Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Была ли та империя «нашей»?

Статус Украины в СССР: партийная статистика против партийных лозунгов
10 декабря, 2015 - 16:57
МИТРОПОЛИТ АНДРЕЙ ШЕПТИЦКИЙ С ДЕТЬМИ. В ОТЛИЧИЕ ОТ МИХАИЛА ГРУШЕВСКОГО, ЭТОТ ВЕЛИКИЙ ПАСТЫРЬ НЕ ИМЕЛ НИКАКИХ ИЛЛЮЗИЙ ОТНОСИТЕЛЬНО ИСТИННОЙ СУТИ УКРАИНИЗАЦИИ И РАСЦЕНИВАЛ БОЛЬШЕВИСТСКИЙ РЕЖИМ КАК АНТИУКРАИНСКИЙ / ФОТО С САЙТА RISU.ORG.UA

По каким-то непонятным причинам до сих пор продолжаются дискуссии между профессиональными историками на тему: а чем же была советская Украина в СССР? Одни утверждают, что оккупированной территорией, другие — колонией, третьи — «славянской республикой» с особенным статусом, четвертые — одним из создателей Советского Союза.

Все эти дискуссии не являются сугубо академическими, они выносятся на обсуждение в обществе, в них принимает участие немало представителей общественности, а главное — историки, которые являются их участниками, обычно работают преподавателями вузов, то есть со дня в день формируют мировоззрение тысяч и тысяч студентов. А вместе с тем определенная часть этих историков — прямо или опосредствовано  — сотрудничает с правительственными структурами, политическими партиями и отдельными депутатами. Другими словами, идет речь о формировании политического курса Украинского государства на основе понимания его прошлого, о национальной исторической памяти, которая задает новым поколениям направление в будущее.

Для того чтобы сделать правильные выводы, нужны факты. Не одиночные, а взятые и осмысленные системно. Поскольку иначе может случиться то, что случилось с одним из ведущих украинских историков, который отметил, что в формировании СССР, мол, «Украинская Республика» (такой термин был им употреблен) сыграла не основную ли роль. Более того, подчеркнул он, советская Украина была соучастником функционирования большевистской системы как в ее, по его мнению, позитивных (массовое образование, индустриализация и тому подобное), так и в преступных проявлениях — репрессиях, коллективизации, Голодоморе. «В конечном итоге, в Украине действовала не «советская власть», а «радянська влада», которую строили «наши», — Затонский, Скрипник, Мануильский и иже с ними», — было сказано этим историком.

Кто-то возмутится, кто-то посмеется, кто-то согласится со сказанным. Но прежде, чем выявлять свои эмоции, обратимся к многочисленным фактам, которые щедро предоставляет та часть компартийной статистики, которая была по недосмотру Кремля и Лубянки опубликована в прошлые десятилетия. Эта статистика свидетельствует, что в создании СССР никакой «основной роли» УССР и украинцы не сыграли и играть не могли в соответствии с реальной структурой власти в большевистском государстве — эта роль априори была зарезервирована за политбюро ЦК РКП(б), в котором за всю его историю число украинцев по происхождению не превышало 10% (и то почти исключительно за счет времен после смерти Сталина); что этнический состав КП(б)У и руководящие структуры УССР на период образования СССР (декабрь 1922 — июль 1923 годов) категорически не отображали этнический состав населения; что среди генсеков и первых секретарей ЦК КП(б)У/КПУ вплоть до 1953 года не было ни одного украинца, а некоторые первые лица (Хрущев, Мельников) вообще не знали украинского языка — и так далее, и тому подобное.

Итак, красноречивая партийная статистика.

СОВЕТСКАЯ ЭПОХА: УКРАИНА БЕЗ УКРАИНЦЕВ?

В 1923 году в УССР в коллегиях республиканских наркоматов украинцев было только 12%, в госаппарате в целом — 14%. Среди членов и кандидатов в члены КП(б)У украинцев было «аж» 33%, а среди слушателей Коммунистического университета имени Артема в Харькове (то есть «кузницы» будущей партийной элиты) украинцы по происхождению составляли 23%. В 1926 году результатом политики украинизации стало увеличение количества украинцев в коллегиях республиканских наркоматов до 38%, среди слушателей университета имени Артема — до 46%, а в рядах КП(б)У — до 47%. Это также резко диссонировало с этническим составом населения, но несколько смягчало общее недовольство политикой союзного центра.

Впрочем, цифры эти в значительной степени были «дутыми»; скажем, именно в те годы молодой активист Леонид Брежнев, чтобы сделать комсомольско-партийную карьеру, записался в число украинцев, не имея на то никаких оснований. Если Никита Хрущев, который никогда не считал себя украинцем, в то же время имел определенный сентимент к Украине — любил поэзию Шевченко, вытягивал из тюрьмы деятелей украинской культуры и прислушивался к украинским ученым, в частности, на основании их аргументов, запретил в начале 1960 строить на киевской Оболони атомную электростанцию, то Леонид Брежнев никаких украинских сентиментов не имел, и не случайно осенью 1965-го он «творчески» ознаменовал годовщину своего прихода к власти в Москве массовыми арестами украинской интеллигенции и внедрением политики усиленной русификации Украины. А еще в зрелые годы, уже на должности генсека (это зафиксировано многочисленными свидетелями), он постоянно в семейном кругу и среди друзей глумился над украинским языком.

Но Брежневу, который начинал карьеру в советской Украине и которому было до определенного времени выгодно считаться украинцем, в этом плане повезло. С апреля 1938 года в паспортах, свидетельствах о рождении и других официальных документах графу «национальность» начали заполнять не со слов и не по желанию самих граждан или их родителей, как это делалось ранее, а на основании официальных бумаг с информацией о национальной принадлежности родителей. Это существенно помогло потом нацистам на оккупированной ими территории истреблять евреев; при этом, как всегда в СССР, существовали исключения в интересах «первой среди равных» нации: в число россиян украинцев и белорусов переводили без каких-либо проблем, особенно когда шла речь о тех, кто родился в пределах Российской Федерации. Космонавт Георгий Гречко уже в 1990-е шутил: «Кем мог оказаться я, рожденный в Ленинграде сын белоруса и украинки? Конечно, россиянином». Иными словами, Кремль решил, что украинцев и белорусов уже достаточно, пора убавлять их число.

Собственно, новая волна деукраинизации (первая прокатилась в 1932-1933 годах и была сопряжена с Голодомором) поднялась за год до этого, в 1937-м. На то время из 12 областей УССР только Донбасская имела русскоязычную областную газету. По инициативе одного из ближайших к Сталину членов ЦК ВКП(б) Льва Мехлиса Кремль распорядился с 20 декабря 1937 года начать выпуск всеукраинской газеты на русском языке, а в Харькове, Одессе, Николаеве, Днепропетровске — и областных ежедневных русскоязычных газет.

Тогда же, в 1937-м году, было принято решение расформировать национальные части Красной армии. В числе других в ней были и украинские территориальные формирования. Замечу, что в оборонительной войне такие формирования очень эффективны, потому что хорошо знают территорию, которую защищают, и опираются на активную поддержку местного населения. В этих формированиях команды отдаются на национальных языках, и командный состав у них тоже соответствующий. И в самом деле: в 1920-х в Харькове работала Школа красных старшин, была разработана украинская военная терминология (желающие могут с ней ознакомиться хотя бы в написанных Николаем Трублаини в начале 1930-х очерках о маневрах). Все это радикально изменяется, когда подготовка к походу Красной армии на Запад вступает в окончательную фазу, а сама идея оборонительной войны становится «враждебным вредительством». Для агрессивной войны нужны «универсальные солдаты». Поэтому с середины 1930-х в школах ввели обязательное изучение русского языка, а в 1940-м году вышло постановление об организации учебы русскому языку призывников, которые им не владели или владели недостаточно. Другими словами, во второй половине 1930-х хотя бы номинально интернациональная Красная армия шаг за шагом превращалась в русскую армию. Это заметил из-за пределов СССР и творец этой армии, а с конца 1920-х — политэмигрант Лев Троцкий: «Официальная идеология нынешнего Кремля апеллирует к подвигам князя Александра Невского, героизму армии Суворова-Рымникского или Кутузова-Смоленского, закрывая глаза на то, что этот «героизм» опирался на рабство и темноту народных масс, и что именно по этой причине старая русская армия оказывалась победоносной только в борьбе против еще более отсталых азиатских народов, или слабых и разлагающихся пограничных государств на Западе. При столкновении же с передовыми странами Европы доблестное царское воинство всегда оказывалось несостоятельным». В 1941-м последствия этой усиленной идеологической обработки в полной мере проявят себя...

Впрочем, у Сталина было Совинформбюро, которое несло в массы правду и только правду.

Продолжение следует

Сергей ГРАБОВСКИЙ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments