Когда взвешивается судьба нации, история не отличает между нейтральными трусов.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, теоретик украинского консерватизма

О книжном будущем

В Киеве состоялась польско-чешско-литовско-украинская дискуссия
6 июля, 2018 - 10:29
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Украинский институт книги — пока еще молодая институция, имеющая одно очевидное преимущество, — может перенять опыт стран, где подобные учреждения уже внедрены, и они действуют эффективно. Особый фокус — на странах постсоветского, а в настоящее время европейского пространства. Коллеги из Польского института книги, Чешского литературного центра и Литовского института культуры поделились впечатлениями и рекомендациями относительно развития государственных книжных институций во время полилога «Государственные книжные институции в Украине и мире: миссия, функции, механизмы».

УКРАИНСКИЙ КОНТЕКСТ

Цель создания, функции и задания Украинского института книги, основные из которых — содействие книгоиздательской сфере, популяризация чтения, реализация программы переводов, промоция украинской литературы в мире — содержатся в Законе Украины от 28 января 2016 года. «Проблема заключается в том, что в законе о нашей деятельности и в уставе нашей институции прописаны очень широкие, логические и правильные функции деятельности. Впрочем, на данный момент на законодательном уровне мы не имеем механизмов для полноценного их воплощения», — объясняет руководитель отдела международных отношений Украинского института книги Алена КУХАР.

Хотя учреждение официально основано еще в 2016 году, лишь с августа-сентября началась подготовка институционной базы. И только в феврале, когда на должность исполняющего директора УИК обязанности назначили Сергея Ясинского, взялись за подготовку нормативно-правовой документации, без которой ни одна программа УИК не может быть реализована. Таким образом, недостаточно выясненный законодательный аспект связывает руки для реализации деятельности институции, однако ее руководство и Министерство культуры настроены оптимистично и уже до конца 2018 года обещают успешный запуск двух новых программ.

ПОЧЕМУ ПОЛЬШЕ УДАЛОСЬ?

Польский институт книги — мощное культурное учреждение, которое появилось в Кракове в 2004 году по инициативе тогдашнего министра культуры Вальдемара Домбровского. С 2008 по 2016 год главой Института был Гжегош ГАУДЕН. По его мнению, успешное функционирование Института прежде всего предопределенно высоким уровнем автономии: «Конечно, нашу деятельность контролировали, мы должны были презентовать наши планы, наш бюджет обсуждался в министерстве. Но после утверждения мы были свободны в собственных действиях, и никто в них не вмешивался».

Собственно, все началось с необходимости впервые достойно представить Польшу на книжной ярмарке во Франкфурте. Тогда, по словам господина Гаудена, это была просто «катастрофа», ведь никто не знал, что и как именно нужно делать. Впрочем, после успешного участия во Франкфурте министр культуры порекомендовал учредить специальную институцию, которая занималась бы всеми вопросами книжной индустрии, то есть сосредоточилась бы не только на промоции польской литературы за рубежом, но и на поддержке издателей и переводчиков. Почему появление этой институции было важно для польского Минкульта? Таким унифицированным учреждением в условиях общей бюрократии в стране легче руководить: легче ставить конкретные задачи, выделять на них средства и следить за выполнением. К слову, за время директорства Гаудена финансирование бюджета институции выросло в семь раз — существенный показатель, согласитесь.

ЗА ГОД — БОЛЕЕ 20 ПРОЕКТОВ ПЕРЕВОДОВ С ЧЕШСКОГО ЯЗЫКА

В то время, как польский опыт является достаточно показательным, чешский нам значительно ближе, хотя бы учитывая хронологию основания соответствующего книжного учреждения. Но только спустя год своего функционирования Чешский литературный центр смог воплотить более 20 проектов перевода чешских книжек на другие языки. Кроме того, в фокусе — реализация резиденций для зарубежных писателей, переводчиков, критиков и научных работников, предоставление тревел-грантов чешским авторам.

Представитель Чешского литературного центра и куратор англосакского направления Джек КОЛИНГ рассказывает, что почвой для образования институции были государственные программы поддержки перевода, которые чешское Министерство культуры внедрило еще в 1998 году. Но два года тому назад программу существенно расширили и модернизировали: «Изменения касаются прежде всего взаимодействия с министерством: теперь издатели могут подавать заявки на возмещение средств за печать, дизайн, копирайтинг и даже промоцию. Если ранее таких заявок было около 100, то теперь их количество выросло до 200». Огромным преимуществом практики своей институции Джек Колинг называет наглядный опыт других стран.

ОПЫТ ЛИТВЫ: ДВИГАТЕЛЯМИ ПРОГРЕССА ЯВЛЯЮТСЯ ЛИЧНОСТИ

В Литве ситуация несколько иная: там книжная государственная институция не имеет привилегии отдельности, как в Украине, Польше или Чехии. «Если есть такая возможность, нужно организовывать Институт книги отдельно, потому что литература требует особого отношения, особых программ, в том числе долгосрочных», — отмечает Ушрине ЖИЛИНСКИНЕ, руководительница Литовского института культуры. Это своеобразное государственное агентство, которое имеет цель — промоция литовской культуры за рубежом.

Уровень внимания к книгоизданию этого учреждения демонстрирует успешное участие в литературных событиях за рубежом — на Лейпцигском (2017) и Лондонском (2018) книжных ярмарках. Ушрине убеждает, что в случае Литвы двигателями прогресса являются личности. Поэтому и Институт культуры был сначала частной инициативой издателей и переводчиков и начался с общественной организации «Книги из Литвы», которую поддержало Министерство культуры. В 2002-ом страна была достойно представлена на Франкфуртской книжной ярмарке, позже — в Турине, Иерусалиме, Болоньи.

СПОСОБНО ЛИ ГОСУЧРЕЖДЕНИЕ БЫТЬ АВТОНОМНЫМ?

«Люди должны понимать, что мы в Институте книги служим не политикам. Это один из ключевых факторов, который позволил нам создать успешную институцию, действующую на принципах доверия наших писателей и зарубежных партнеров», — заверяет Гжегош Гауден. Но это воплотить не так просто, как кажется, ведь учреждение, основанное Министерством культуры, полностью ему подотчетно. Литовский институт культуры, например, принимает участие в ежегодных дебатах в министерстве относительно формирования своих программ.

Наконец, все сводится к вопросу обеспечения средствами: «Конечно, программы поддержки стоят дорого, но если министерство их не поддержит, это будет стоить стране еще дороже», — говорит Ушрине Жилинскине. Идет ли речь здесь об автономии как таковой? Относительно, особенно на первом этапе, когда утверждение нового проекта требует грамотной аргументации и отстаивания идей. Однако умело призывать к диалогу стоит не только представителей власти, но и деятелей культурного сектора: при нехватке поддержки и понимания со стороны писателей и издателей нечего надеяться на воплощение масштабных проектов.

ПОДЫТОЖИВАЯ: СТРАТЕГИИ УСПЕХА

Если говорить о логических выводах из опыта Чехии, Литвы и Польши, получается, что главными опорными точками для успешного функционирования книжной институции является: 1) люди, которые дают импульс для развития; 2) надлежащая поддержка со стороны представителей власти; 3) понимание со стороны книжного сообщества. Важной также является и соотносительность секторов «экспорта» и «домашнего рынка». Пока чешская и литовская практики переживают значительный дисбаланс: проекты книжных институций, нацеленные на промоцию за рубежом, преобладают.

С этим вопросом тесно связан следующий, актуальный теперь и для Украины: как повысить общий уровень чтения среди населения? Можно воспользоваться советом Гжегоша Гаудена и заняться увеличением количества публичных библиотек в маленьких городках и поселках, где есть большие трудности с доступом к знаниям. Ведь качественная печатная книга и в Польше, и в Украине — действительно относительно недешевое удовольствие. Этой инициативой должен также заняться Институт книги.

При этом для большей эффективности пан Гауден настойчиво советует не закупать книги централизовано, а лучше предоставить регионам средства, чтобы они сами приобрели необходимую литературу. Такой способ сработал в Скандинавии еще в ХІХ веке. В Польше — в ХХІ, когда в рамках программы «Library+» в стране было построено свыше 500 публичных библиотек. Еще, как отмечают зарубежные коллеги, стоит сосредоточиться на повышении качества образования — чтобы школа не отбивала охоту у маленьких читателей брать в руки книгу.

СТРАТЕГИЯ УИК НА БЛИЖАЙШЕЕ БУДУЩЕЕ

По словам представителей Украинского института книги, похоже, опыт зарубежных коллег будет немедленно использован на практике. Уже в этом году, например, обещают воплотить программу поддержки издательской продукции «Украинская книга» и провести пополнение фондов публичных библиотек. Третий проект на перспективу — цифровая библиотека, а именно создание сайта и оцифровка первых 100 тысяч страниц с привлечением компаний на принципах аутсорсинга. А еще хотят разработать концепцию переводов украинской литературы и строительства писательских резиденций в Украине, а также стратегические планы работы Института на следующие три года.

Елена КУРЕНКОВА
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments