Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Война против Украины

Второй фронт: гуманитарный-3
13 октября, 2016 - 12:29

Война требует мобилизации общества. А тем временем из властных кабинетов иногда распространяются такие заявления, что невольно хочется протереть глаза. То какой-то губернатор на всю страну сообщает, что во вверенной ему области успешно завершена декоммунизация, ошибочно считая декоммунизацией ее внешние проявления, как, например, снос памятников и переименование улиц, а не глубинные процессы, связанные с переосмыслением исторического прошлого. То министр юстиции ошеломляет новостью, что в Украине процесс люстрации завершил свою историческую миссию.

Как тут не вспомнить Федерального канцлера Гельмута Коля, который 3 октября 1990 года на первой пресс-конференции по случаю объединения Германии на вопрос журналиста, что, по его мнению, было самым негативным в разделе страны, мгновенно ответил: «На Востоке мы потеряли три поколения немцев». Вот и украинцы — один народ, но на Западе мы потеряли меньше поколений, потому что Западная Украина менее длительное время была под Россией.

А тем временем ментальная зависимость, проявляющаяся едва ли не на генетическом уровне (ведь сколько поколений потеряно, для скольких сограждан рабство остается нормальным состоянием) представляет не меньшую угрозу для самого существования государства, чем вооруженная агрессия. Вскоре будем отмечать третью годовщину Революции Достоинства, но нередко позволяем себе жить так, словно ни Революции, ни самопожертвования героев Небесной Сотни, ни бегства Виктора Януковича, ни вооруженной агрессии России не было и нет.

Ярким примером этого является то, что страна до сих пор продолжает жить по Закону «Об основах государственной языковой политики» эпохи Виктора Януковича и авторства Сергея Кивалова и Вадима Колесниченко. Господин Кивалов, который голосовал за законы 16 января 2014 года, до сих пор дважды академик — Национальной академии правовых наук Украины и Национальной академии педагогических наук Украины, а к тому же народный депутат Украины 3-8 (!) созывов (в 5-7 — регионал , сейчас — во фракции «Оппозиционный блок»). Российская оккупация Крыма разлучила соавторов. Оставшись на оккупированной территории, экс-народный депутат Украины (2006-2014) Вадим Колесниченко с 2014 года гражданин России, член партии «Родина». 21 сентября 2015 года Шевченковский районный суд г. Киева разрешил начать заочное досудебное расследование против Вадима Колесниченко по части 2 статьи 110 («Посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины») и части 3 статьи 161 («Нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам») Уголовного кодекса Украины. Тем не менее пресловутый закон С. Кивалова — В. Колесниченко продолжает действовать в Украине так же стойко, как и закон всемирного тяготения.

В свое время, 3-4 августа 2012 года, автор этих строк вместе с киевским адвокатом Владимиром Руденко напечатал в газете «Україна молода» обширную статью «Закон против Конституции: кто кого?», в которой неоспоримо доказывалось, что «языковой» закон С. Кивалова — В. Колесниченко противоречит положениям как Основного закона Украины, так и Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств (в европейских странах документ имеет немного другое название, но об этом чуть позже). Более того, автор этих строк тогда же обратился с письмом к тогдашнему Председателю Верховной Рады Украины Владимиру Литвину и 5 сентября 2012 года получил от него ответ, два предложения из которого хочу привести: «... следует отметить, что изложенные Вами замечания о несоответствии отдельных положений указанного Закона Конституции Украины и Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств разделяют как специалисты в области права, так и эксперты по языковому вопросу. Следует также отметить, что проведенная в установленном законом порядке научная и окончательная юридическая экспертизы как соответствующего законопроекта, так и принятого закона, содержат указания на его существенные недостатки, в том числе о неконституционности некоторых положений».

То есть еще тогда — 4 года назад — было понятно, что Закон об основах государственной языковой политики не только нарушает отдельные положения Конституции Украины, но и фактически направлен на подрыв украинской государственности, однако страна продолжает жить по ним. 16 июня этого года услужливые клерки дали Президенту на подпись Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно доли музыкальных произведений на государственном языке в программах телерадиоорганизаций», которым в закон С. Кивалова —
В. Колесниченко вносятся две незначительные поправки. Буквально на днях писательница и общественный деятель Лариса Ницой на свое обращение в Министерство образования получила ответ заместителя министра Павла Хобзея, в котором отмечается, что «языковая политика в образовании осуществляется в соответствии с Конституцией Украины, Законами Украины «О национальных меньшинствах в Украине»,«Об основах государственной языковой политики»...

Так что «осуществляется в соответствии с ...». К сожалению, никому из наших чиновников до сих пор не пришло в голову выяснить, с чем именно. К примеру, заглянуть в статью 92 Конституции Украины, которая содержит перечень принципов различных сфер деятельности, которые определяются законами Украины. Основ языковой политики в этом перечне нет, и уже по этому признаку Закон противоречит Конституции (не говоря о содержательных). Или же проанализировать норму о том, что предусмотренные этим законом меры применяются «при условии, если количество лиц-носителей регионального языка, проживающих на территории, на которой распространен этот язык, составляет 10 процентов и более численности ее населения». Неужели кому-то непонятно, что такая норма «10 процентов и более» является дискриминационной по отношению к малочисленным народам и откровенно противоречит Европейской хартии миноритарных или региональных языков (именно таково название этого документа), направленной на защиту исторических миноритарных языков Европы, которым грозит исчезновение.

Однако сегодня у меня к Министерству образования и науки Украины более приземленный вопрос: почему мой внук, который учится в седьмом классе одной из киевских общеобразовательных средних школ с украинским языком обучения должен учить русский язык как предмет? Почему вместе с ним русский язык учат сотни других детей, которые не являются этническими русскими, и как это прикажете истолковывать — как удовлетворение несуществующих языковых потребностей или как навязываемую русификацию?

Сергей БОРЩЕВСКИЙ, писатель и дипломат, первый вице-президент Ассоциации украинских писателей, эксперт Центра исследования России

Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ