Осознание народом своего бытия является, возможно, самой большой силой, что движет жизнь
Владимир Вернадский, философ, естествовед, один из основателей Украинской Академии наук

Правда про... ад

Невымышленные страницы Второй мировой войны — британская версия
31 января, 2020 - 10:18

В харьковском издательстве «Клуб сімейного дозвілля» вышла новинка, которая претендует стать открытием для тех, кто интересуется историей. Это фундаментальное исследование «І розверзлося пекло... Світ у війні 1939—1945» известного автора из Великобритании, публициста, журналиста и историка Макса Гейстингса. В творческой наработке писателя более двадцати книг, немало из которых касаются событий Второй мировой войны, в частности, «Бомбардировочное командование», «Оверлорд», «Армагеддон», «Отплата», «Наилучшие годы».

Макс Гейстингс, 1940 года рождения, учился в Оксфордском университете, а избрав карьеру журналиста, длительное время работал зарубежным корреспондентом Би-Би-Си, главным редактором популярной и многотиражной газеты в Объединенном Королевстве «Дейли телеграф». Он освещал двенадцать военных кампаний, в которых принимал участие как военный репортер. За весомый вклад в развитие исторической науки Гейстингсу на родине присвоено почетное звание сэра, и он посвящен в рыцари.

Книгу «І розверзлося пекло...» перевел Роман Клочко. Это издание переворачивает традиционные представления о событиях Второй мировой, разрушает немало мифов, подает малоизвестные факты при принятии эпохальных решений Черчиллем, Сталиным, Гитлером, Рузвельтом, Муссолини, Хирохито, Горти и другими политиками, которые вошли в историю ХХ века.

Восемь лет назад, когда книга вышла в печати на языке оригинала в лондонском издательстве «Harper Press», многие британские литературные критики обратили внимание на умение автора в однотомном издании охватить переломные этапы битвы народов, которая продолжалась практически на всех континентах, при достижении кульминации атомными бомбардировками японских городов Хиросима и Нагасаки, совершенными авиацией США.

В книге Гейстингса не найти ни одного раздела (их в издании аж 26), в которых автор не использовал бы фрагменты писем, дневников, воспоминаний, архивных документов, оставленных после себя непосредственными свидетелями и участниками битв на суходоле, в воздухе и в море, а еще в глубоком тылу, на оккупированных врагом территориях. Благодаря этим искусно вмонтированным в текст свидетельствам достигается целостная картина глобального вооруженного конфликта, в который было втянуто свыше 60 стран мира с более чем 100-миллионным населением.

Другой ценностью научно-популярного исследования британского журналиста-историка является аналитика, усиленная интересной статистикой, взятой автором из самых разнообразных архивных источников, рассекреченных документов, а также штабные карты с изображением фронтов и направлений движения войск противоборствующих сторон, задействованных, скажем, при обороне Сталинграда, наступательной операции советских войск на Курской дуге, контрнаступлении Красной Армии в Украине, высадке союзников в Италии, освобождении Польши, продвижении союзных войск в Германии и пр.

Чтобы понять ход мыслей автора, когда, например, им рассматривается так называемая Финская кампания 1939—1940 годов, стоит ознакомиться с ошеломляющими выводами, сделанными Гейстингсом в процессе анализа хода этой недолговременной войны. По его мнению, только патриотические, националистические настроения, которые господствовали накануне войны у 3,6-миллионного населения крошечной страны, дали возможность выстоять перед массированным нашествием Красной армии. Двенадцать дивизий, укомплектованных сто двадцатью тысячами людей, на вооружении которых насчитывалось шесть сотен танков и тысяча пушек на начальном этапе войны, в прямом значении слова захлебнулись в крови при штурме линии Маннергейма. Потери советских войск в финской войне достигли около четверти миллиона погибших, что надолго сбило спесь у Сталина, а у его будущего оппонента — Гитлера — прибавило уверенности в том, что СССР — это колосс на глиняных ногах.

В книге широко используются цитаты из выступлений лидеров стран, которые произносились, как правило, на тайных совещаниях и в узком кругу высших военных и политических чинов. Это дает возможность читателю постичь масштабы операций, проведенных на больших по размеру территориях, концентрацию военной техники и живой силы, тактику их использования на полях битв. Когда, скажем, идет речь о расчленении Польши в 1939 году, Гейстингс приводит красноречивый фрагмент из выступления Гитлера перед генералитетом, где он четко, не скрывая, изложил собственное виденье того, как должна себя вести немецкая армия относительно местного гражданского населения: «...я отправил на восток свои подразделения «Мертвая голова», приказав безжалостно убивать мужчин, женщин и детей, которые принадлежат к польской расе или разговаривают на польском. Лишь таким способом мы получим жизненное пространство, нужное нам». Кроме того, автор в книге вспоминает позорный пакт Риббентропа-Молотова, который заблаговременно определил будущую судьбу этой страны, захватническое разделение ее территории между двумя агрессорами, разоблачает тогдашние правительства Великобритании и Франции и их нежелания реально прийти на помощь умирающей под немецким сапогом Польше, как того требовали ранее заключенные межгосударственные соглашения.

Самые объемные исследования в книге посвящены войне нацистской Германии против СССР. В разделе «План Барбаросса» автор раскрывает собственное виденье причин, которые побуждали Гитлера отдать приказ о нападении на своего бывшего союзника. Гейстингс считает, что у правителей Третьего рейха на то время выкристаллизовалась неслыханная за всю многовековую историю Германии задача — создать новую империю на Востоке за счет порабощения и истребления части населения наибольшей по этническому составу славянской страны. И нацистская Германия зимой 1941 года имела все шансы осуществить этот апокалиптический замысел, если бы не стратегический просчет бесноватого фюрера, допущенный им в процессе реализации упоминавшегося плана. Вместо того, чтобы единым бронированным кулаком ударить по Москве, Гитлер его распылил, отправив часть танковых дивизий захватывать хлебную Украину, а остальные — нефтяные месторождения Южного Кавказа. В результате большевистская столица выстояла под ударами недоукомплектованной группы армий «Центр». Блицкриг, на который так надеялись нацисты, не состоялся. Это была таки определяющая победа, однако возникает один принципиальный вопрос: а какой ценой все это было достигнуто?

Сам Гейстингс признает, что Вторую мировую войну нужно воспринимать как огромную гуманитарную катастрофу, прежде всего, относительно населения СССР. Ужасным ее следствием стало то, что погибло 27 миллионов граждан, из них — 16 миллионов мирных жителей. Это наибольшие потери из всех стран, которые очутились в горниле того страшного ада. И хоть основная вина за развязывание невиданного военного конфликта в Европе возлагается на гитлеровскую Германию, однако британский историк не обходит стороной и Сталина и его партийно-военное окружение, виновное в бесчисленных человеческих потерях, которые стали возможными в результате принятия катастрофических решений на разных этапах ведения войны.

В разделе «Москва спасена, Ленинград умирает от голода» автор описывает страшную судьбу людей, которые вынужденно очутились в блокадном Ленинграде, не скрывает своего возмущения, иллюстрируя позорное поведение высших партийных чинов, ответственных за организацию обороны города: «Когда стало понятно, что боев не будет, Жукова вызвали в Москву, и он покинул Ленинград в руках партийных чиновников, которые обжирались на протяжении всей блокады. Это стало типичной чертой войны в СССР, коррупция и привилегии сохранялись даже тогда, когда десятки миллионов голодали и умирали». За время блокады в Ленинграде умерло свыше 640 тысяч гражданских людей. Стоили ли такие колоссальные жертвы в обороне города, который, по выводам специалистов, не имел большого стратегического значения — этот вопрос до сих пор не дает покоя многим потомкам тех, кому удалось выжить в окруженной «колыбели революции».

Имея возможность сравнить военную логистику, примененную в полевых условиях командованием Красной армии и вооруженными силами союзников по антигитлеровской коалиции, Гейстингс делает неутешительный вывод: советские красноармейцы, в отличие, скажем, от британцев и американцев, не могли, подвергнувшись преобладающим силам противника, элементарно отступить и дождаться поддержки артиллерии или авиации. Их гнал на смерть жестокий приказ: штурмовать любой ценой. Тот же Жуков, которого автор называет безжалостным мясником, просто заваливал сотнями тысяч трупов советских солдат враждебные позиции, даже тогда, когда можно было избежать лишних потерь в живой силе. Заградительные отряды, наделенные правом расстреливать всех, кто оставлял поле боя, пытаясь спастись от смерти, использовались лишь в Красной Армии и частично в немецком Вермахте под конец войны, когда участились случаи дезертирства. «Следовательно, в советских войсках погибал один солдат из четырех, в войсках Британского Содружества — один из двадцати, в американских войсках — один из тридцати четырех военнослужащих»,— подытоживает в книге автор.

Битвы за Москву, Ленинград, Сталинград и на Курской дуге окончательно подорвали мощь немецкого войска на Восточном фронте, перечеркнув любую перспективу выиграть войну. В то же время, как отмечает Гейстингс, Советский Союз на конец 1943 года понес 77% общих потерь в военном конфликте, что приближалось к 20 миллионам погибшими. Автор в книге склоняется к мысли, что даже это количество жертв в разы было бы большим, если бы не открытие второго фронта высшим политическим руководством стран Антигитлеровской коалиции. Так же не нужно приуменьшать значения программы Ленд-лиза (от англ. одалживать и сдавать в аренду), как это любят делать в наши дни российские невежды-пропагандисты. Инициированная правительством США в 1941 году, программа предусматривала поставку Великобритании, СССР и странам Содружества целого ряда стратегических ресурсов. Так, только Советский Союз, как отмечает в книге автор, из 665 тысяч автомобилей, задействованных Красной армией на конец войны, 427 тысяч было американского производства. США обеспечили половину сапог для воинов Красной армии, поставили 2 тысячи локомотивов, 15 тысяч самолетов, 247 тысяч телефонов и почти 4 миллионов шин. Пять миллионов тонн мяса, доставленного через океан, равнялось половине общего количества пайка каждого советского солдата. А что касается военных действий, которые развернулись на Западном фронте, в частности, на суходоле и в небе, то они существенно облегчили решение стратегических задач Красной армией, начиная с лета 1944-го. Подтверждение этому, например, можно считать удачно проведенную операцию «Френтик» того же года, высоко оцененную Гейстингсом, когда авиация союзников, в прямом смысле слова, стерла с лица земли нефтеперерабатывающий завод в румынском городе Плоешти, надолго лишив горючего целые бронетанковые армии Вермахта и эскадрильи Люфтваффе.

Как обстоятельный исследователь Второй мировой войны, Гейстингс не мог обойти одно из самых позорных преступлений, совершенных Гитлером и его соратниками. Речь о массовом истреблении нацистами евреев и ромов в Восточной и Западной Европе во время Второй мировой войны. Курс на Холокост  был провозглашен Гитлером еще в 20-х годах, когда он написал автобиографичную книгу «Моя борьба», отбывая срок наказания в тюрьме Ландсберг за участие в государственном мятеже. Со страниц этой книги видно, как идеологическое невосприятие социал-демократической партии Австрии (провод ее тогда состоял исключительно из венских евреев) переросло в будущего лидера Национал-социалистичной рабочей партии Германии в патологическую ненависть к местному еврейскому этносу, а с течением времени трансформировалось в планетарную катастрофу. Проанализировав то, как население разных европейских стран проявляло свое отношение к планомерному истреблению евреев оккупационным режимом в годы лихолетия, Гейстингс называет лишь одну страну — Данию, граждане которой в годы войны ничем себя не запятнали, отказавшись принимать участие в депортации еврейского меньшинства в нацистские концлагеря смерти. Так же автор вспоминает в книге имя шведского дипломата Рауля Валленберга, который, рискуя жизнью, спас десятки тысяч венгерских евреев, проявив беспрецедентное мужество не только перед нацистами, но и перед энкаведистами, которые похитили и физически уничтожили его в подвалах Лубянки.

Чрезвычайно интересны авторские исследования, посвященные другим театрам военных действий, развернутых с 1941 по 1945 годы на территориях Средиземноморья, Азии, Балкан, Италии, Франции, Африки, Японии и в самой Германии...

Тарас ГОЛОВКО
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ