Самый серьезный недостаток телевизора в том, что у него нет второй страницы.
Арт Бухвальд, американский журналист, колумнист «The Washington Post», лауреат Пулитцеровской премии

Мальчик, девочка и рак

19 сентября, 2018 - 11:10

Может, я неправ, но в культе Писающего мальчика есть что-то кафкианское. Толпы людей со всего мира съезжаются в Брюссель, чтобы посмотреть на неживое подобие ребенка, непрерывно имитирующее процесс мочеиспускания. Какая-то шутовская реплика центрально-восточноевропейской культуры, лишенная зловещих региональных особенностей.

Да, здесь можно привести длинный список культурных и исторических интерпретаций и устоявшихся мифов. Главный сюжет - безымянный малыш в Средние века помочился с городской стены и погасил фитиль, от которого должен был взорваться порох, заложенный неприятелем. В ХVII веке легенду увековечили соответствующей статуэткой. Его регулярно одевают; один раз даже украсили костюмом украинского казака.

Когда я его увидел, Маннекен-Пис (Manneken Pis) был в непроницаемо черной пиджачной паре и соломенной шляпе, словно для похорон в новоорлеанском стиле. Народ там толпится круглосуточно, а сделанными туристами селфи можно, пожалуй, вымостить всю Бельгию.

И все же эта история казалась мне неполной, даже с учетом ее абсурдного оттенка, пока я не попал в место с чудесным названием «Делириум». Это даже не ресторан, а целая пьяная улица (правда, реально пьяных там не видел), а в конце ее в стене есть небольшая ниша, закрытая решеткой. В той нише - Jeanneke Pis. То есть Писающая девочка. Тоже бронзовая, такого же возраста на вид, с таким же беззаботным лицом. Создана Дени-Адрианом Дебуври. Установлена в 1987 году.

На самом деле она представляет собой менее удобный аттракцион, чем Маннекен-Пис. Потому что одеть ее невозможно. Так и сидит на корточках голая, радостно пускает струю в каменную чашу. А еще я почему-то уверен, что многие считают ее менее приличной, чем Маннекена. Хотя разницы в них, кроме анатомических особенностей, никаких. Но - «она же девочка!» Так и слышу этот хор разноязычных моралистов.

Однако к ней тоже идет турист. Целыми семьями. С детьми. Не так интенсивно, но все же. Со временем будет больше.

За Маннекеном - целый миф о спасении города. Что же у Девочки?

Табличка на французском, фламандском и английском, где объясняется, что вся композиция - часть филантропической работы неприбыльной организации Jeanneke, которая содействует лечению больных раком. Есть адрес сайта и просьба о помощи.

Такая вот брюссельская история о мужском и женском.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День», Брюссель — Киев

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments