Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

Почва для оптимизма

Ростислав СЕМКИВ — о новых талантах и значении смеха в обществе
24 мая, 2018 - 18:11

Ростислав СЕМКИВ — украинский литературовед, литературный критик, переводчик, издатель, доцент Национального университета «Киево-Могилянская академия». В свое время он дважды был лауреатом конкурса издательства «Смолоскип». А недавно сам награждал победителей 25-го конкурса как директор этого издательства. О новых талантах, чтении в эпоху гаджетов и значении смеха в обществе — в разговоре ниже.

— Каково нынешнее поколение авторов, участников литературного соревнования издательства «Смолоскип»? Может, это читатели вашей книги «Как писали классики»?

— Тех, кто хочет писать, потенциальных авторов, сейчас куда больше, чем 10 лет назад. Авторство понемногу обретает статус: нынче верят, что это хороший способ реализоваться, и даже рассчитывают на приличные гонорары в будущем. Молодые авторы видят, как победителей нашего литконкурса прошлых лет переиздают, переводят и даже экранизируют. Лучший пример здесь — Сергей Жадан, который стал лауреатом как раз 25 лет назад. Это вдохновляет. Поэтому увеличивается и количество рукописей на конкурс — в этом году их было 191.

С другой стороны, видим существенное распространение курсов писательского мастерства — как в университетах, так и на неформальных образовательных платформах (например, «Літосвіта»). Это означает, что к литературе теперь относятся более прагматично: убеждены, что писать можно научить, как учат фотографировать на курсах фотоискусства. Это логично — во всем мире давно так.

И, конечно, получив базовые писательские знания, новые авторы спешат попробовать себя. Отсюда и рост участия в конкурсе. Этим же можно объяснить и определенный успех книги «Как писали классики». Ведь в ней подытожены рецепты письма незаурядных писателей: Агаты Кристи, Оруэлла, Бредбери, Воннегута, Кундеры, Льосы и Умберто Эко. А это как раз то, что интересует молодых авторов.

«ТЕПЕРЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ЛИТЕРАТУРЫ ПОСТОЯННО ДОЛЖЕН «РЕКЛАМИРОВАТЬ» КЛАССИКУ»

— Преподаете в Могилянке несколько курсов. Парадоксальный вопрос: насколько студенты хотят читать?

— Студенты не хотят читать лишнее и неинтересное. Следует понимать: они сейчас находятся в ситуации постоянной информационной перегрузки, потому каждый раз следует прагматично обосновывать, почему им стоит прочитать ту или иную книгу. Просто заставить теперь не получится: совковые авторитарные методы давно не работают. Теперь преподаватель литературы постоянно должен «рекламировать» классику — художественную, научную, эссеистическую. И от успешности этой рекламы зависит, выдержит ли его предложение конкуренцию со смартфонами в руках студентов.

Ведь как складывался день студента когда-то? Он брался за книгу, когда добирался в университет или попадал в библиотеку. Сейчас все начинают читать, как только откроют утром глаза. Сеть сразу же напоминает о своем присутствии тысячами способов. Не спорю: в сетях читают очень много лишнего, но читают почти постоянно. Поэтому за конструктивное чтение нужно еще побороться.

«САДИТЬСЯ ЗА ДИССЕРТАЦИЮ ПО ГУМАНИТАРИСТИКЕ СТОИТ, КОГДА ПРЕДСТАВЛЯЕШЬ СЕБЕ, ЧТО НАШЕЛ РЕЦЕПТ СПАСЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА»

— Вы немало исследовали феномен иронии в украинской (и не только) литературе. Каково в целом место иронии в вашей жизни?

— Садиться за диссертацию по гуманитаристике стоит, когда представляешь себе, что нашел рецепт спасения человечества. Или думаешь, что какой-то из писателей или какая-то из писательниц его нашла. Я писал об иронии, сейчас пишу работу о сатире и юморе, потому что уверен: если бы люди относились ко многим вещам немного менее серьезно, не были аж настолько убеждены в своей правоте, мир стал бы значительно лучше.

Фанатики и диктаторы, стремящиеся к абсолютной власти, это однозначно понимают. Как правило, они сами не смеются и не дают это делать другим. Поэтому право на смех нужно защищать так же, как право на свободу слова или творчества. В украинской литературе масса смехотворцев, начиная от казаков, которые написали султану письмо с нецензурной лексикой. Здесь есть что исследовать.

— Как истолкуете свое кредо «Сeci n’est pas une pipe!»? Это подпись под произведением Магритта, где изображена трубка — не такая ли, как у вас?

— У меня их несколько, а у Магритта одна, да и то не трубка. Но для меня в этом его образе есть очень азартный намек на то, что мы многое еще не видим. Не нужно бояться заглядывать за край реальности. Собственно, самые сильные писатели этим и занимаются — Кафка, Борхес, Эко. Это вдохновляет к познанию и творчеству.

«СУЩЕСТВУЮТ ВСЕ ШАНСЫ СОЗДАТЬ ИНТЕРЕСНОЕ И РАЗУМНОЕ СОВРЕМЕННОЕ УКРАИНСКОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ»

— Сейчас вы ведете программу «Библиофан» на «UА: Культура». Насколько устраивает ее формат и перспективы?

— Я весьма рад, что государственные телевидение и радио обновляются. Согласитесь, это нонсенс, что раньше граждане платили налоги за программы, которые не смотрели. Но команда, которая сейчас реформирует «UA: Первый» и «UА: Культура» (где Юрий Макаров, Татьяна Кисельчук, Лукьян Галкин и еще сотня других не менее достойных), профессиональная, выносливая и азартная.

И там теперь масса интересного контента: кулинарно-литературное шоу «Энеида» с Евгением Клопотенко, программа «Как смотреть кино?», скетчком о культуре речи «Лайфхак на украинском», скоро будет кукольное шоу «Додолики». Не раз слышал: «Теперь там есть что смотреть». «Библиофан» — только одна из передач культурной линейки, наряду с прекрасными авторскими проектами Любови Морозовой (музыка), Сергея Тримбача (кино) и Олега Вергелиса (театр).

Мне лично очень импонирует то, что сейчас происходит в национальном телецентре. Существуют все шансы создать интересное и разумное современное украинское телевидение.

СТАТЬ КУЛЬТУРНО БОГАЧЕ, СОЧАТАВ ВСЕ ВОЗМОЖНОСТИ

— Вы член комитета по Национальной премии имени Тараса Шевченко. Сложно ли для вас определять «вершинные достижения», в частности — в литературе?

— Непросто. К сожалению (не будем о причинах), у нас все еще достаточно слабая литература. Однако это только основания ждать от нее активного рывка. И все же отмеченные Комитетом Иван Малкович и Эмма Андиевская — несомненно, первостепенные авторы.

— Пишете ли сейчас прозу?

— Я пишу, как и читаю, по несколько вещей одновременно. Сейчас у меня два незавершенных романа, две фантастические повести и один сборник рассказов. Когда-то все это будет завершено. После диссертации.

— Больше читаете с гаджетов или «традиционные» книги? Какое, считаете, будущее у бумажной книги?

— Очень зависит от места и времени. В транспорте и в более далеких путешествиях, конечно, удобнее читать с планшета. Чтение физической книги требует большего комфорта. Это настоящая роскошь, так почему бы иногда себе ее не подарить? Именно по этой причине бумажная книга полностью не исчезнет, а будет сосуществовать с другими видами чтения. Так телевидение не убило кино, а кино не зачеркнуло театр. Мы становимся культурно богаче со всеми этими возможностями. И в этом хорошая почва для оптимизма.

Людмила ТАРАН
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments