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments