Не жди никогда удобного времени – твоё молчание может стать позором!
Дмитрий Павлычко, украинский поэт, переводчик, литературный критик

Трагедия утраченных шансов

Крым-1918: украинские и крымскотатарские сюжеты
18 апреля, 2014 - 11:08
ВОТ ТАК ПРОИСХОДИЛА ДЕПОРТАЦИЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА... ЭТА ТРАГЕДИЯ, КРОМЕ ВСЕГО ПРОЧЕГО, ЯВИЛАСЬ СЛЕДСТВИЕМ ЖЕСТОКОГО ПОДАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННИЧЕСКИХ УСТРЕМЛЕНИЙ КРЫМСКИХ ТАТАР В 1918—1920 ГГ. / ФОТО С САЙТА LEMUR59.RU

«Пьяный Никита Хрущев подарил российский Крым Украине! — так в эти дни кричат, прямо захлебываются, российские масс-медиа. — А мы его вернули, возобновили историческую справедливость. Крым всегда был и будет российским, к Украине его никогда ничего не притягивало!»

Вот интересно: за что россияне в своем большинстве любят Сталина и ненавидят Хрущева? Это же очевидная массовая патология: уважать грубого диктатора, при котором простонародье жило в бедности и голоде, ежедневно рискуя попасть в ГУЛАГ и не вернуться оттуда, — и презирать политика, который осмелился ликвидировать ГУЛАГ (хотя лагеря для «политических» и остались, но масштаб был вовсе не тот), дать дышать колхозникам и развернуть грандиозное жилищное строительство. Но речь сейчас не о патологиях российского массового сознания. Речь об определенных исторических сюжетах, которые доказывают вовсе не случайную связь Украины и Крыма.

...Итак, ІІІ универсал Центральной Рады осенью 1917 года, как известно, провозгласил Украинскую Народную Республику в этнографических пределах Украины без Крыма (в УНР вошла только континентальная часть Таврической губернии, составной частью которой был Крымский полуостров). Это решение выглядело очень романтичным, — мол, нам чужого не надо, — но не слишком логичным, ведь украинцы, хотя и уступали в числе россиянам, но вместе с ними и татарами составляли три крупнейшие этнические группы на полуострове. Это первое. А второе — Крым на протяжении веков развивался как единое экономическое целое именно с материковой Украиной, которая, в свою очередь, составляла в пределах Российской империи определенную целостную экономическую подсистему. Кто в свое время учил историю КПСС, должен помнить большой список концернов, корпораций и объединений, составной частью названия которых было слово «юг»; речь о тех крупных капиталистах, интересы которых объективно были связаны преимущественно с украинскими землями и так же объективно расходились с интересами промышленников Центральной России, Урала и Балтийского региона. В-третьих, Крым — это Черноморский флот и военные части бывшей царской армии. Но убежденные пацифисты, которые в то время возглавляли не только Центральную Раду, но и ее военное ведомство, не считали нужным хоть как-то помочь многочисленным украинским организациям на полуострове и на флоте и массовому стремлению большого числа воинов-украинцев (от адмиралов до рядовых матросов и солдат) к тому, чтобы связать Крым с Украиной в военно-политическом смысле.

А еще Крым — это крымские татары, народ, исторические отношения которого с украинцами были сложными, но не априори враждебными, как пытались доказать после Второй мировой войны продажные советские литераторы, историки и пропагандисты.

Следовательно, в апреле 1917 г. в Симферополе был созван Съезд мусульман Крыма, который избрал Мусульманский исполнительный комитет. Его возглавил только что назначенный этим же съездом на должность муфтия 32-летний богослов, юрист и публицист, автор крымскотатарского национального гимна «Я поклялся» Нуман Челебиджихан (который еще выступал под именем Челеби Челебиев).

Российское Временное правительство было вынуждено признать Мусисполком органом национально-культурной автономии крымских татар. Но де-факто в сферу его деятельности на протяжении нескольких месяцев перешли все крымскотатарские дела — политическая деятельность, культура, религиозные дела, экономика, налоги. Исполком имел во всех уездных городах подчиненные местные мусульманские комитеты, а в селах — уполномоченных и сельские комитеты. Фактически на протяжении нескольких месяцев была выстроена вертикаль власти.

На первом этапе революции крымскотатарские политики требовали только национально-культурной автономии в составе демократической России. Но уже в июле 1917 года зашла речь о созыве парламента и провозглашении в Крыму народной республики. Так же, как Центральная Рада добивалась украинизации войск, где преобладали украинцы, Мусисполком стал пытаться подчинить себе части, в которых служили главным образом крымские татары. Он сформировал в Симферополе крымскотатарский батальон и добился возвращения с фронта в Крым нескольких татарских военных частей. За эти действия Нуман Челебиджихан был летом 1917 года арестован Временным правительством, однако в его поддержку выступили не только татары, но и украинцы, и другие национальные группы полуострова, поэтому через несколько дней главу Мусисполкома освободили, только повысив его популярность.

События осени 1917 года привели к тому, что идея перестройки демократической федерации начала терять свою привлекательность для большинства национальных движений на территории бывшей Российской империи. Не стало исключением и движение крымских татар. 15 октября Съезд представителей крымскотатарских организаций постановил: созвать Курултай, то есть крымскотатарский парламент. Он должен был стать высшим национальным органом власти и явочным путем решить вопрос об автономии Крыма. Михаил Грушевский от имени Центральной Рады выразил полную поддержку стремлениям крымских татар к государственной автономии и обещал содействие со стороны украинских сил. «На флаге татарской интеллигенции, которая вышла на арену общественно-политической деятельности, красуется, прежде всего, лозунг «самоопределение народностей», в борьбе за достижение которого татарская интеллигенция, татарская демократия не может и не должна остановиться ни перед какими жертвами. Пробуждение национального самосознания — вот сила, которая и подбадривает, и окрыляет нас в нашей борьбе», — так говорил на Съезде поэт и врач Амет Озенбашлы.

Выборы в Курултай состоялись 17 ноября 1917 года в пяти избирательных округах Крыма. Согласно избирательному закону, принятому Мусисполкомом, право голоса имели мужчины и женщины, которым на день выборов исполнилось 20 лет. Были избраны 76 депутатов, из них четыре женщины. Замечу, что речь шла о первом среди исламских народов примере реализации избирательных прав для женщин; сегодня этих прав женщины не имеют в ряде мусульманских государств. И вообще — в США женщины получили полные избирательные права только в 1920 году...

Заседания Курултая начались 8 декабря в Бахчисарае. Его председателем был избран писатель Асан Сабри Айвазов. А 13 декабря Курултай провозгласил Крымскую Народную Республику. Это была первая в мире тюркская республика; скажем, Турецкая Республика была провозглашена шестью годами позже. Работали депутаты быстро и согласованно: 14 декабря Курултай утвердил символику Крымской Народной Республики и принял «Крымскотатарские основные законы» — собственно, первую Конституцию Крыма. Она предусматривала реализацию крымскотатарским народом права каждого народа на национальное самоопределение и самоуправление через создание парламента, избранного в ходе свободных, прямых, равных выборов путем тайного голосования. Конституция упразднила звания и станы и провозгласила равенство всех граждан независимо от их национальности или веры и равноправие женщин и мужчин. 18 декабря Курултай сформировал национальное правительство — Директорию — в составе пяти директоров (министров) во главе с Нуманом Челебиджиханом, который возглавил и управление юстиции. Директорию сразу признала Центральная Рада, а Директория осудила агрессию советской России против УНР.

Петроградский Совнарком не признал ни Крымскую Народную Республику, ни ее Директорию. По его указанию крымские большевики в ночь на 16 декабря захватили Севастополь и — «от имени советской власти» немедленно разогнали там... Совет рабочих, матросских и солдатских депутатов. Зато был создан военно-революционный комитет, под руководством которого красные отряды начали наступление на другие города Крыма.

Для обороны полуострова от большевиков Директория и Совет народных представителей, который объединил все национальные общины Крыма, 19 декабря создали в Симферополе объединенный Крымский штаб. В течение января крымскотатарские полки, а также украинские и российские отряды дрались против большевиков, которые имели лучшее вооружение и преобладали их численно. Нуман Челебиджихан, пытавшийся договориться с большевиками о прекращении боевых действий, был во время переговоров в Симферополе арестован, перевезен самолетом в тюрьму в Севастополе и там 23 февраля 1918 года расстрелян. В результате в конце зимы большевики захватили весь Крым, объявили о роспуске Курултая и Совета народных представителей и устроили на полуострове массовый террор, который сопровождался погромами татарских поселков и уничтожением в Ялте, Феодосии, Евпатории местной интеллигенции.

Однако большевикам не удалось поставить под свой контроль Черноморский флот, который в своем большинстве предпочитал оставаться нейтральным. При этом часть кораблей еще с осени 1917 года стояла в порту Севастополя под красными, а часть — под сине-желтыми знаменами. Вполне вероятно, что в случае, если бы правительство Центральной Рады проявило большую заинтересованность судьбой флота, события в начале 1918 года развивались бы иначе, но политика УНР относительно Крыма и флота, как и относительно многого другого, не отличалась последовательностью: отказавшись от включения полуострова в состав Украины, тем не менее киевское правительство с большим опозданием задекларировало взятие под свою опеку Черноморского флота, хотя и сделало это только тогда, когда большевики уже доминировали в Крыму.

Но уже в апреле большевистская власть в Крыму упала под ударами Запорожского корпуса армии УНР под командованием полковника Петра Болбочана, которому помогали крымскотатарские повстанцы. Как вспоминал участник этого похода прапорщик Монкевич, украинских военных местное население встречало радушно, искренне, радостно. Но немецкие войска заставили Киев дать приказ запорожцам Болбочана покинуть полуостров.

Отход Болбочана из Крыма, даже больше — откровенно запоздалый приход туда украинской армии, был не единственной ошибкой Киева. Был проигнорирован большой исторический опыт украинско-татарского союза, который давал плодотворные примеры со времен Богдана Хмельницкого и до Пылыпа Орлыка. Поэтому в 1917-ом и в начале 1918-го Киев только на словах поддерживал крымских татар, с другой стороны, среди крымскотатарских политиков не было достаточной информации о целях украинского национального движения.

Гетман Скоропадский, который 29 апреля 1918 года пришел в Украине к власти, тоже не отличался слишком последовательной политикой относительно Крыма. Вместе с тем, как уже было сказано, на самом полуострове были представлены достаточно мощные проукраинские силы, не получавшие реальной поддержки из Киева ни в 1917 году, ни 1918-ом — по крайней мере до лета. Между тем в июне 1918 года кайзеровская Германия, войска которой контролировали полуостров, ставит к власти в Симферополе очень неблагосклонное сначала к Украине краевое правительство генерала Сулькевича, а в следующем месяце гетман Скоропадский начинает экономическую блокаду полуострова.

Кто же такой Сулькевич, и как развивались дальше события? В мае 1918 года в освобожденном Болбочаном Бахчисарае уцелевшие депутаты во главе с Сабри Айвазовым собрали Курултай; Джафер Сейдамет 18 мая возглавил правительство. Но теперь его власть касалась только некоторых вопросов крымскотатарской жизни. А в июне только что созданное Крымское краевое правительство возглавил прежний генерал-лейтенант российской армии Сулейман Сулькевич. 18 июня правительство Сулькевича выступило с декларацией, в которой провозгласило свою главную задачу: «Сохранение самостоятельности Крымского полуострова вплоть до выяснения его международного положения и возобновления законности и порядка».

Одновременно, по словам гетмана Павла Скоропадского, «часть населения Крыма искренне выражала желание самой тесной связи с Украиной, считая, что любая другая комбинация гиблая и для Крыма, и для нас». Вскоре пророссийская позиция власти Крыма привела к его конфликту с правительством Скоропадского. Ведь Сулькевич даже настаивал на том, чтобы киевские правительственные чиновники переписывались с его правительством только на русском языке.

Собственно, на полуострове сложилась парадоксальная ситуация. Сам генерал Сулькевич, который сделал карьеру в императорской армии, был по происхождению татарин, но не крымский, а литовский. При этом он не был ожесточенным украинофобом — скорее, он был эдаким романтиком, лишенным государственного опыта, который на начальном этапе своей политической карьеры считал возможным фактическое «усамостийнення» Крыма при ориентации на какую-то абстрактную, «хорошую», «демократическую» Россию, которой тогда, собственно, и не было, и быть не могло.

Но безоглядная романтика, возможно, годится тогда, когда ведешь кавалерийскую дивизию в сабельную атаку. А в государственно-политических и политико-экономических отношениях она нередко вылезает боком.

Поэтому конфликт между Симферополем и Киевом летом 1918 года все заострялся и заострялся, и, наконец, Совет Министров Украинского государства ввел эмбарго на все товары, которые ввозились из Украины в Крым. Исключение составляли только прямые поставки для немецкой армии. Вызванный этим кризис экономики полуострова и давление со стороны крымских предпринимателей (среди которых этнических украинцев были единицы) заставили правительство Сулькевича начать в сентябре 1918 года переговоры с Киевом. А уже в октябре между крымским и украинским правительствами было заключено предварительное соглашение, которое предусматривало вхождение Крыма в состав Украинского государства на правах автономии с собственными парламентом, правительством и вооруженными формированиями. Членом украинского правительства должен был стать постоянный госсекретарь от Крыма.

Но в ход событий вмешалась геополитика. В ноябре немецкая армия покинула полуостров, ее место заняли Российская добровольческая армия и военный десант Антанты. При их поддержке власть в Крыму перебрало правительство во главе с предпринимателем С.С. Крымом, а Сулейман Сулькевич выехал с полуострова и впоследствии стал военным министром независимого Азербайджана. Поэтому соглашение между Крымом и Украиной о вхождении полуострова в состав  Украинского государства на правах автономии появилось поздно и было куплено слишком большой экономической ценой. Но то, что такое соглашение было предопределено объективными интересами полуострова, показывает, что украинский Крым 1954 года возник не по чьему-то росчерку пера, а на серьезной почве.

А теперь посмотрим, что же происходило в это время на главной базе Черноморского флота в Севастополе. Как известно, 29 апреля 1918 года на кораблях были подняты сине-желтые флаги. Но 1 мая в Севастополь вошли немецкие войска, принялись там хозяйничать и через несколько дней поставили на кораблях флота своих часовых и начали спускать на них украинские флаги (хотя экипажи остались старые).

Однако вопреки немецкой политике украинские адмиралы, например Покровский, Остроградский, Клочковский, начали вести политику совершенных фактов. Так, в частности, адмирал Михаил Остроградский, между прочим потомок гетмана Даниила Апостола, не допустил к управлению флотом немецкого военно-морского атташе, главу морской технической комиссии адмирала Гопмана, оставив ему только военно-дипломатические функции. Остроградский запретил поднимать на кораблях немецкие флаги без украинских. Он имел серьезный конфликт с немецкой военной властью, потому что запретил судам в Керченском порту плавать под немецким флагом.

Со своей стороны, немцы запрещают севастопольской прессе печатать приказы адмирала Остроградского. Гетман Скоропадский, чтобы не обострять отношения с Германией, назначает 10 июня 1918 года своим представителем в Севастополе более дипломатичного адмирала Вячеслава Клочковского. Тот демонстрирует мнимую лояльность к союзникам, но выжимает в конце концов немцев из зачисленных к украинскому флоту кораблей.

11 ноября 1918 года немцы спустили свои флаги и передали все корабли Черноморского флота украинскому командованию. Но политика гетмана Скоропадского, направленная на заигрывание с «белой» Россией, привела к трагическим последствиям — как для Украины в целом, так и для ее военно-морского флота, который оказался деморализованным и в конце 1918 года оказался в руках «белых».

Поэтому, как видим, Украина в конце весны и в начале лета 1918 года начала бороться за свой флот, но это была запоздалая акция. Хотя на флоте существовало мощное проукраинское течение, хотя немало адмиралов, высшие офицеры и матросы этого флота чувствовали себя украинцами, однако Черноморский флот в конечном итоге оказался не под украинскими флагами, а затем и прекратил свое существование.

Что же касается крымскотатарского сюжета, то когда большевики весной 1919 года опять на короткое время захватили Крым, они не осмелились уже разгонять Курултай, потому что стремились найти контакты хотя бы с частью местных политических сил. Надо сказать, что это им удалось            — слишком шовинистической была политика «белых». Но уже летом 1919-го «белые» войска опять заняли полуостров. 23 августа отряд российских офицеров разгромил крымскотатарскую Директорию и редакцию ее печатного органа «Миллет». Тогда же был окончательно ликвидирован и Курултай. В целом же в 1918—1922 гг. на полуострове погибла почти четверть крымских татар.

Если же говорить о Крыме вообще, то на протяжении всего в 1918 года здесь действовали мощные движения «снизу» в интересах той или иной формы отношений Крыма с Украинским государством — то ли непосредственного вхождения, то ли автономии, то ли конфедерации. И главное — что это движение исходило не столько из среды романтично настроенных интеллигентов, сколько из среды, скажем, блестящих имперских адмиралов или крымских промышленников вовсе не украинского, а еврейского, российского, польского или татарского этнического происхождения. Поэтому уже тогда существовал шанс — при несколько большей мудрости и решительности со стороны киевских политиков — для органичного вхождения Крыма в состав Украинского государства, для реализации лозунга «Крым с Украиной».

Поэтому акт, который российские масс-медиа изображают как спонтанный жест «пьяного Хрущева», на самом деле имел под собой политическую и экономическую почву, которая в 1918 году обнаружила себя в трезвом выводе большинства крымской экономической и политической элиты относительно необходимости вхождения полуострова на правах автономии в состав Украины. И если бы независимое Украинское государство тогда удержалось, то на крымской земле не произошло бы многочисленных трагедий и не погибли бы на ней сотни и сотни тысяч людей.

Сергей Грабовский
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...