Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Портрет жены неизвестного художника

10 апреля, 2017 - 10:57

Не знаю, как у вас, а у меня есть подвид книг, за которые я берусь с сильным внутренним опасением. Биографии известных женщин, чья слава связана якобы исключительно с выдающейся мужской фигурой рядом. Ингу Арвад ее биограф Скотт Феррис нам представляет: большая любовь Кеннеди, идеальная красавица Гитлера, главная подозреваемая Гувера. И даже если мы ничего о фру Арвад еще не знаем, выводы уже делаем - невольно. Это как в очень неприятном культурном стереотипе, согласно которому женщина-луна излучает отраженный свет мужа-солнышка. Портрет жены художника, короче.

Но мой скепсис быстро миновал. Потому что это не просто биография, это настоящий грубый роман - плутовской роман, если точно. Что-то типа «необычайные приключения блондинки на брачном рынке». И что интересно, Скотт Феррис делает преимуществом своей «Инги» (Yakaboo publishing, 2017) как раз ее потенциальный недостаток. Он пишет биографию яркой дамы, под чары которой попадали штабелями сильные мира сего (мужского преимущественно пола). А ведь эта книга должна ответить прежде всего на вопрос: при каких условиях женщина может потерять/обрести ощущение, скажем так, автономной субъектности. «Женщина-женщина» в паре или «женщина-человек» в одиночестве? И кому же этот выбор надо делать.

Шведка Инга Арвад (родилась в 1913-м) провела детство в экзотических путешествиях с матерью, слегка-патологическую зависимость от которой хранила всю жизнь. Пробовала быть балериной и музыкантом - обнадеживающе и безуспешно в обеих сферах. Титулованная Мисс Дания в 1931-м, а потом конкурсы красоты были ощутимым репутационным риском для девушки. Вышла замуж за арабского «принца» - к сожалению, бедного, что решило судьбу брака. Снялась в кино - неудачно. Вышла замуж за популярного режиссера. Решила стать репортером и отправилась в Германию, где в 1935-36 гг. насобирала эксклюзивных интервью у первых людей Рейха, включая Гитлера. Получила настойчивое предложение работать на Рейх. Эмигрировала в США, где продолжила заниматься журналистикой. Писала колонки об известных и неизвестных людях, много - об эмигрантах. Последовала серия романов. В 1941-42 гг. закрутила полутайный роман с юным, но уже перспективным Дж.Ф. Кеннеди. Развелась и готова была выйти замуж снова, но брак Джека с Ингой означал конец политической карьеры, о которой Кеннеди только начал мечтать. Старше по возрасту, иностранка, любительница фашизма, серийная разведенка, протестантка. А главное. Собери эти «показатели» вместе и получишь - шпионка.

Основой для книги Ферисса стали колонки Инги, ее заметки и личные архивы (потому что женщина планировала писать мемуары, но на это удосужилась) и наконец - официальные материли из ее дела в ФБР. Гувер занимался красавицей - дело насчитывает более 1200 стр. При том, что во время этого расследования Кеннеди Гувера не интересовал - просто младший сын в богатой семье, которая точно будет президентской, но в 1941 году Джек - ясно что не Джо-млад., ставок на него никто не делал. Интерес ФБР вызвала именно Инга: с ее связями в кругах нацистов. К тому же, как несколько раз отмечает Ферисс, который прямо оценок не дает, но умеет на это намекать: «Журналистика - это идеальное прикрытие для шпионажа».

После завершения отношений с Кеннеди, благополучно совпавших со снятием подозрений в шпионаже (за неимением доказательств), у Инги было еще пару безнадежных романов и помолвок с известными мужчинами. Вышла снова замуж - за популярного (кино)ковбоя. Поселилась на ранчо. Родила двух сыновей. Запустила слух, что ее первенец - на самом деле Кеннеди. Всегда имела слабое здоровье, поэтому умерла рано, оставив больше вопросов, чем ответов.

Биография роковой женщины. Если по фактам биографии судить.

А вот такова интерпретация фактов по «Инге». И это убедительное трактовка, замечу.

Феррис несколько раз в своих книге вспомнит реплику Инги, адресованную старшему сыну (они были эмоционально очень близки): «Это было проклятием моего бытия - ВСЕГДА (ее акцент) быть при каком-то мужчине». А рядом следующее: сила любви, - говорила она, - это вера в силу женщины, стоящей за каждым мужчиной. (До слез знакомая сентенция, не правда ли?). Она физически требовала наличия рядом партнера-единомышленника: ее современники «считывали» эту ее особенность как агрессивную сексуальность. Именно Инга, как утверждают использованные Феррис материалы, убедила Дж.Ф.К., что он готов стать выдающимся президентом США. Именно она высказала мнение о сомнительности относительно конкретных результатов его «выдающейся политики». Кроме Кеннеди, был еще и популярный британский политик, который жаловался: вот женился бы на Инге, был бы уже премьер-министром. На одолженных крыльях далеко, пожалуй, не полетишь.

Показательно, Инга не написала воспоминаний, она даже не обнародовала своих архивов. Тогда как менее важные для, скажем, Кеннеди женщины после его смерти начали издавать грубые стопки писем и воспоминаний. Видимо, не считала свою работу по «моделированию государственных мужей» не то чтобы стоящей внимания и уважения, а не стоящей итогов - нерезультативной.

 Она стремилась к любви - во всех ее проявлениях. Даже так: она в ней нуждалась. Забавно, но эта ее черта очевидна не в детально исследованных Феррисом романтических отношениях Арвад, а во вскользь упомянутой ее профессиональной сфере. Инга писала скорее плохо, чем хорошо - но именно это и привлекало внимание к ее произведениям. В своих колонках и интервью журналистка кокетничала не только с героями публикаций, но и с читателем. Это при том, что некоторое время она занималась скандальными хрониками о голливудских звездах. И даже там умудрялась исключительно всех хвалить. Особенно ее комментарий, что в Гитлера можно легко влюбиться, почувствовав силу этого незаурядного человека, портил ей жизнь в течение следующих десятилетий после этой ремарки. Ее статьи, говорили, были «глотком свежего воздуха», «волшебными», «наивными», «женственными». Это была попытка «музы» не вдохновить на создание, а создавать самостоятельно. Она была популярной авторшей (настаивает биограф), потому что читать ее тексты были немного стыдно и сильно неудобно (улавливаем между строк мы). Всегда стыдно и неудобно, когда автор «вопросом ребром» сообщает нам о своих сокровенных желаниях.

Когда-то читала об известной суфражистке (не вспомню сейчас, кто это был). Она собирала пожертвования на «наше дело» во время вечеринок высшего света, флиртуя и очаровывая состоятельных мужчин... Нашла в инете фото с надгробием Инги Арвад. Написано: «Жена и мать». И как бы нечетко проступает: «И не пытайся даже». Биография не сложилась, кажется.

А книга о ней хорошая получилась - интересная и поучительная.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments