Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

Культурный виадук, или Мост, который отменяет страх

О новых смыслах фестиваля «Meridian Poltava»
14 июня, 2019 - 10:16
В РАМКАХ ФЕСТИВАЛЯ СОСТОЯЛСЯ ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР УКРАИНСКОГО ПОЭТА ЮРИЯ ИЗДРИКА

Во второй раз Полтава собирает интеллектуальную элиту и прокладывает мост в северном направлении «Украина — Швеция». Во второй раз город фестивалит в ритме «Meridian Poltava». Шведские писатели, украинские мастера, деятели национального масштаба, актеры, музыканты, команда вышколенных организаторов и волонтеров. Казалось бы, уже видали виды и чего-то экстраординарного ждать не приходится. Однако суть качественного мероприятия — бесконечное обновление и выход на новые пульсирующие смыслы. Итак, какие меридианные смыслы предложены в Полтаве в этом году?

ПОЛЕТ ИНФОРМАЦИОННОЙ БИТВЫ

Полтава остается и доныне одним из эпицентров существования российских мифов о дружеских народах, о предателе Мазепе. А их заложниками являются не только украинцы. Поэтому фестиваль — особенно в этом году — имел целью положить конец любым недомолвкам, выдумкам, привлечь шведских союзников к общему восстановлению памяти. А музей Полтавской битвы — одна из локаций для такого двустороннего межкультурного диалога: художественное чтение стихов и информационное познание.

На протяжении трех веков Московия в разных ее трансформациях дискредитировала шведскую армию, Шведскую империю из-за военной несокрушимости, мощи и победы, стратегии информационной блокады, тиражирование директив и указов — все это актуально и теперь.

Шведские друзья — деятели культуры признаются, что для них стало странным, почему памятник их союзнику, а нашему гетману установлен только в 2016 году. Ответ на это сквозной — постоянное сопротивление на уровне материальной культуры: восстановление братской могилы российских воинов с выразительным подтекстом победы в Полтавской битве, памятник Ватутину, место отдыха Петра. И выразительная нехватка шведской мозаики — рядом с Мазепой казался бы уместным Карл XII...

Однако шведские деятели культуры декларируют совсем другую риторику, присущую им исторически, отличающуюся от наложения агрессивных матриц — завоевания украинского пространства культурными кодами: несколькосторонное чтение — на шведском, украинском, переводы. Такая межкультурная коммуникация — стилистически экстравагантна, ведь что мы в действительности знаем о скандинавском народе, его доме: птичье озеро Павикен, экспедиции викингов, тайны Беовульфа, морской Готланд.

СКАНДИНАВСЬКА ЭПИСТОЛА

Среди шведских мастеров — Гуннар Гардинг, Анхела Гарсия, Анн Лингебрандт, Лассе Седерберг, Ларш Пальм. Их язык послания — поэтический, с мотивами птичьих переспевов, воспоминаниями экзотического прошлого, о подкованности слова, понимание своего и иного.

Анн Лингебрандт — поэт и литературный редактор шведской ежедневной газеты HD-Sydsvenskan рассказала: «Для меня, как и для большинства шведов, Полтава ассоциировалась долгое время со словом «смерть», была синонимом поражения. Но теперь иначе. Через поэзию я вошла туда, куда раньше боялась заглядывать. И я рада, что мы совместно — украинско-шведским текстом — можем наполнить это название новым содержанием, наполнить его поэзией. Поэзия — это ключ, который открывает двери в комнаты, о существовании которых мы даже не знали. Поэзия — это мост, который ведет к истории, которая нас связывает. Поэзия — путешествие, и я рада, что приехала сюда».

Украинским ответом были не только переводы и обратно направленные прочтения — Екатериной Калитко, Сергеем Осокой, Сергеем Жаданом. Это и музыкальное посвящение-концерт украинского композитора Виктории Полевой — «Готланд. Послание острову». Язык рояля, скрипки, виолончели, кларнета, флейты, маримбы, пробуждение архетипов как голоса скандинавских предков.

Писательница Екатерина Калитко, ведя диалог языком искусства с северными гостями, заметила, что поэзия была, есть и будет способом говорить с коллективной памятью, «быть на земле, которая говорит, стать голосами тех, кого уже нет».

Так что произведения о муми-тролях Туве Янссона, «Пеппи Длинныйчулок», «Братья Львиное Сердце», о стране Нангиялу Астрид Линдгрен — это всего лишь наш скромный детский опыт посылать скандинавские эпистолы. «Meridian Poltava» дает большие горизонты, чтобы в контексте современной литературы, сегодняшних реалий пройти сквозь мост дезинформации, виадук, под которым — глубокий вакуумный овраг, упразднить, развенчать, преодолеть давние страхи друг относительно друга, принять поражения и открыть новые победы.

НЕРВНАЯ СИСТЕМА СОЦИУМА

Две последних новинки украинского литературного пространства — сборник Екатерины Калитко и украиноязычный роман Владимира Рафеенко представленные и в Полтаве, обозначают более четко тему битвы, противостояния, победы и потери, войны на Востоке, на Балканах, войны Северной, уже канувшей в историческую Лету, которую переживаем на себе.

Тексты украинских мастеров — это также и способ рассказать шведским партнерам на культурном фронте, на поле Полтавской битвы о битве за Восток и Крым. В этом случае, по меткому выражению Екатерины Калитко, «поэзия — это самая быстрая нервная реакция, ответ, как сокращение мышцы от колючки, дергание нерва... Поэзия реагирует быстрее, чем дипломаты, политики, на те вызовы, которые мир бросает навстречу людям, и к которым они часто оказываются неготовыми. Она ищет новый язык, называет определенные явления первыми. Поэты — нервная система социума».


ПРЕЗЕНТАЦИЮ КНИГИ ИГОРЯ ПОМЕРАНЦЕВА (НА ФОТО СПРАВА) «ВЫ МЕНЯ СЛЫШИТЕ?» МОДЕРИРОВАЛ ПИСАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР БОЙЧЕНКО

Литература — это всегда способ определения своего и иного. С одной стороны, мы имеем мост, по которому, разрушая страх, можем идти бок о бок с шведскими деятелями, творцами, но с другой — есть ментальные границы, которые оставляют нас в себе. И здесь главное — отыскивание баланса между закрытостью и коммуникацией.

«Что-то есть такое — то свое и другое? — спрашивает Екатерина Калитко. — Скажем, вот мой подольский говор действует лучше, чем паспорт. Мой диалект, говор — это свое, а другой — это уже за пределами того. Свое — это то, что отмечено границами моего языка. Прежде всего украинского».

Но в более широком смысле — это язык, на которым говорят о человечности. Язык глобальный, на котором можно коммуницировать со шведами, поляками, литовцами, с кем-либо, кто способен научиться владеть им искусно. «Если нет способности об этом говорить, то очевидно, это тот разговор, который не стоит продолжать. Это система идейных, эстетичных убеждений, которая сближает нас с тем другим. Тонкие импульсы подсознательного, когда возможно достичь взаимопонимания без слов», — добавляет поэтесса.

Ее верлибровое «Никто нас здесь не знает, и мы — никого» — о человеке, который учится терять. Попытка собрать украинскую вышивку, зону оседлости в языковые рамки, фрагментом мира, который развалился. Это как будто когда ты успеваешь выйти из дома, который разваливается, с охапкой случайных вещей и пытаешься из них составить какой-то новый мир. Это так же о любви. История, как на красную нить любви все и нанизывается.

Еще один текст — однако прозаический — Владимира Рафеенко, писателя, чья собственная история отмечена маркером — Восток и его дорога домой. Это важный опыт познания для иностранцев, которым, вероятно, может показаться странным, почему Запад не знал, что делал Восток, почему Восток боялся Запада, кто стал заложником лукавого, и как из русскоязычного укорененного жителя можно вырасти в одного из наиболее искусных украиноязычных писателей.

«Мондегрин» — текст о человеке, который умер по пути из Донбасса вглубь страны, — метафорически — стал иным, попав в Киев. Метафора, символ конской головы как преследование страхами, и искривленное слово, лингвистическое искажение — мондегрин — как символ искривленной действительности, недовиденного, недослышенного, недоузнанного. И сотни недо-, через которые пройти придется всем.

Александр Бойченко — редактор книги — расшифровывает интенции автора: «Погружение русскоязычного переселенца в радостно-тоскливую стихию украинского языка, нежелание смириться с ролью пассивного объекта «защиты» со стороны России, то, как плохо разноязычные части Украины до сих пор слышали друг друга, в результате чего и превратились друг для друга в сплошной «мондегрин»».

ТРЕХДНЕВНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ УКРАИНЫ К СЕБЕ

Наконец, все тексты стали вызовом как для украинских представителей, так и для шведских друзей, разделив меридианный фестиваль в Полтаве на злободневное и отчасти развлекательное, но не расчленив на черное и белое, декларируя разные оттенки, способность Украины быть привлекательно-роскошной во времена смуты, воинственной в то же время, неся свое искусство на щите.

Нужно сказать финально-итогово, что «MERIDIAN POLTAVA» — это трехдневное путешествие Украины к себе украинской национально, Украины в Европу, а искусства к еще большей изысканности и качеству. Это 24 мероприятия, 13 аутентичных исторических локаций, свыше 30 гостей. Среди украинских участников: Игорь Померанцев, Ада Роговцева, Екатерина Степанкова, Иван Малкович, Артем Чех, Олег Каданов, Евгений Турчинов, Юрий Издрик, Владимир Маляренко, Питер Залмаев.

Андриана БИЛА. Фото предоставлены организаторами фестиваля Meridian Poltava
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments