Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

Добрый пастырь

22 января, 2017 - 18:57

Первая мировая война для Галичины закончилась повторной польской оккупацией. Куда делись тот избыток патриотизма и высокий взлет национального самосознания, мечта о соборной Украине в первое послевоенное десятилетие? Не в крики «все пропало», не в оплакивание поражения. Украинское общество использовало паузу до следующих освободительных состязаний весьма продуктивно.

Михаил Городиский, потомок шляхтичей из села Гордыня, окончил теологию во Львовском университете, духовную семинарию, затем был рукоположен в Перемышле и через несколько лет получил приход в селе Урож, собственно, туда входили три села. Земля эта была изранена и щедро полита кровью, храмы уничтожены. С 1919 по 1934 год отец Михаил работал на национальное и духовное возрождение села, несмотря на давление польской администрации. Мы не слишком уважаем нынешних священников, но и среди них встречаются очень достойные люди, которые считают, что мало покрывать церкви позолотой и собирать с мирян пожертвования. Есть члены общества «Просвиты», есть волонтеры, есть те, кто занимается приютами или детьми с инвалидностью. Однако ни один из них не может сравниться с теми подвижниками межвоенного периода, которые имели влияние на все сферы сельской жизни.

 Молодой священник восстановил три церкви, уничтоженные войной, наладил часы религиозной жизни и принялся менять само село. При нем появились кооператив, молочарня, общество «Сельский хозяин», детский сад (захоронка), читальня «Просвиты», а при ней хор и театральный кружок.

Особенно хорошие отношения были у Городиского с детьми. Он преподавал катехизис в школах, на Николая каждый ученик получал от него в подарок тетради, ручки, книги, конфеты и орешки. Привозил также продукты в приют в Подбуже. Жена его, Антонина Кульчицкая, была учительницей. Иногда священник принимал у себя тайных пластунов, которые путешествовали по горам. Украинский «Пласт» был запрещен. Я не раз думаю, как было бы хорошо написать детскую книгу о этих юных смельчаках, которым пришлось скрывать свое участие в нелегальной организации. Затем многие из них воевали в рядах УПА.

Бывшие сечевые стрельцы, вернувшись из концентрационных лагерей в Чехии и Польше, становились книгоношами - ходили по деревням и продавали украинские книги. Они также останавливались у Городиских. Польская власть проводила обыски у священника и уничтожила его раритетную библиотеку.

Такие священники, как Городисский, а их было много, не могли возникнуть из ничего. За ними стоит столетняя традиция «Просвиты», которую начали также галицкие священники - они имели самый большой авторитет в селе.

Конечно, я все это рассказываю не только, чтобы напомнить о нашем прошлом, но и погрустить о прерванной в 1946 году традиции, которая могла бы сейчас возродиться. «Народный дом» в Уроже еще сохранился с 30-х годов, заведующая латает его за свой счет. Библиотека всегда закрыта, как и везде по селам. Нет дешевых книг, крестьяне практически не выписывают газет, только смотрят телевизор, а мы все знаем, какое «патриотическое» у нас телевидение. Молодежь просто некому организовать. Единственное развлечение - футбол и сидение в социальных сетях. И дискотеки. Учителя деградируют, потому что не видят необходимости в самосовершенствовании. Даже подмокший порох можно зажечь, была бы искра. Этой искрой может стать только человек, личность, которая знает, что нужно селу. У нас есть очень богатые села, но молодежь не хочет там жить, потому что ей неинтересно: все разговоры только о деньгах. Духовным семинариям, педагогическим институтам хорошо бы ввести программы по социальному и культурному менеджменту на селе, которые охватывали бы все возрастные категории. Когда-то в селах были кружки для женщин, девушек, сельских хозяев, где можно было научиться новым агротехнологиям, какому-то ремеслу, обсудить книги. Еще в 70-е годы мои родители ездили с гастролями с самодеятельным театром по близлежащим селам, несколько раз в год происходили большие концерты, а газеты приходили в каждый дом. Сейчас община предпочитает построить еще одну церковь, а старую уничтожить, наставить фонтанов и часовен, а такого священника, как Михаил Городиский, кто знает, приняла бы. Слишком простой. Однако есть шанс, что обреченные на вымирание в результате админреформы села будут оказывать сопротивление и собственными усилиями восстановят традицию. Потому что когда оказываешься на дне, то выход один - подниматься вверх.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments