Родина - это не кто-то и где-то, Я - тоже родина.
Иван Светличный, украинский литературовед, языковед, литературный критик, поэт, переводчик, деятель украинского движения сопротивления 1960-1970-х годов, репрессирован

Возвысить народ до себя

Вячеслав ЛИПИНСКИЙ — об общественных обязанностях украинской элиты
1 октября, 2015 - 17:12
МОЛОДОЙ ВЯЧЕСЛАВ ЛИПИНСКИЙ. К ОГРОМНОМУ СОЖАЛЕНИЮ, НАСЛЕДИЕ ЭТОГО ПУБЛИЦИСТА, ИСТОРИКА, ФИЛОСОФА ДО СИХ ПОР ДОЛЖНЫМ ОБРАЗОМ НЕ ОЦЕНЕНО В УКРАИНЕ

Недавно в Украине было напечатано произведение Вячеслава Липинского «Шляхта на Украине». Напечатанная работа вошла в собрание политических произведений этого выдающегося украинского общественно-политического деятеля, мыслителя и историка, творца государственнической школы в украинской историографии и отца консервативной школы в нашем обществоведении и социальной философии. Сборник открывает новую общественно-политическую (публицистическую) серию 25-томника его трудов и вмещает все известные на сегодня произведения Липинского, написанные в дореволюционный период.

«Шляхта на Украине» — политический трактат, который впервые со времени своего написания печатается на украинском языке и является основополагающим трудом идеолога украинского консерватизма. В нем Липинский формулирует базовые постулаты украинской политической нации. Почему значимые политические произведения остаются вне поля зрения и понимания украинских политических элит не только последние 20 лет независимости, но и сегодня, когда нам снова приходится осознавать значение политической обособленности, и какие актуальные послания Липинского стоит передать нашим современникам? Об этом рассказывает историк и составитель книги Игорь ГИРИЧ.

ОБ ИЗДАТЕЛЬСКОМ ПРОЕКТЕ

После 2003 года это восьмое издание трудов Липинского. Проект начался в 1960 годах, и с тех пор было издано семь томов. Начался он в Америке в Институте восточноевропейских исследований имени Вячеслава Липинского. Его учредили бывшие гетманцы, попавшие в эмиграцию. Это были сторонники идеологии украинского монархизма, сподвижники гетмана Скоропадского. Они рассматривали Липинского как философа этого направления и главного украинского консервативного мыслителя. И решили в 1960-х годах издать его наследие, ведь интерес к философии Дмитрия Донцова — антипода Липинского, на то время начал падать.

Тогда философия Липинского выглядела альтернативой интегральному национализму Донцова. Хотя в то время любое течение украинского самостийничества на подсоветской Украине было под запретом — все было украинским буржуазным национализмом, и Донцов, и Липинский, и Грушевский. То есть и демократический национализм попал под запрет, и правый национализм, и монархизм.

Но когда в Украине в 50-х годах бандеровское сопротивление было фактически уничтожено, надо было думать, на какой путь становиться, какую философию исповедовать. И в ряды гетманцев начало попадать много людей, которые получили в эмиграции вид на жительство, попав туда как бывшая профессура Киевского университета. Это были члены Всеукраинской Академии Наук, историки школы Грушевского, которые начали ориентироваться на ценности государства, исповедованные Липинским. Считалось, что эта философия наиболее актуальна для Украины. И такие историки, как Александр Оглоблин, Наталья Полонская-Василенко, Борис Крупницкий и многие другие, которые преподавали в Украинском Свободном Университете в Мюнхене, те, которые попали на американскую землю, заинтересовались философией Липинского.

В свое время Иван Лысяк-Рудницкий начал искать актуальную философию развития Украинского государства. И именно Липинский считался тем человеком, который имел наиболее притягательную силу как для жителей в Украине, так и за ее пределами.

Что касается самого проекта, то он был рассчитан на 25 томов. Основателем его стал президент Института, очень известный галицкий журналист 20—30 гг. Евгений Зибликевич, который стал гетманцем. Издание было рассчитано на три серии — произведения (исторические и публицистические отдельно), архив, студии. Тома выходили не подряд, а в соответствии с подготовкой серий.

Липинский, кроме того, что был историком, был еще и общественно-политическим деятелем, идеологом, мыслителем и журналистом. И нужно было все эти грани его таланта соединить в серию «произведения», разделив их на «общественно-политические» и «исторические» труды. Сначала начали издавать исторические, в частности его исследование о сподвижнике Богдана Хмельницкого  полковнике Михаиле (Михале) Кричевском.

Монография, посвященная одной фигуре, стала основанием для последующих важных выводов Липинского о том, что собственно главной действующей персоной казацкой войны был не простой народ, как утверждали историки-народники, и не рядовые казаки — а шляхта. Прежде всего мелкая и средняя шляхта, которая имела польское воспитание и культуру, но поддерживала идею строительства Украинского казацкого государства.

И этим он подводил основание под возрождение украинского состоятельного класса ХХ века и его возвращение к идее строительства Украинского государства, на тех землях, где популярным был тезис о возобновлении «Исторической Речи Посполитой». Липинский показывал тем ополяченным украинским шляхтичам на Волыни, Подолье, Киевщине примеры служения шляхты XVII века Украинскому государству. И таким образцовым примером был Михал или Михаил Кричевский. То есть если принимать во внимание культурный фактор, то определенные люди, известные в украинской культуре как украинские деятели, фактически были поляками.

О ЛИПИНСКОМ

Вячеслав Липинский как человек, рожденный в польской среде, идентифицировал себя сначала с польским народом. Но по мере его обучения в гимназии он начал украинизироваться. И, учась в  Первой Киевской гимназии, выдвинул идею, что поляки, которые там учатся, должны определиться по территориальному принципу как украинские деятели и служить идее возрождения украинского народа — на тех землях, которые поляки считали своими.

Интересно, что Липинский заканчивал свой политический трактат «Шляхта на Украине» в год смерти Антоновича. Он себя считал наследником «хлопоманов», но в отличие от Антоновича не считал, что шляхта должна деклассироваться. Шляхта не должна становиться народом, а должна поднимать его на свой культурный уровень.

«Ведь от тех, кому много дано, много и требуется, и шляхта, если она хочет оставаться на своей позиции, если хочет быть шляхтой, то должна быть не джурами похода народов к свету и культуре, а должна идти в их первых рядах!»  (В. Липинский, Шляхта на Украине, 1909).

Важно, что он не заставлял шляхту отказываться от культурных достижений польской нации. Но призывал переходить на украинский язык, культуру, литературу и потом на такой же уровень возносить народ. И относительно этого он очень резко отличался от «хлопоманов» и Антоновича. Последние тоже были в свое время революционерами, ведь созидали украинскую нацию в середине ХІХ века. Но Липинский уже творил не просто нацию, но Украинское государство. В отличие от Антоновича он был выразительным самостийником. Это был один из первых людей, которые стали на самостийническую идеологию и выдвинули идею строительства Украинского государства.

«И пусть нам не говорят, что мы, возвращаясь к своему народу, к своим материнским корням, воюем с Польшей; ведь мы преодолеваем в себе не польскость, а только свои польско-шляхетские пережитки, которые сделали нас «колонистами» не только на этой нашей земле, а даже в истории Польши; и в этом сбрасывании с себя дырявых исторических лохмотьев мы идем на Польшу, собственно, правдивую» (Шляхта на Украине, 1909).

Государственническая литература издается за счет меценатов

Издание первого тома политических произведений Липинского было осуществлено за счет Восточноевропейского исследовательского института им. В.К. Липинского (Филадельфия, США). В целом издание томов происходит очень медленно. Ведь Институт действует на общественных началах, без государственного финансирования. Государство у нас финансирует только отдельные научные проекты. Да и то не все. И почему-то проект Липинского не является приоритетным ни для нашей Академии Наук, ни для нашего государства. Хотя к подготовке этого издания приобщились научные сотрудники Института украинской археографии и источниковедения (НАН Украины). Поэтому можно сказать, что оно академическое. Но речь идет прежде всего об инициативе конкретных научных работников, а не Академии в целом.

ЛИПИНСКИЙ АКТУАЛЕН

К сожалению, Липинский до сих пор остается актуальным, потому что те проблемы, которые были важными сто лет назад, остаются нерешенными. Из главных проблем — это идеи, которые разбросаны по всем его трудам, а здесь их собрано 42, написаны они в промежутке между 1908 и 1917 годами. Кроме статей публицистических, а он печатался в журналах Przeglad Krajowy (1909), «Рада» (1908—1912), «Літературно-науковий вісник» (1908—1912), «Украинская жизнь» (1912), здесь еще напечатаны его основополагающие политические трактаты. Это трактат «Шляхта на Украине» (1909), «Программа хлеборобско-демократической партии» и еще несколько такого типа программных политических статей.

В этих статьях обосновывалось несколько основных идей Липинского. Главная — что украинцы должны формировать на основании своего культурного пространства свою национальную элиту. В нее должны войти представители старой элиты, которая в свое время строила казацкое государство. Эта элита тогда предала, и много людей отошло от украинского дела, но их потомки сохранились.

Почему идеи Липинского были революционными? Потому что большинство землевладельцев воспринимали себя политически или поляками, или россиянами. И они служили или польской национальной государственной идее, или российской. Он говорил, что государство может построиться только тогда, когда эти люди почувствуют связь с землей и на этом основании, а не на основании кровной общности почувствуют себя украинцами. То есть все те, кто считали себя или поляками, или россиянами, или украинцами (русинами), на основании принадлежности к этой территории могут и должны стать украинцами и возглавить борьбу за независимое государство.

«Таким образом ныне среди нас, которые любят свой народ и край, нет уже «поляков», «русинов», «поляков-украинцев», ныне, преисполненные чувства своей национальной индивидуальности, мы хотим быть украинцами; в наших сердцах бьется не раздвоенное польско-украинское, а только одно украинское сердце, мы хотим работать для добра своей Отчизны непосредственно, а с ней для всего Человечества. Уверены, что в Народах-Нациях и в Народе-Нации польской будем иметь не врага, а союзника!» (Шляхта на Украине, 1909).

Это было неожиданностью, во-первых, для тех людей, которые себя традиционно считали поляками и россиянами, а во-вторых, для демократов, которые были уверены, что украинская нация сплошь демократическая и все господа не являются украинцами, от них надо отказаться, отмежеваться и ликвидировать как класс. Строить государство следует на основании только простого народа — крестьянства.

Вместе с тем Липинский говорил, что крестьянство — это не тот строительный материал, на котором растет элита. Ее надо воспитывать из тех, кто лучше всего этому поддается — это владельцы земли.

Для рядовых украинцев было неожиданностью, что он начал положительно смотреть на землевладельческую прослойку. Ведь в украинской общественно-политической традиции эта прослойка всегда негативно оценивалась и историками, и философами, и особенно писателями, которые рисовали ее негативные образы (на основании, безусловно, определенного негативного опыта). Липинский говорил, что должны измениться владельцы, которые обязаны почувствовать свою ответственность за землю. Должны измениться и те демократы, которые обязаны увидеть во владельцах земли позитив и пытаться превратить их из своих противников в своих союзников.

— Сегодняшние владельцы, то есть потенциальные союзники политических элит, — это не обязательно владельцы земли. Как нам теперь воспринимать идеи Липинского?

— Действительно. У Липинского был еще один критерий — это вопрос традиции. Он говорил, что любой владелец является продуктом традиций. И чем дольше он является владельцем на земле, тем больше он ценит традицию и людей и становится заинтересованным в собственном государстве.

Липинский: «Без традиции нет культуры, а без культуры — нет нации»

К сожалению, наш современный владелец не живет в традиции. Ведь его собственность добыта буквально в первом поколении. Липинский говорил, что настоящая собственность является результатом наследственности пяти-семи поколений. Вот такие люди никогда не будут предавать и будут честно относиться к своим обязанностям, к своим согражданам и государству.

— В современном мире немногие ориентируются на традицию. Живем во время глобализации, в оторванности от земли. Основным капиталом для производственных процессов становится не земля, а информация, а она не всегда является носителем традиции.

— Традиция является понятием очень широким и глубоким. И сегодня ее не надо понимать в контексте понятий начала ХІХ—ХХ веков. Например, когда мы говорим, что есть нации и космополитизм, то уже само подчеркивание понятия «нация» является традиционализмом, это есть правая идеология. Когда мы говорим о всемирности как такой, которая противоречит национальному, то это уже есть в принципе противоречие традиции.

То есть когда мы сегодня говорим «национальность», то это пребывание в системе координат традиции. И, используя сегодняшнее время, должны сказать, что человек-владелец должен себя переделать и перевоспитать. Урок Липинского — человек должен себя воспитывать. Владелец должен становиться национальным деятелем, должен ценить и понимать свою функцию. А он может понимать свою функцию только тогда, когда существует частная собственность на землю.

Липинский отбрасывал эсеровскую социализацию. Он считал, что только частная собственность является той основой, которая строит ценностные характеристики для строительства государства.

— Сегодняшний класс владельцев живет скорее за пределами украинских традиций. Только определенные прогрессивные слои находятся в украинском контексте ценностей. Бизнес-элита вряд ли может самовоспитаться. Возможно, культурная интеллигенция должна влиять на их воспитание? Каково мнение Липинского относительно этой классовой связи?

— В том и дело, что Липинский был предсказателем фактически идеологии среднего класса, которого нам и сегодня не хватает. Он не говорил, что должны быть большие или маленькие владельцы — психология любого владельца является общей. Нет разницы, сколько у человека денег — много или мало. Главное, что у любого владельца есть желание удерживать свою собственность, а со временем будет просыпаться не только жажда жить для прибылей, но и обязанность перед  простыми членами общества.

Кроме того, Липинский всегда отмечал, что культура выходит из интересов владельца, потому что все культурные ценности, которые строились в Украине в течение всех десяти веков существования Украинского государства, строились именно ими. Владелец — заказчик культуры, содержатель писателей, строитель церкви, заказчик икон. Интеллигенция, по мнению Липинского, только обслуживает владельцев.

«Нам следует собственными умственными и материальными силами, огромной частью которых мы владеем и которые представляем в этом крае, поддерживать местную культуру, культуру этого края и народа, культуру, которая может быть только украинской, тем более потому, что эта культура, как свидетельствует наше прошлое, не является для нас чужой, что значительную ее часть, созданную извечной жизнью на этой земле и благодаря работе на нас нашего народа, мы имеем в себе; поэтому мы обязаны вернуть накопленный у нас веками капитал народных тяжелых усилий и народного труда этому народу» (Шляхта на Украине, 1909).

Сегодня мы, безусловно, с этим не можем полностью согласиться, ведь интеллигенция является и творцом самостоятельных ценностей, независимо от владельца. Но если бы интеллигенцию сегодня должным образом оплачивали и содержали, она бы могла дать намного больше. И больше пользы государству. Вопрос, кто будет давать эти деньги? Липинский говорит — не просто государство, а владелец.

Вот мы опять же упираемся в то, что нам нужна эффективная экономическая элита, ведь сегодняшние украинцы не имеют ни стойкого государства, ни ответственного владельца. И страна держится фактически на эффективном гражданском обществе, которое все равно формируется там, где есть средний класс.

— То есть обеспечение войны против России в Украине волонтерами, которые берут деньги от владельцев, и является движением в направлении формирования национально сознательного среднего класса, класса украинских владельцев?

— Мы сегодня пытаемся нащупать симбиоз между интересами владельца и государства. Теперь есть понятие родственности интереса между бизнесом и государством, чего не было до 2013 года. Сейчас есть, наконец, тот паритет, который существует в любом европейском государстве на Западе. Собственно, к этим вещам и призывал Липинский.

Государство строится на собственной традиции, и он считал, что лучшими образцами традиции для украинцев является английская монархия и Венгерское государство. Почему? Ведь там очень похожий принцип формирования элит. Конечно, сегодня эти вещи устарели по форме и не так нас интересуют.

Но сама философия Липинского является для нас исключительно полезной. Она развивалась после 1917 года дальше. В 1926 году он издал книгу «Письма к братьям-хлеборобам», которая является продолжением его мыслей до революции. До революции он еще монархистом не был, а был правым демократом. После революции с национал-демократами он прервал отношения и стал идеологом монархии. Но в конце жизни он порвал и со Скоропадским. И фактически можно сказать, что пошел опять уклон в сторону построения правой идеологии.

Липинский для нас сегодня интересен не как идеолог монархизма и Павла Скоропадского (последнего мы воспринимаем положительно только благодаря Липинскому). Он его украинизировал — без Липинского гетман Скоропадский не стал бы украинским государственником. Но сегодня для нас Липинский интересен прежде всего как представитель национальной консервативной идеологии, как идеолог ценностей стабильности, органичности и общественного согласия.

— То есть под подушкой Яроша как яркого представителя правой идеологии должна лежать, кроме Донцова, и эта книга Липинского?

— И не только. Сегодня я всегда повторяю, что труды Липинского — это третья украинская Библия после «Кобзаря» и «Истории Украины-Руси» Грушевского.

— Порошенко читал Липинского?

— Я считаю, что Липинский, вот эта книга, должна быть у каждого депутата. Обязан ее прочитать каждый политик. Они должны знать Липинского! Это бренд Украины. Украинский бренд номер один.

— Что делать, чтобы политики ее читали?

— Надо, чтобы это поняли руководители государства и чтобы была культурная государственная политика. Мы это имя должны поднимать на щит. Необходимо, чтобы за счет государства как можно скорее был издан 25-томник. Чтобы были культурно-образовательные программы, посвященные творчеству Липинского. Скажем, в программе 10 класса Липинского нет, и никак не могу добиться, чтобы его включили. Его должны изучать и историки, и политологи, и культурологи, и гуманитарии. Он изучается в исторических дисциплинах, но его понимают очень узко. Считают, что это только идеолог монархизма.

Он говорил: «Чтобы построить общество, надо построить классовый мир». Если Донцов раздувал войну и между элитами, и между классами, говоря, что надо выбить и выгнать из украинской земли и поляков, и россиян, а чистое Украинское государство строить из сугубо этнических украинцев, то Липинский говорил, что не в этничности вопрос, а в политической культуре. Он говорил, что мы строим политическую нацию. Собственно, Липинский впервые сформулировал для Украины идею украинской политической нации. Он ее назвал идеей «территориализма», выразив это еще в 1908 году в книге «Шляхта на Украине». И вот, собственно, впервые в Украине с тех пор печатается на украинском языке это произведение. Представьте себе, мы строим Украинское государство уже больше 20 лет, а основополагающий труд для строительства этого государства до сих пор не был издан на украинском! Это говорит о непонимании нашими элитами значения произведений своих предшественников.

Изданная книга имеет тираж 1000 экземпляров, и уже больше 100 экземпляров разошлось. Но такое произведение должно издаваться в гораздо больших объемах.

Важно понимать, что все труды, которые здесь собраны, издавались только один раз при жизни Липинского. Ни одна из этих работ после его смерти не переиздавалась.

Тина ПЕРЕСУНЬКО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments