А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Регистр

11 апреля, 2018 - 10:31

Эскалатор забит людям, преимущественно молодежью — сегодня футбол. Выглядят они не слишком дружелюбно. У некоторых закрыты лица. Я воспринимаю их как угрозу почти инстинктивно, хотя и ловлю себя на мысли, что еще 4 года тому назад мы могли греться у одних и тех же костров на Майдане. В этот момент один из них быстрым отработанным движением лепит что-то на рекламный плафон. Через несколько секунд проезжаю мимо: на квадратной наклейке — пламя и надпись «2013—2014. Можем повторить».

Можем повторить. Где-то я это уже слышал.

Возвращаясь из центра, выхожу на своей полуспальной станции. В неглубокой нише в переходе стоит парень. Его лица под капюшоном тоже не видно, рукой в белой перчатке он трясет удлиненным серебряным цилиндром. Подхожу ближе, и, только остановившись в паре шагов, слышу, что он еще тихонько играет на губной гармошке. А цилиндр — это самодельный шейкер с песком внутри. Для ритма.

Невероятно.

То есть он, конечно, собирает деньги в полиэтиленовый пакет, и я бросаю ему купюру. Но это почти чистое искусство, искусство ради искусства. Пакет — скорее для вида.

Вечер вдруг растягивается между этими двумя полюсами. Между мегаломанской угрозой и едва слышным музицированием.

Я боюсь тех, кто «может повторить», потому что для них это — праздник, хотя на самом деле та зима была не праздником, а горькой необходимостью.

Я снова и снова вспоминаю чудака, что играл для себя ну и, возможно, для особо любознательных прохожих — вспоминаю, потому что он нарушил все конвенции самым неожиданным образом, вызывающе умалив свое присутствие там, где все построено на эскалации.

Тот, кто хочет повторить, никогда не поймет одиночку с гармошкой. Они — как два крайних уровня громкости: максимальный, от которого сгорают динамики, и минимальный, вышептывающий основу городского разнообразия.

Между ними — вся остальная симфония.

Настоящим героем мне кажется второй.

Потому что неповторим.

Газета: 
Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments