Язык - это способ рождения мыслей: когда "нет языка", человеку просто-напросто "нечем думать".
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, философиня

«На украинском ничего нет»

4 мая, 2018 - 17:09

Какую взятку и кому занести, чтобы в газетных киосках Украины появились украиноязычные издания? Интересно, какой процент украиноязычной прессы продается в славном Львове? Я знаю, что можно купить «День», «Експрес» и «Високий Замок». А В Киеве, Запорожье, Херсоне? Этот вопрос поднимала не только я, рассматривая пестрые витрины киосков, заполненные гламурной и желтой прессой и китайскими игрушками. Забыть русский язык невозможно, его присутствие в быту и бизнесе — тотальное. Если бы не книги и не вывески на учреждениях, то украинцы забыли бы как выглядят буквы «Ї» и «Є». Ответ мы знаем: украиноязычной прессы очень мало, а та, что есть, не попадает на рынок из-за осознанного саботаж чиновников и равнодушия населения. СМИ за время Независимости стали наряду с образовательной системой мощным источником русификации, что в итоге привело к войне.

Я просто называю вещи их именами. Определенные антиукраинские, а следовательно, антигосударственные силы заинтересованы в том, чтобы в Украине как можно быстрее исчез украинский как государственный язык. Сами они успели убедить немало рядовых украинцев, что языковой вопрос не актуален, что рост благосостояния граждан приведет в конечном итоге к украинизации языкового пространства. Что граждане Беларуси живут относительно стабильно, а белорусский язык фактически исчез. Вроде бы неплохо живут граждане Ирландии, но ирландский язык там тоже исчез. Как-то быстро все забыли одну из причин российской агрессии: Россия там, где русский язык. Если Украина будет искать себе патрона в лице сильного международного игрока, которого не интересуют языковые и культурные ресурсы украинского народа, и почему должны, собственно, интересовать, то украинский язык останется языком высокой поэзии и богослужения, только и всего, потому что молодое поколение растет в практически русскоязычном пространстве. Чиновники от образования и культуры у нас служат, то есть прислуживают кому угодно, только не национальным интересам. Это все не постколониальный, а неоколониальный синдром. Решить вопрос очень легко. Освободить от налогов на какой-то срок украиноязычную прессу, покончить раз и навсегда с языковыми квотами на государственный язык, государство должно издавать на средства налогоплательщиков украиноязычную прессу, ну, а Министерству образования вместо того, чтобы беспокоиться о гендерном воспитании (для этого существует семья) и уроками христианской этики, прекратить политику Табачника в языковом образовании. Государственный язык в моноэтническом государстве должен доминировать сильно и энергично.

Но кому это нужно? Убогим невежественным посполитым, которых покупают на каждых выборах популисты? Политической элите? Бизнесу? Ведь интеллектуальная и творческая элита, выхолощена еще при совке, голодная и нищая, привыкла считать, что ничего не изменишь, и продолжает жить в мире, где нет войны, где есть хорошие и плохие люди, и при всех режимах для нее найдется небольшое гетто для показухи влиятельной диаспоре. И не важно, что никто не преследует ее. Лучше бы преследовали и запрещали. Тогда было бы сопротивление. Однако никакого влияния эта элита на консумированное и зазомбированное московскими попами общество не имеет, так пусть живет. Пусть паясничает и развлекает публику. А гавкнет, то всегда можно сказать, что это — агент Кремля или враг демократии. С такой рекомендацией за пределы Украины или Галичины далеко не уедешь. Многим из нас уже самим просто не хочется ехать в Одессу или Запорожье. Не потому что опасно, хотя там и убить могут за язык, и никого не накажут. Чувствуешь глубокий языковой дискомфорт, впадая в депрессию от каждого «На украинском ничего нет».

 

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments