Не мыслям надобно учить, а мыслить.
Иммануил Кант, немецкий философ, писатель, антрополог, физик, библиотекарь, педагог, родоначальник немецкой классической философии

Vivat Academia

Или Похвальное слово для Академии Киевской
3 апреля, 2015 - 11:16
КИЕВО-МОГИЛЯНСКАЯ АКАДЕМИЯ (СОВРЕМЕННОЕ ФОТО). ЭТО ИЗВЕСТНОЕ ВСЕМ НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ, ВОССТАНОВЛЕННОЕ В 1991 ГОДУ, ПРОШЛО ОЧЕНЬ СЛОЖНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПУТЬ / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Gaudeamus igitur juvenes dum sumus (лат. Итак, будем веселиться, пока мы молоды)

Киево-Могилянской академии — 400 лет! У истоков этого выдающегося события — немало героических человеческих дел ради утверждения духовной культуры украинского народа, его национальной самобытности. Рождение Академии берет свое начало в 1615 году — от основания Киевской братской школы, объединенной впоследствии с Лаврской школой в единственное православное учебное заведение под названием Киево-Братской коллегии. Но главным вкладом в дело создания Академии бесспорно следует считать самоотверженный труд Петра Могилы, митрополита Киевского, которому удалось придать этому заведению масштаб церковно-образовательного и духовного центра Украины.

Именно под его именем Киевская академия вошла в историю украинского высшего образования; кто и когда присвоил Академии это имя — неизвестно. Вероятно, так распорядилось время. На протяжении веков Киево-Могилянская академия оставалась единственным высшим общеобразовательным заведением Украины и Восточной Европы, духовным реактором культуры всего православного мира. Однако особое влияние оказала Академия и на культуру православной Москвы, где такого уникального учебного заведения вообще не было. Огромные заслуги воспитанников Академии в деле подъема культурной жизни России до сих пор замалчиваются и не нашли ни одного упоминания в трудах российских историков. Но мы не имеем права обеднять собственную историю, в частности историю высшего образования. Юбилей Киево-Могилянской академии — это одновременно и юбилей высшего образования в Украине, годом рождения которой следует считать 1615-й — год основания Киевской братской школы, родоначальницы Киевской Академии.

У ИСТОКОВ

Заботы Петра Могилы о своем детище не были напрасными. Официальный статус высшей школы получила Могилянка еще в мае 1659 года на Большом Варшавском сейме в присутствии польского короля Яна Казимира. Впоследствии права ее были подтверждены в соглашении, подписанном королем Михалом Корибутом Вишневецким и гетманом Михаилом Ханенко в декабре 1670 года и царской грамотой Петра I от 26 сентября 1701 года.

Однако этим событиям предшествовала длительная и тяжелая история становления украинского образования, которое не имело в эпоху польского господства собственной отечественной школы.

Тяга к знаниям исконно была свойственна студентам-рутенам и литвинам (украинцам и белорусам — на современном языке). Пути к образованию вели на Запад, к университетам Германии и Польши, Италии и Франции. Академии в Киеве еще не было, но в Краковском университете уже обучалось более 800 украинцев и белорусов, а в Падуанском — более 2 тысяч (среди них и белорусский первопечатник Франциск Скорина). Оценивая вклад украинцев в европейскую культуру, выдающийся советский ученый Илья Голенищев-Кутузов отмечал, что «...с кафедр Кракова и Болоньи, Падуи и Вены выходцы из украинских степей ...положили свои камни в фундамент замечательного строения польского и европейского гуманизма в эпоху Возрождения». Впоследствии они возвращались на родную землю и привозили с Запада знания, книги и главное — идеи. Именно через них гуманистическая европейская культура существенно влияла на развертывание украинской общественной жизни.

И на землях, населенных украинцами, тоже существовали школы высшего типа, но — католические, основанные иезуитами. Однако все эти заведения не удовлетворяли требованиям времени и потребностям украинского общества вследствие их крайней отчужденности от духовных традиций украинского народа, его ментальности. Ведь приобщение к универсалиям европейской культуры в этих заведениях происходило через отторжение от национальной основы, что приводило к отрыву украинской молодежи от родного языка, веры и обычаев, и в конце концов — к потере ею национальной идентичности. Для украинцев, которые боролись за свое выживание и национальную самобытность, иезуитские школы вообще были неприемлемы, поскольку служили делу окатоличивания и полонизации украинского общества.

Следовательно, вопросом времени стало создание национальной школы, которая, по мнению отечественных интеллектуалов, должна была бы основываться на национальных образовательных достижениях и традициях, и в то же время не уступать по содержанию и качеству обучения западным школам, способствовать интеграции Украины в европейский культурный мир. Решение этого вопроса взяло на себя не духовенство, а патриотически настроенные украинцы, которые сплачивались вокруг культурно-просветительских центров — так называемых братств. И одной из важнейших их забот было школьное образование. Распространение идей украинского Возрождения оказало существенное влияние на широкие слои украинского общества, заставило их служить общему делу. К ним принадлежала и зажиточная киевлянка Галшка (Елизавета) Гулевичевна-Лозчина, которая преподнесла в дар земельные участки Богоявленскому монастырю, что засвидетельствовано в акте, составленном 15 октября 1615 года. Настоящим актом Галшка Гулевичевна материально поддержала Киевское братство, которое отныне имело свою землю и юридический адрес.

Таким образом, у истоков высшего образования в Украине — немало выдающихся патриотов и их героических дел ради утверждения духовной культуры украинского народа. Вспомним благотворительную деятельность гетмана Петра Сагайдачного, который построил на свои средства первую в монастыре Богоявленскую церковь. Вместе с 20-тысячным Войском Запорожским вступил он в Киевское братство, взяв его вместе с Братской школой под свою политическую и вооруженную защиту. До конца дней своих оставался гетман их опекуном, а перед смертью, в 1622 году, завещал большую часть своего имущества на нужды школы, что послужило примером для его потомков. Впоследствии основанную им традицию продолжили и следующие гетманы Украины, в частности Богдан Хмельницкий, Иван Самойлович, Иван Мазепа, среди которых было немало ее воспитанников. Они осознавали роль Киевской братской школы, а впоследствии — Киево-Могилянской академии в культурной и общественно-политической жизни Украины.

Но больше всего об Академии заботился Иван Мазепа. Во время его гетманата для ее развития и подъема из казначейства выделялась ежегодная щедрая дотация в тысячу дукатов. В конце XVІI века Мазепа предоставил во владение Академии имения и построил на месте деревянной Богоявленской церкви каменный храм. А впоследствии начал сооружение учебного дома, который до сих пор называют Мазепиным корпусом. Именно он и бронзовый Сковорода напоминают нам о славном прошлом Могилянки.

РЫЦАРЬ ПРАВОСЛАВИЯ

По воле судьбы Петр Могила оказался на Украине в то судьбоносное время, когда решалась судьба православия, а с ним — и украинского народа, который формировался под его покровом на протяжении веков. Агрессивное наступление католицизма на социальные и духовные права украинцев и полонизация украинской элиты, которая массово отрекалась от родительской веры, вызвали вражду и раздор между отдельными слоями украинского общества.

Да и лишенный собственной элиты украинский народ становился на путь служения и защиты православия. И среди них — Петр Могила, митрополит Киевский.

В то время немало он успел в жизни — защищать родной молдавский край от турецких захватчиков, сражаться с ними на Хотынском поле, принять монашеский постриг в Киево-Печерской лавре.

Рыцарем был на поле боя, рыцарем остался и на пути защиты православия...

Но не первым он был на этом пути. Его проложили еще раньше — князь Константин Острожский, гетман Сагайдачный, Иов Борецкий, Елисей Плетенецкий и другие патриоты Украины. Выдающийся церковный деятель и религиозный мыслитель Петр Могила своевременно понял самую тесную связь реформирования образования с реформированием церкви: он считал, что лишь реформированная Православная церковь, обеспеченная образованными пастырями и богословами, способна достойно противостоять польсько-католической экспансии и бороться за господствующее положение в украинском обществе. Осознавал и то, что решающим в этом деле является реформирование образования, а с ним культурной и церковной жизни Украины. Свои замыслы относительно образовательной реформы воплотил Петр Могила во взлелеянную им и его последователями первую высшую школу Украины — Киево-Могилянскую академию.

СТУДЕНТЫ МОГИЛЯНКИ 300 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД. С ГРАВЮРЫ ХVIII ВЕКА  /  ФОТО С САЙТА WIKIMEDIA.ORG

Быстрому росту Могилянки способствовал и тот факт, что у ее истоков стояли величайшие украинские духовные писатели, ученые богословы и опытные педагоги (Иннокентий Гизель, Иосиф Кононович-Горбацкий, Исайя Трофимович-Козловский, Афанасий Кальнофойский, Сильвестр Косив, Стефан Почаский, Касьян Сакович), которых привлек к сотрудничеству Петр Могила. Ему удалось превратить ее в заведение западноевропейского типа, где изучался курс наук, свойственный университетам, внедрялись достижения мировой истории, литературы, поэзии и философии. Средством для овладения высшими науками была латынь, которая, наряду с греческим языком, открывала путь к познанию античного культурного наследия и современной европейской литературы и науки. Свое заведение Петр Могила содержал материально. С большой заботой подбирал он ректоров и профессоров, обеспечивал преподавателей и малоимущих студентов, построил первую бурсу, новое каменное помещение под школу, которое и сегодня находится на территории Киево-Могилянской академии (известно под названием Трапезная или Святодуховская церковь).

На склоне земного пути Петр Могила завещал Коллегии имения, дома и драгоценности, а также наибольшую свою ценность — библиотеку (более 2 тысяч книг). И напоследок слезно умолял беречь Коллегию как единственное его достижение в жизни...

ОЧАГ ОБРАЗОВАНИЯ, НАУКИ И ИСКУССТВА

Во времена Мазепы Киево-Могилянская коллегия окончательно превратилась в академию. Кроме белорусов и россиян приходили сюда за наукой молдаване и валахи, сербы, черногорцы и боснийцы, греки и болгары — из всех прослоек общества стран Восточной Европы. С учреждением Академии уже не в заграничные университеты, а в Киев направляли своих детей благородные украинские семьи: Гамалии, Галаганы, Горленко, Безбородько, Полуботки, Максимовичи, Марковичи, Мировичи, Скоропадские, Ханенко и другие.

Достаточно удачно украинскую культуру эксплуатировала и Московщина, черпая из Академии интеллектуальные кадры. Среди них было немало выдающихся богословов и ученых, в частности Дмитрий Ростовский (Даниил Туптало), Феофан Прокопович и Стефан Яворский, который стал во главе русской церкви после смерти патриарха Адриана. С тех пор образованные украинцы понесли достижения европейской цивилизации в темную, угнетенную Россию, начали там новую эпоху в истории культуры. Только в Москве работали более 100 воспитанников Могилянки, а с 1701 по 1762 гг. в Московскую славяно-греко-латинскую академию было приглашено 95 профессоров из Киева, причем 18 могилянцев за это время занимали должность ректора.

В стенах Киевской академии проводились научные диспуты, проходили поэтические соревнования, ставились драмы, пел лучший в Киеве академический хор и играл оркестр. Любил свою alma mater и пан гетман: не раз говорил он на языке Горация с преподавателями и студентами. В такие дни звонили колокола, на площади около Академии толпились люди, играли вертепы и интермедии. Это был настоящий праздник — в Украине бурлила культурная жизнь.

В Академии формировались ведущие кадры украинской элиты, и в первую очередь, будущие гетманы Украины (в частности Иван Выговский, Михаил Ханенко, Иван Брюховецкий, Павел Тетеря, Иван Мазепа, Филипп Орлик, Павел Полуботок, Даниил Апостол и Иван Скоропадский), выдающиеся государственные деятели России (канцлер Александр Безбородько; министр образования Петр Завадовский; министр юстиции Дмитрий Трощинский).

Академия была не только очагом образования, но и центром науки и искусства. В ее стенах зрела философская мысль, а носителями ее были Иннокентий Гизель, Иосиф Кононович-Горбацкий, Стефан Яворский, Феофан Прокопович и Григорий Сковорода.

Достаточно большой вклад воспитанников Академии в историческое наследие, в частности Максима Берлинского, одного из первых историографов Киева, Николая Бантиш-Каменского, первого российского археографа, который обрабатывал для печати немало древних летописей, и Якова Марковича, выдающегося мемуариста, автора «Щоденника генерального підскарбія».

Большого расцвета в Академии достигли музыкальное искусство и живопись: европейскую славу приобрели композиторы Максим Березовский и Артемий Ведель, граверы Иван Щирский, Леонтий Тарасевич и Григорий Левицкий, который вместе с Алексеем Антроповым и сыном Дмитрием, будущим выдающимся художником, расписывал Андреевскую церковь в Киеве.

В Академии сложилась киевская поэтическая школа, которую представляли Лазарь Баранович, Георгий Конисский, Иоанн Максимович, Феофан Прокопович, Касьян Сакович и Стефан Яворский, основатель русской силлабической поэзии.

Среди образованных иерархов, воспитанников Академии, были и такие, которые своей праведной жизнью и благотворительной деятельностью заслуживали признание их святыми Православной церкви. Это Дмитрий Туптало, митрополит Ростовский, Иоанн Максимович, митрополит Тобольский, Иннокентий Кульчицкий, митрополит Иркутский, Иоасаф Горленко, епископ Белгородский и, прежде всего, основатель Академии — Петр Могила, митрополит Киевский.

Огромную роль в процессе образования и воспитания студентов играла академическая библиотека, которая формировалась на протяжении веков. Заложенная еще в Братской школе, она постоянно пополнялась за счет традиционных дарений благотворителей и поступлений от европейских издательств. Хранились в архивах древние рукописи и летописи, дневники и воспоминания. Работал там и молодой русский ученый Михаил Ломоносов.

Основанная на принципах гуманизма и просветительства, Академия не только обучала молодежь, но и распространяла знания и образование. Наряду с выдающимися деятелями Академии знания и идеи просветительства несли в народ многочисленные ее воспитанники. Они открывали школы, создавали библиотеки, способствовали развитию культуры, литературы и искусства.

Упадок Академии начался после Полтавской катастрофы 1709 года: рядом с поглощением украинской государственности шло наступление на украинскую культуру. По указу Петра I запрещено было книгопечатание на украинским языке, а со временем, по указу Екатерины ІІ, — и преподавание на украинском. После отмены Гетманщины и разрушения Запорожской Сечи последним центром украинской культуры и ментальности оставалась Киево-Могилянская академия, которую ее сторонники пытались превратить в университет. Но напрасными были их усилия. По распоряжению царского правительства и указу Синода от 14 августа 1817 года Академия была закрыта. С 1819 года на ее исторической территории находилось уже другое учреждение — Киевская Духовная Академия, которая просуществовала там 100 лет.

Революционная буря 1917 года, а впоследствии Гражданская война кровавым колесом прокатилась по просторам страны. С приходом к власти большевистских манкуртов в Киеве начался антирелигиозный шабаш — разрушение церквей, в частности исторических зданий Академии. Уничтожен был Братский Богоявленский собор, рассеяны книжные сокровища академической библиотеки, разворовано церковное имущество, исторические захоронения сравняли с землей.

Но неистребимым остался дух Могилянки, ее духовная энергия.

GAUDEAMUS!

Длительное время шла ожесточенная борьба людей, небезразличных к будущему нашего государства, за восстановление Киево-Могилянской академии.

И наконец — сбылось. С провозглашением независимости Украины после 174-летнего перерыва Академия вернулась на свое историческое место. И главным инициатором ее возрождения стал известный ученый и общественный деятель Вячеслав Брюховецький.

Так Могилянка родилась во второй раз.

В октябре 1991 года состоялась презентация Университета «Киево-Могилянская академия», а в сентябре следующего 1992-го университет радостно приветствовал первых своих студентов.

И снова был слышен бессмертный студенческий гимн Gaudeamus.

...Не угасает духовная энергия Могилянки — она живет духом Петра Могилы. Возрождено немало ее лучших традиций прошлого, в то же время созданы и новые. По велению времени внедрены признанные современным миром прогрессивные методы набора и обучения молодежи с использованием новейших критериев. Современная Академия готовит новое поколение людей, украинцев будущего, которое стремится быть центрами морального и духовного возрождения украинской нации, достойными потомками культурного дела Петра Могилы, его духовного наследия.

Академия будет праздновать свой 400-летний юбилей в тяжелое время испытаний нашего государства. Но оптимизм не покидает молодых могилянцев, о которых с восхищением сказал профессор Мюнхенского университета Роланд Пич: «Прекрасные студенты! Верю в Украину, глядя на них».

Владимир СКРЫНЧЕНКО, историк, журналист
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments