... Все были готовы на жертвы, знали, что не сегодня-завтра их уничтожат, но их волновало прежде ли знать мир об этом, или мир что-то скажет? .. И вторая проблема - еще более духовная: будет кому помолиться за всех, кто погиб?
Александр Быковец, священник

Примитивист из Лемковщины

Выставки самоучки Никифора, которую долгое время считали польским художником, завоевали публику Парижа, Амстердама, Брюсселя, Вены, Нью-Йорка. Лишь в последние годы его творчество вновь открывают для себя украинцы.
6 марта, 2013 - 15:17
ПАМЯТНИК НИКИФОРУ ДРОВНЯКУ ВО ЛЬВОВЕ
«ЭЛЕГАНТКА»
«ПОРТРЕТ ЖЕНЩИНЫ»
«НИКИФОР В КРАКОВЕ»
«НИКИФОР НА ФОНЕ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ВОКЗАЛА»

Его называли по-разному: маляр Никифор, Иван Никифор-нищий, Никифор Дровняк, Никифор Крыницкий. Сам себя называл: Никифор Матейко. А свои акварели и рисунки, которых известно свыше тридцати тысяч, почти всегда подписывал «художник НИКИФОР».

При жизни художника так и не были установлены ни его настоящее имя и фамилия, ни точная дата рождения. Никифор его не знал, да и не нужно это было ему— чудаку из курортного городка Крыница, влюбленного в живопись.

Все выяснилось лишь в 1971 году, когда львовский художник Роман Турин, первооткрыватель и многолетний исследователь творчества Никифора, при помощи односельчан самоучки обнаружил официальную метрику, выданную греко-католической церковью села Крыница на имя Епифания Дровняка, незаконнорожденного 21 мая 1895 года. Мать — глухонемая Евдокия Дровняк из лемковского села Поворозник работала прислугой в санатории-пансионате «Три мальвы» в Крынице. От нее в наследство получил увечье, а от неизвестного отца — талант художника...

А впервые художественное умение лемковского художника-самоучки Роман Турин заметил в 1932 году, находясь на отдыхе в Крынице, где его отец занимал должность администратора пансионатов «Солотвинянка» и «Владислава». Ближе познакомившись с художником-оригиналом, Турин сохранил с того времени для потомков четыре портрета Никифора, нарисованных карандашом и чернилами «на разлинеенной бумаге блокнота»...

Как считают некоторые исследователи творчества Никифора, в юношеском возрасте Епифаний Дровняк учился в гимназии художественного направления в Бардиеве (Словакия). «Это была специальная школа для детей-лемков, у которых не было родителей, где детям-сиротам давали художественные знания, а затем соответствующий диплом, чтобы они имели в жизни хотя бы какую-то профессию». Подтверждением этому могли бы стать несколько рисунков, где Никифор изобразил себя в гимназической форме. А фантастические пейзажи напоминают околицы Бардиева.

В последующие годы врожденные физические изъяны спасли парня от фронта Первой мировой...

Интересной также является версия о пребывании Никифора в середине 1920-х годов в Кракове, куда его на несколько лет «похитили» преподаватели краковской промышленной школы — архитектор Тадеуш Стриенский и художник Ян Варшаловский. Ведь должен же был «кто-то» научить Епифания рисунку, композиции, перспективе; познакомить его с образцами готической архитектуры, которую так любил фантазийно рисовать; показать, как должен одеваться и вести себя представитель артистической богемы. Могут ли стать ключом к этому вопросу две акварели — «Троица Никифорова» и «Соборчик», где крыницкий самоучка изобразил себя в обществе двух других художников — покажет время.

...Собрав значительную коллекцию акварелей Никифора, Роман Турин в том же году выставил их в галерее Марселя в Париже наряду с произведениями французских, итальянских и украинских художников. Второй выставкой, где экспонировалось 105 произведений крыницкого мастера, стала «Виставка мистців-самоуків», организованная АНУМ в 1938 году во Львове. Отзывы об этих выставках можно процитировать словами Романа Турина: «Мир Никифора является миром особенным, но настолько реальным и аутентичным внешне и полным неисчерпаемой фантазии в глубокой сущности его творчества, что разговор-контакт со зрителем такой же эмоциональный и легкий, как и контакт с натурой». Возможно, именно в это время художник, по приглашению Р. Турина или других членов АНУМа, побывал во Львове, ведь существует несколько работ, на которых изображена архитектура города. Однако, «однозначно утверждать, действительно ли они созданы с натуры или с открыток, нельзя».

После Второй мировой войны творчеством крыницкого примитивизма заинтересовались польские исследователи — поэт Константин-Идельфонс Галчинский и историк искусства Анджей Банах. Первая персональная выставка Никифора состоялась в январе-феврале 1949 года в Варшаве. Следующие экспозиции удалось провести в галерее Дины Верни (самая популярная галерея примитивизма) в Париже и Городском музее в Амстердаме в 1959 году. А дальше — Брюссель, Вена, Франкфурт-на-Майне, Баден-Баден, Хайфа, Чикаго, Нью-Йорк — всего 100 выставок до 1968 года. Об успехах экспонирования выставок «польского художника-самоучки» в европейской прессе писали много.

Среди первых произведений Никифора — своеобразно истрактованные иконы популярных в народе святых. Очевидно для нищего из карпатской глубинки церковное искусство было единственно доступным источником для подражания многогранному художественному наследию человечества. В художнике слышится большая внутренняя потребность творения собственного «наивного» мира, своего мировосприятия и своей религиозности, отличающейся от христианского канона.

Портреты художника продолжают по стилю лемковскую икону, но трактуются совсем иначе. У людей, изображенных на этих портретах, всегда большие глаза, они задумчивые и грустные, но в то же время преисполнены внутреннего покоя и уравновешенности. Это не просто абстрактные люди-символы, это личности с разными чертами, разными цветовыми характеристиками лица, разными нравами.

Дитя мира людей, Никифор больше любил рисовать архитектуру и портреты, чем деревья, траву или зверей. На его многочисленных акварельных пейзажах мы видим городские улицы, виллы, церкви, вокзалы, лишь изредка далекие очертания полей и лесов вокруг Крыницы. Но они чаще всего геометризованные, условные, тогда как дома живые, наделенные своим характером. Поражает у Никифора небо — оно нигде не бывает одинаковым, везде тонко вплетается в общий колорит акварели — желтоватое, оранжевое, зелено-коричневое, фиолетово-серебряное, розово-изумрудное.

Художник-самоучка рисовал много акварелей с изображением фантастической архитектуры — он выдумывал целые города, улицы и площади, соборы и жилые дома такими, какими рисовало их его воображение. Так акварель «Фантастическая гора» напоминает многоэтажное здание-пирамиду с тоннелями, железнодорожными путями и электрическими столбами, которые словно шагают в другой, известный лишь самому художнику, мир.

Рассматривая листы произведений художника, ловишь себя на мысли, что некоторые из них не являются «примитивным» мечтаниям души самоучки, а созвучны направлениям художественного авангарда начала ХХ века — французскому фовизму и немецкому экспрессионизму. А если внимательно рассмотреть работу «Художник Никифор на мосту», то можно заметить ее сюрреалистическое направление — в очертаниях моста проступает женская фигура, которая напоминает мать художника!

Важным элементом композиции акварелей Никифора является кружево-надпись кириллическим или латинским шрифтом, который однако не всегда удается точно прочитать. Расположенный бегущей рамкой в нижней части композиции либо произвольно разбросанный по всему полю фона, текст становится декоративным дополнением творческого замысла.

Всем произведениям лемковского художника-самоучки Епифания Дровняка, который, на стыке украинской и польской культур, под именем Никифора вошел в историю украинского искусства ХХ века — иконам, пейзажам, портретам, жанровым сценам — свойствена декоративная выразительность рисунка и цвета, наивность трактовки образов, выразительная фантазийность и синтетичность образного мышления, которые художник пронес через всю свою нелегкую и в то же время эмоциональную, словно вспышка свечи, жизнь, которая закончилась в 1968 году.

В 2005 году на аллее (на парапете которой любил так часто сидеть художник) к центральному бювету крыницкого курорта установлена бронзовая фигура Никифора (работы польского скульптора А. Дзвигаша) — художник и его верный спутник — бродячий пес, на минуту присели отдохнуть, внимательно наблюдая за публикой, которая проходит мимо.

Ярослав КРАВЧЕНКО, кандидат искусствоведения. Фоторепродукции предоставлены автором
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ